108 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. «Танцуем, а мое лицо прямо напротив ее груди». История семьи, где жена выше мужа (намного!)
  2. «Я привыкла быть, как все. Но теперь это не так!». Как мы превратили читательницу в роковую красотку
  3. На овсянке и честном слове. История Марины, которая пришла в зал в 33 — и попала в мировой топ пауэрлифтинга
  4. «Прошло минут 30, и началось маски-шоу». Задержанные на студенческом мероприятии о том, как это было
  5. Минздрав опубликовал статистику по коронавирусу за прошлые сутки
  6. «Если вернуться, я бы ее не отговаривал от «Весны». Разговор с мужем волонтера Рабковой. Ей грозит 12 лет тюрьмы
  7. Изучаем весенний автоконфискат. Ищем посвежее, получше и сравниваем с ценами на рынке
  8. Что критики пишут о фильме про белорусский протест, показанном на кинофестивале в Берлине?
  9. «Молодежь берет упаковками». Покупатели и продавцы — о букетах с тюльпанами к 8 Марта
  10. Синоптики объявили желтый уровень опасности на 9 марта
  11. Я живу в Абрамово. Как неперспективная пущанская деревня на пару жителей стала «модной» — и передумала умирать
  12. Автозадачка с подвохом. Разберетесь ли вы в правилах остановки и стоянки на автомагистралях?
  13. Студентка из Франции снимала Минск в 1978-м. Показываем фото спустя 40 лет
  14. «Один роковой прыжок — и я парализован». История парня, который нырнул в воду и сломал позвоночник
  15. Где поесть утром? Фудблогеры советуют самые красивые завтраки в городе
  16. Акции в честь 8 Марта и заседание МОК по Беларуси. Онлайн дня
  17. «Хлеба купить не могу». Работники колхоза говорят, что они еще не получили зарплату за декабрь
  18. «Очень сожалею, что я тренируюсь не на «Аисте». Посмотрели, на каких велосипедах ездит семья Лукашенко
  19. Первый энергоблок БелАЭС включен в сеть
  20. «Белорусы готовы работать с рассвета до заката». Айтишницы — о работе и гендерных вопросах
  21. Стачка — за разрыв договора, профсоюзы — против. Что сейчас происходит вокруг «Беларуськалия» и Yara
  22. Как заботиться о сердце после ковида и сколько фруктов нужно в день? Все про здоровье за неделю
  23. Суды над студентами и «Я — политзаключенная». Что происходило в Беларуси и за ее пределами 7 марта
  24. BYPOL выпустил отчет о применении оружия силовиками. Изучили его и рассказываем основное
  25. На 1000 мужчин приходится 1163 женщины. Что о белорусках рассказали в Белстате
  26. «Ушло вдвое больше дров». Дорого ли выращивать тюльпаны и как к 8 марта изменились цены на цветы
  27. «Можно понять масштаб бедствия». Гендиректор «Белавиа» — про новые и старые направления и цены на билеты
  28. Россия анонсировала в марте совместные с Беларусью учения. В том числе — под Осиповичами
  29. Минздрав опубликовал свежую статистику по коронавирусу: снова 9 умерших
  30. Еще 68,9 млн долларов. Минфин в феврале продолжил наращивать внутренний валютный долг


jewish.ru

В июне 1997-го вор и наркоман Мотти Ашкенази спас десятки жизней в Тель-Авиве. Он случайно украл сумку террориста — там было три кило взрывчатки. За эту кражу он не только не сел, но и получил награды — сегодня процветает и растит пятерых детей, пишет jewish.ru.

Мотти Ашкенази. Фото: jewish.ru
Мотти Ашкенази. Фото: jewish.ru

В июне 1997 года 30-летний Мотти Ашкенази — выходец из бедных криминальных районов Южного Тель-Авива — прогуливался по пляжу «Иерусалим». В тот день пляж был полон народа. Школьники праздновали окончание учебного года, многие отдыхали у моря целыми семьями. Но пляжные развлечения Ашкенази не интересовали. Гораздо больше его беспокоил вопрос, где достать денег на очередную порцию героина.

Наркоман и мелкий вор Ашкенази был давно известен местной полиции. На пляже он воровал сумки, одежду, часы и украшения. Он был местным «шустрилой» — так называют людей подобного сорта полицейские. Нередко Мотти заводил разговор с отдыхающими на пляже, стрелял сигаретку и позже вызывался последить за вещами, пока их хозяева купаются в море. Когда те возвращались, на месте не было ни вещей, ни Мотти.

Позже он рассказывал журналистам, что в тот день чувствовал себя плохо. Худой, изможденный мужчина, он испытывал наркотическую ломку. Всего несколько дней назад Ашкенази арестовали за взлом автомобиля. Ему запретили покидать город и обязали ежедневно отмечаться в полиции. Он возвращался оттуда через пляж и размышлял, куда катится его жизнь. По его словам, горячо желал завязать с наркотиками.

