1. Милиция так и не смогла найти, кто повредил мотоцикл байкера, который лихо уходил от погони ГАИ во время протестов
  2. Послы Польши и Литвы так и не вернулись в Минск после отзыва в свои столицы осенью. Это надолго?
  3. «Муж старше моей мамы на два года». История пары с большой разницей в возрасте
  4. Пять лучших сериалов о сексе, от которых точно кайфанут зумеры
  5. Бывший студент БНТУ подал иск, чтобы отменить свое отчисление. Вот что решил суд
  6. Цепи солидарности, около 100 задержанных. Что происходит в Беларуси 23 января
  7. Норвежская компания Yara отреагировала на заявления «Беларуськалия» по возврату уволенных работников
  8. На продукты, лекарства и детские товары подняли НДС. Рассказываем, что может заметно подорожать
  9. 18-летней Софии, которая расписала щиты военных, дали два года колонии. Ее другу — полтора
  10. В Совбезе ООН выступили Тихановская и Латушко — напомнили о репрессиях. Постпред Беларуси спросил о свободе слова
  11. В России ищут 80 вагонов для поставки бронетранспортеров БТР-80 в Беларусь. Разбираемся, в чем дело
  12. Минск лишили права проведения чемпионата мира по современному пятиборью
  13. Московский суд арестовал белорусского бойца Алексея Кудина на два месяца
  14. В ТЦ «Пассаж» конфликт: предприниматели остались без света, работать не пускают охранники
  15. В Борисове горел дом: погибли четыре человека
  16. Новый КоАП вводит правило «первого раза» для водителей: за какие нарушения сначала не будет штрафа
  17. «Не уверен, что он сам в этот колодец бы прыгнул». Родители о гибели 10-летнего мальчика в Пуховичском районе
  18. ТВ-горки и стенки канули в прошлое. Дизайнеры рассказали, какие полки и TV-тумбы в тренде
  19. Опасный прецедент. Во что нам может обойтись отказ Yara от контракта с «Беларуськалием» (и почему все это важно)
  20. В Беларуси произошли массовые прорывы теплосетей. Неужели все так плохо?
  21. Умер Ларри Кинг
  22. В городах России проходят акции протеста: сообщается о сотнях задержанных
  23. История врача, который два раза переболел ковидом и четыре раза был задержан — но не теряет оптимизма
  24. Двое детей, с женой в разводе. Кто тот минчанин, который поджег себя на площади Независимости
  25. Акции протеста, самоподжог на площади, Тихановская в Совбез ООН. Что происходило в Беларуси 22 января
  26. В Беларуси с начала пандемии — 235 859 человек с COVID-19. Сколько новых случаев обнаружили за сутки
  27. «Даже взгляд сфокусировать не мог». Поговорили с родными ученика, который после школы с ЧМТ попал в больницу
  28. «Условия крайней необходимости». СК отказался возбуждать дело на милиционера, который в Жодино ударил женщину в лицо
  29. «Поток ринувшихся к границе превратил окраину Бреста в «прифронтовую полосу». Как нашим уже пытались запретить выезд
  30. «В акциях участвует немногочисленное количество человек». Столичная милиция сообщила о 100 задержанных


/

Минский театральный сезон 2019/2020 завершен, а значит, время подводить его итоги. В нашем ежегодном обзоре — основные тенденции сезона, а также лучшие спектакли, которые стоит обязательно посмотреть.

  • Денис МартиновичРедактор отдела «Кругозор», театральный критик

Коронавирус: показ лучших спектаклей и белорусский театр без защиты

Главное событие минского сезона 2019−2020 — это, разумеется, коронавирус. На жизнь белорусского театра он повлиял двояко.

Сперва о немногочисленных плюсах. Во время вынужденной изоляции свои постановки в открытый доступ стали выкладывать лучшие театры мира. Разумеется, оперы Дмитрия Чернякова и балеты Алексея Ратманского, постановки в драматическом театре Эймунтаса Някрошуса, Римаса Туминаса, Андрея Могучего и многих-многих других режиссеров можно было увидеть и раньше: во время поездок за границу, на фестивале в Минске или Могилеве, во время трансляций в интернете. Но именно весной — летом 2020 года эти спектакли хлынули на зрителей и критиков, словно лавина.

Это был шанс почувствовать себя частью мирового театрального процесса, смотреть свежие премьеры или постановки последних лет, не выезжая из Минска.

Фото: Александр Васюкович, TUT.BY
Фото: Александр Васюкович, TUT.BY

А еще просмотр этих спектаклей убедил, как далеко в техническом плане находятся друг от друга белорусский и мировой театр. Качество записей, сделанное за рубежом, позволяло составить полноценное впечатление о постановках. А вот большинство записей белорусских спектаклей, которые были показаны онлайн, увы, годились лишь для просмотра специалистами.

