107 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Стильно и минималистично. В ЦУМе появились необычные витрины из декоративных панелей
  2. «Парень выдержал полгода». История мотоциклистки, которая в 25 лет стала жертвой страшной аварии
  3. Кто стоит за BYPOL — инициативой, которая публикует громкие расследования и телефонные сливы
  4. Минздрав сообщил свежую статистику по коронавирусу в стране
  5. «Ушло вдвое больше дров». Дорого ли выращивать тюльпаны и как к 8 марта изменились цены на цветы
  6. «Танцуем, а мое лицо прямо напротив ее груди». История семьи, где жена выше мужа (намного!)
  7. Не с того начали. Бизнес-союз резко ответил на предложение МНС побороться с зарплатами в конвертах
  8. Где поесть утром? Фудблогеры советуют самые красивые завтраки в городе
  9. «Прошло минут 30, и началось маски-шоу». Задержанные на студенческом мероприятии о том, как это было
  10. Динаре Алимбековой не хватило секунды, чтобы выиграть медаль в спринте на КМ по биатлону
  11. Генпрокуратура возбудила уголовное дело против BYPOL
  12. МАРТ — ЕЭК: Беларусь не нарушает своих обязательств по применению ассортиментных перечней товаров
  13. На ЧМ эту биатлонистку хейтили и отправляли домой, а вчера она затащила белорусок на пьедестал
  14. «Кошмар любого организатора». Большой фестиваль современного искусства отменили за сутки до начала
  15. Стачка — за разрыв договора, профсоюзы — против. Что сейчас происходит вокруг «Беларуськалия» и Yara
  16. «Скорее ад замерзнет». В МИД Литвы отреагировали на требование о выдаче Тихановской
  17. Что критики пишут о фильме про белорусский протест, показанном на кинофестивале в Берлине?
  18. На воскресенье объявлен оранжевый уровень опасности
  19. Оловянное войско. Как учитель из Гродно преподает школьникам историю с солдатиками и солидами
  20. Лукашенко рассказал, что сделал бы, «если бы в стране была настоящая диктатура» и о своем «дворце»
  21. Надпись в книге, провластные автопробеги и акции солидарности. Что происходит в стране 6 марта
  22. На 1000 мужчин приходится 1163 женщины. Что о белорусках рассказали в Белстате
  23. По обновленному КоАП судили айтишника из квартала «Пирс». На его балконе БЧБ-флаг держался с августа
  24. Минское «Динамо» в третий раз проиграло питерскому СКА в Кубке Гагарина
  25. «Очень сожалею, что я тренируюсь не на «Аисте». Посмотрели, на каких велосипедах ездит семья Лукашенко
  26. «Хлеба купить не могу». Работники колхоза говорят, что они еще не получили зарплату за декабрь
  27. Госконтроль заинтересовался банками: не навязывают ли допуслуги, хватает ли банкоматов, нет ли очередей
  28. Оперная певица, которая троллит чиновников и силовиков. Кто такая Маргарита Левчук?
  29. У кого больше? Подсчитали, сколько абонентов у A1, МТС и life:)
  30. Лукашенко: КГБ вам в ближайшее время расскажет, сколько сюда тротила завезли. И даже пластита


/

В марте 2020 года в Минске открылась уникальная выставка «Пути немецкого искусства с 1949 года по сегодняшний день». Через месяц она завершила работу. Но к тому времени все границы были закрыты, поэтому экспонаты остались в белорусской столице. О работе выставки и судьбе картин TUT.BY рассказал Игорь Куксин, сотрудник Гёте-Института в Беларуси.

Координатор отдела культурных программ Гете-Института в Беларуси Игорь Куксин. Фото: Виктория Харитонова
Координатор отдела культурных программ Гете-Института в Беларуси Игорь Куксин. Фото: Виктория Харитонова

«Пришлось нанять промышленных альпинистов: некоторые экспонаты прикрепляли прямо к балкам перекрытий»

Почти 100 художников, среди которых — Йозеф Бойс, Зигмар Польке, Бернд и Хилла Бехер, Герхард Рихтер, Андреас Гурски. Около 400 работ, которые представляют последние 60 лет развития немецкого современного искусства. Когда в Гёте-Институте узнали о существовании такой выставки, то сразу решили привезти ее в Минск.