Потом Мотти увидел на тротуаре черный рюкзак. Оглядевшись, понял, что за рюкзаком не присматривают. Дальше сработали инстинкты: Ашкенази схватил добычу и бросился вон с пляжа. Он пробежал около двух кварталов, прежде чем решился зайти в подъезд одного из домов и осмотреть содержимое. Увиденное поразило его. В рюкзаке лежало взрывное устройство: часовой механизм с проводами, опутанными вокруг пластикового пакета. Сам пакет поместили в формочку для печенья.

Закрыв рюкзак, Мотти бросился звать на помощь. Он ворвался в холл отеля «Савой» и закричал клерку, что нашел бомбу. Тот вызвал полицию. Пока ждали ее приезда, Мотти помогал выводить из отеля постояльцев и жестикулировал людям на улице, чтобы те держались подальше. Полицейские обнаружили в рюкзаке около трех килограммов взрывчатки. Сам Мотти, боясь, что его вновь арестуют за кражу, заявил, что нашел сумку в подъезде, куда зашел помочиться. Позже он признался, что украл ее на пляже.

Мать Мотти рассказывала: она готовила еду, когда у ее порога внезапно появились сотрудники службы безопасности ШАБАК и журналисты. «Что за шум? Мотти опять что-нибудь украл?» — переполошилась она. «Ваш сын спас много людей. Похоже, что он герой, госпожа Ашкенази!» — ответил ей кто-то из журналистов.

Бомба, найденная на пляже, могла бы унести десятки жизней. Вчерашний вор и наркоман Мотти Ашкенази стал настоящей звездой в Израиле. Про него писали газеты, с ним делали интервью. Раз от раза история кражи рюкзака в его словах становилась все более героической. Так, Мотти уже не упоминал о первоначальном испуге. Зато ссылался на голос, который он якобы услышал: «Когда я открыл сумку, будто что-то подняло меня вверх, и голос сказал: „Уноси отсюда ноги как можно быстрее“. Единственное, что я знал тогда — это то, что бомба не должна взорваться среди людей».

По его словам, он и полицейским звонил лично. Услышав голос Мотти, полисмен, у которого он отмечался перед кражей рюкзака, якобы спросил: «Ты что, опять под наркотиками? Ты же только у меня был». А Мотти в ответ прокричал ему: «Я нашел бомбу! Бомбу!!!» Он говорил, что это был первый раз в его жизни, когда он обращался в полицию по доброй воле, а не был препровожден туда в наручниках.

Вскоре службы безопасности установили личность боевика, который оставил рюкзак со взрывным устройством на переполненном пляже. Им оказался выходец из Египта, завербованный ХАМАС. По одной из версий, он тоже был рядом: находился в одном из отелей с видеокамерой наготове — чтобы снять панику на пляже после взрыва. В качестве награды власти Израиля приняли решение снять с Мотти Ашкенази все обвинения и судимости. За государственный счет его отправили лечиться в рехаб под Хайфой — там он завязал с наркотиками навсегда.

Этот прецедент до сих пор преподают в юридических вузах Израиля и США как пример правового казуса. «Ашкенази совершил кражу, уголовное преступление. Он взял чужое имущество без разрешения владельца. Вопрос, который рождает юридическую коллизию, таков: должен ли господин Ашкенази нести ответственность за кражу? Ведь в момент совершения преступления он не знал, что находится в рюкзаке. Или же последующие проявленные им героизм и гражданская сознательность аннулируют преступное действие?» — писал Пол Робинсон, профессор права университета в Иллинойсе, США. Его научную статью с рассмотрением всех доводов за и против снятия обвинений с Мотти Ашкенази позже опубликуют в журнале Тель-Авивского университета.

Что касается самого Мотти, то у него все хорошо. Сегодня ему чуть больше 50. У него, как писали СМИ, растут пятеро детей — старший уже служит в ЦАХАЛ. Раз в несколько лет его вновь находят журналисты, чтобы расспросить о подробностях того летнего дня в июне 1997-го. Мотти любит рассказать им легенду. Якобы после выписки из рехаба у него были трудности с поиском работы: никто не хотел брать бывшего наркомана. И тогда местный муниципалитет позвал его охранником на тот самый пляж, где он когда-то «шустрил», — ведь он знал все воровские повадки и мог отличить злоумышленника в толпе. Мотти всегда, впрочем, с удовольствием добавлял, что во время первого же дежурства воры украли его собственный кошелек.

-20%
-10%
-25%
-10%
-10%
-20%
-30%
-9%
-50%
-50%
-10%