Впрочем, в этом нет ничего удивительного. Ведь суммы, выделяемые на культуру в Беларуси, не сравнимы с другими странами мира. К примеру, в соседней Литве художники, артисты, режиссеры, танцовщики и музыканты, чья работа остановилась из-за пандемии, получили от властей по 1,8 тысячи евро на три месяца. Как рассказывала TUT.BY режиссер Ольга Полякова, во Франции творческие люди могут получать выплаты от государства, даже если у них нет работы. Для этого им необходимо в течение предыдущих 12 месяцев отработать 507 часов по контракту. Этой опцией французские актеры и режиссеры воспользовались и во время коронавируса.

В Беларуси такой помощи оказано не было. Более того, государство так и не вернуло организаторам пошлины за неиспользованные гастрольные удостоверения (много спектаклей были отменены из-за коронавируса). Возможно, для крупных организаторов это не являлось проблемой, но для частников, которые продвигают альтернативное искусство, это решение стало сильным ударом.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
В Купаловском театре спектакль о Марке Шагале репетировался еще до коронавируса. Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

В целом белорусский театр оказался не готовым к эпидемии и остался без защиты.

Вспомним о событиях весны этого года. Уже в середине марта белорусские театры столкнулись с резким уменьшением числа зрителей. При этом им никто не отменил показатели по посещаемости, а от их выполнения зависит дальнейшее финансирование.

24 марта в больницу поступил актер витебского Коласовского театра Виктор Дашкевич. 26-го у него нашли коронавирус (позже актер умер). Белорусские СМИ об этом еще не знали, государственные театры продолжали работать. Разве что минский Театр кукол 27 марта отменил детские спектакли, но оставил в афише взрослые, да Горьковский еще раньше убрал из афиши несколько постановок.

Фото: kolastheatre.by
Актер Виктор Дашкевич. Фото: kolastheatre.by

30 марта журналисты сообщили, что у Дашкевича обнаружен коронавирус. Утром этого же дня об отмене некоторых спектаклей сообщили ТЮЗ, Музыкальный и, разумеется, Коласовский. 31 марта некоторые спектакли отменил РТБД, а также Молодежный театр, 1 апреля — Купаловский. Но пока информации о Дашкевиче не было, театры не собирались закрываться.

В итоге в апреле минские театры постепенно прекратили свою работу. В июне показы спектаклей возобновили Купаловский и РТБД, другие театры начали или возобновили подготовку премьер уже на осень.

Судя по официальным данным Минздрава, пандемия идет на спад. Новый сезон не за горами (уже прошли несколько показов в частных театрах). Но какой он будет, пока непонятно. Будут ли ходить зрители в театры? Будут ли соблюдать масочный режим? Что произойдет в случае второй волны коронавируса? И что в целом будет с мировым театром? Пока на эти вопросы нет ответов.

Уход Виктора Бабарико: что дальше?

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Виктор Бабарико. Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Уход банкира Виктора Бабарико в политику, стремительный рост его популярности, сбор 435 тысяч подписей, арест и уголовное дело, на первый взгляд, не касаются театра. Но влияние этих событий куда больше, чем может показаться.

В далекие нулевые годы едва ли не единственной альтернативой закостенелому театральному академизму воспринимались спектакли Свободного театра. Также существовал фестиваль «Панорама», а еще при помощи Бабарико проходили «Театральные недели с Белгазпромбанком».

В десятые «Панорама» прекратила существование, а «Театральные недели» переросли в фестиваль ТЕАРТ. Постепенно в Минске сложилась система, альтернативная государственным театрам: фестиваль ТЕАРТ с зарубежной и белорусской программой, проект TheatreHD, ТОК-театр (проект «АРТ Корпорейшн») и частные проекты на площадке ОК16.

Спонсорами ТЕАРТА являлись Белгазпромбанк и «Газпром трансгаз Беларусь». Пространство ОК16 было куплено банком. В целом финансовая помощь банкира — и, разумеется, организационный талант менеджера Анжелики Крашевской, ее коллег, а также конкурентов по площадке ОК16 — позволили сделать эту театральную систему автономной и независимой.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Тут находится ОК16. Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Теперь спектакли Свободного театра стали частью общего процесса. И это лучшее свидетельство того, как за последние годы изменился белорусский театр.

На протяжении последних лет Бабарико регулярно посещал все премьеры (ради объективности, из госчиновников я видел на них только главу Центризбиркома Лидию Ермошину), а также периодически выступал на круглых столах. На них он периодически повторял одну и ту же мысль: белорусский альтернативный театр должен генерировать собственную продукцию. Отечественная программа того же ТЕАРТа должна быть не довеском к международной, а быть равноценной ей.