— Переговоры со штутгартским Институтом связей с зарубежными странами шли с 2015 года. Но нам сразу сказали, что придется ждать. Выставка — очень большая по объему, требует соответствующей площадки, условий по свету, влажности, персоналу, который будет обеспечивать вход и выход зрителей, хранение экспонатов. Мы вели переговоры с Художественным и Историческим музеями, Центром современных искусств. Замахивались на выставочный комплекс на проспекте Победителей. Но в конце концов остановились на Дворце искусств.

Экспозиция. Общий план. Фото: Виктория Харитонова
Экспозиция. Общий план. Фото: Виктория Харитонова

Выбор здания поддержали и кураторы из Института связей с зарубежными странами.

— Они знакомы со многими художниками, работали с ними. Неудивительно, что требования к залу были очень высокие. Специалисты приезжали в Минск, чтобы отсматривать потенциальные возможные площади. До того как начался монтаж, техники и кураторы дважды посещали Дворец искусств.

По словам Игоря, организаторам пришлось фактически переформатировать выставочные залы.

— Что-то перекрасить, местами укрепить существующие стены, где-то возвести новые конструкции. В результате мы получили пространство необходимой конфигурации, однотонные, нужного цвета и матовости стены.

Экспозиция. Rosemarie Trockel. Фото: Виктория Харитонова
Экспозиция. Rosemarie Trockel. Фото: Виктория Харитонова

В феврале 2020-го начались непосредственно монтажные работы.

— Более десяти человек — трое сотрудников галереи из Германии, кураторы, группа белорусских сотрудников Дворца, а также несколько профессиональных монтажников, которых мы наняли дополнительно, работали две недели. Я даже не упоминаю своих коллег, которые фактически на две недели поселились во Дворце. Также нам пришлось нанять промышленных альпинистов: некоторые экспонаты мы прикрепляли прямо к балкам потолочного перекрытия.

«Произведение могло весить 10 кг, а его упаковка — 350 кг»

В какую сумму организаторам обошлась выставка? Игорь Куксин не называет конкретные цифры. Но речь идет об очень дорогих художниках. Например, стоимость отдельных картин Герхарда Рихтера составляла 26,5 млн долларов (картина «A.B. Courbet») и 37 млн долларов («Соборная площадь. Милан»).

Экспозиция. Общий план, нижний уровень. Фото: Виктория Харитонова
Экспозиция. Общий план, нижний уровень. Фото: Виктория Харитонова

— Институт связи с зарубежными странами передал нам право на показ выставки бесплатно. Для нас это было большое счастье. Но ведь экспонаты еще надо привезти из Берлина, а это три-четыре фуры. Если вы везете стол, то просто упаковываете его в картон. А в нашем случае произведение могло весить 10 кг, а его упаковка — 350 кг. К тому же минские музейщики даже не имели права распаковывать эти ящики. Чтобы открыть ящик и замок и принять экспонат на новом месте, из Германии приезжали специальные сотрудники.

— Белорусы не могли открыть ящики юридически или физически?

— Я думаю, когда речь идет о Рихтере, вряд ли непрофессионал решится это сделать. (Смеется.) Физически это и мы с вами можем. Но кто готов рисковать? А если серьезно, то такова процедура: распаковкой занимается куратор или его представитель.

Экспозиция. Reiner Ruthenbeck. Фото: Виктория Харитонова
Экспозиция. Reiner Ruthenbeck. Фото: Виктория Харитонова

К тому же, добавляет Игорь, всегда есть траты на перевод, на рекламную продукцию и другие необходимые вещи.

— Но и в таких во многом упрощенных условиях я не уверен, что Гёте-Институт сможет в ближайшем будущем повторить такой проект. Такие масштабные замыслы осуществляются только благодаря скоординированной работе нескольких задействованных партнеров.

Открытие перед эпидемией и акцент на онлайн

Куратор Маттиас Флюгге и директор Гёте-Института Якоб Рачек на открытии выставки. Фото: Виктория Харитонова
Куратор Маттиас Флюгге (слева) и директор Гёте-Института Якоб Рачек на открытии выставки. Фото: Виктория Харитонова

Выставка открылась 10 марта, когда ситуация с коронавирусом еще была относительно спокойной.

— Все учреждения, службы и рестораны работали. Тогда практически не было заболевших. А у нас полным ходом шли Недели Германии, важной частью которых должна была быть наша выставка. Поэтому мы решили открыться. На торжественную церемонию пришло около тысячи человек. Но через несколько дней стало понятно, что сопроводительная программа, которую мы запланировали на эту выставку, рушится.

Например, организаторы планировали проводить для студентов Академии искусства специальные занятия по формированию экспозиции.

— Мы любим говорить о содержании выставок, но многим художникам, специалистам по выставкам не хватает банальных знаний о том, как все делается на практике. То есть, как готовятся и размещаются объекты, как с ними правильно обращаться, как их безопасно и надежно монтировать и т.д.

Экспозиция. Martin Honert. Фото: Виктория Харитонова
Экспозиция. Martin Honert. Фото: Виктория Харитонова

Но в итоге организаторы решили не подвергать посетителей риску.

— Выставка продолжила работать. В здании Дворца были достаточно большие площади, чтобы люди могли осматривать экспозицию без риска. Офлайн-мероприятия мы решили отменить. Зато сделали несколько онлайн-мероприятий. Александр Зименко из «Новой культурной инициативы» со своей командой записал серию из пяти видеоэкскурсий. Были организованы стримы из Германии: белорусский художник Андрей Дурейко, который живет и работает в этой стране, рассказывал о Дюссельдорфской школе и ее роли в немецком искусстве. Проходили и другие мероприятия.

Также, по словам Игоря, был сделан 3D-тур по выставке — его можно увидеть на сайте Гёте-Института до июля.

«При монтаже следовало брать работы только в абсолютно новеньких перчатках»

Экспозиция. Katharina Fritsch. Фото: Виктория Харитонова
Экспозиция. Katharina Fritsch. Фото: Виктория Харитонова

Выставка проработала до начала апреля. Но к тому времени границы оказались закрытыми. И экспонаты стоимостью в миллионы долларов остались в Минске.

Их перенесли в специальное помещение. Какое именно, организаторы уточнять не хотят, чтобы не привлекать к объектам повышенное внимание. Впрочем, в этом помещении температурный и световой режим соблюдается неукоснительно.

Экспозиция. Katharina Fritsch. Фото: Виктория Харитонова
Экспозиция. Katharina Fritsch. Фото: Виктория Харитонова

— В своей заботе о выставке коллеги из Института связей с зарубежными странами вообще очень строги. В правилах оговаривалось все. На каждый объект имелось полное и дотошное описание. Например, при монтаже выставки следовало брать работы только в абсолютно новеньких перчатках, которые достали из упаковки. Так и указывалось: непосредственно перед этим надеть перчатки. Их характеристики также подробно указывались. Затем пошагово описывались дальнейшие действия: один человек подходит слева снизу, другой справа сверху. Один берет за такую-то часть картины, другой за другую. К этому моменту вдоль стены подготовлен небольшой пьедестал из мягких материалов. Картина временно ставились на него. А вот отдельные работы могли попасть из упаковочного ящика лишь прямо на стену. Их нельзя было просто так поставить у стенки.

Эти же правила действовали и при демонтаже выставки. Институт связей с зарубежными странами контролировал размещение каждого объекта непосредственно через видеосвязь.

Игорь надеется: как только откроются границы, сотрудники штутгартского института приедут в Беларусь, заберут экспонаты и выставка отправится в дальнейшее путешествие по Европе.

«Это крупнейшая выставка немецкого искусства за всю историю современной Беларуси»

Экспозиция Joseph Beuys. Фото: Виктория Харитонова

По информации организаторов, всего выставку посетило около 5 тысяч человек.

— Так получилось, что мы готовились пять лет, а показы шли всего месяц. Жаль, что так мало: такую выставку можно было демонстрировать и полгода. И грустно, что мы могли только показать ее, но не смогли о ней рассказать лично. Но мы понимаем, как много людей, организаций и стран хочет ее увидеть. И как важно, что мы все-таки успели ее открыть перед пандемией.

Впрочем, у Игоря Куксина есть справедливый повод для гордости.

— Мы счастливы, что немецкое искусство нашло такой живой отклик у белорусов. Наши онлайн-проекты собрали тысячи просмотров. А это были не массовые или не политические вещи. Это крупнейшая выставка немецкого искусства за всю историю современной Беларуси. Художники постарше говорят, что за всю историю.

-20%
-30%
-80%
-80%
-20%
-12%
-20%
-20%
-30%