Еще несколько лет назад в такие планы верилось с трудом. Но осенью 2019-го ТЕАРТ впервые за последние годы прошел в очень сжатом формате: международная программа состояла всего из четырех спектаклей. Белгазпромбанк и «Газпром трансгаз Беларусь» сократили бюджет фестиваля — и оказалось, что, кроме них, форум никто не готов поддержать.

Сцена из спектакля "Сталинград" режиссера Резо Габриадзе. Фото: teart.by
Сцена из спектакля «Сталинград» режиссера Резо Габриадзе, который показывался на фестивале ТЕАРТ. Фото: teart.by

Причины такого решения остались неизвестными. Казалось бы, Бабарико всегда говорил, что театр должен существовать без прямой помощи, уметь самому находить источники финансирования.

Но на том этапе он явно не планировал оставить его без поддержки: на том же ТЕАРТе прошла режиссерская лаборатория. Ее победители получили грант на постановки от Белгазпромбанка. Премьера первой постановки, «Ave, Richard», уже состоялась в начале августа. Уже состоялась сдача второй постановки под названием «R3», надеюсь, ее покажут осенью.

Фактически Виктор Бабарико делал то, что должно делать государство (конкурса режиссерских экспликаций, который проводит Министерство культуры, явно недостаточно).

Но арест Бабарико нанес системе белорусского альтернативного театра сильный удар (еще одним таким ударом стал коронавирус). Будет ли новое руководство Белгазпромбанка поддерживать отечественный театр? Сможет ли он выстоять, если такой поддержки не будет? При отрицательном ответе на эти вопросы белорусский театр ждет неизбежный откат к уровню начала 2010-х годов.

«Шлюб з ветрам» и «Тутта Карлссон»

В прошлые годы TUT.BY традиционно выделял лучшие спектакли минского сезона. В этот раз сделать такую выборку куда сложнее. Многие премьеры были отменены из-за коронавируса. Некоторые состоялись буквально на падающем флажке перед остановкой сезона, а потому остались без должного внимания. Тем не менее не написать о хороших спектаклях будет несправедливо. Поэтому ниже — краткий субъективный список постановок, которые я советую увидеть осенью.

Главным событием сезона для меня однозначно стал спектакль «Шлюб з ветрам» Республиканского театра белорусской драматургии. Технически режиссер Евгений Корняг повторил свой уровень, который продемонстрировал в спектакле «Бетон». Но в смысле идей он пошел дальше и создал свой наиболее белорусоцентричный спектакль, в котором вышел на глубинные обобщения. Казалось бы, Корняг показал древность и вполне традиционный уклад белорусов. Но одновременно он представил стильный авторский взгляд на это прошлое из современности и смог сделать тему фольклора, которая многими воспринимается архаичной, живой и актуальной.

Сцена из спектакля "Шлюб з ветрам". Фото: Евгений Ерчак
Сцена из спектакля «Шлюб з ветрам». Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY

Режиссер смог воплотить жизнь белорусов, ее традиционный уклад, доминирующее в этой жизни мужское начало и показать (причем не в лоб, а постепенно подводя к этому зрителя), насколько оно по-своему прекрасно и при этом жестоко и несправедливо. И при этом в очередной раз обратить внимание, что этот мужской мир и уклад держался и держится на женских плечах. По сути он смог представить со сцены ту модель поведения и тот уклад, в котором жили и живут белорусы.

Второй спектакль, который нужно обязательно увидеть, — «Тутта Карлссон, первая и единственная» Белорусского театра кукол. Режиссер Екатерина Ложкина-Белевич представила свою, оригинальную интерпретацию сюжета, благодаря чему тематика спектакля выглядит абсолютно современной. В этой постановке история лисенка Тутты и пса Людвига — это еще и поиск себя в достаточно эгоистическом и индивидуалистическом современном мире. Сближение героев — это ответ скептикам, которые считают искренность отмирающим чувством.

Фото: Станислав Вигдорчик, архив Белорусского государственного театра кукол
Фото: Станислав Вигдорчик, архив Белорусского государственного театра кукол

При этом в спектакле нет слащавой приторности и нравоучений. Как нет и идиллии из жизни животных, которая присутствует в финале оригинального текста. Да, в одном из эпизодов куры действительно помогли лисам. Но папа-лис от этого в один момент не становится добряком и не кидается к ним в объятия. Да, он задумался, его мир качнулся, но в целом его система ценностей осталась прежней. Возможно, в этом — как ни пафосно это прозвучит — и есть правда жизни, а значит, и правда настоящего искусства.

Эти два спектакля однозначно заслуживают пять звезд из пяти. Это яркие, внутренне цельные, интересно поставленные и блестяще сыгранные постановки, просмотр которых обязателен для любого белорусского театрала.

Четырьмя звездами оценю еще одну постановку Екатерины Ложкиной-Белевич в Белорусском театре кукол — «Дюймовочку».

Сцена из спектакля "Дюймовочка" Белорусского театра кукол. Фото: puppet-minsk.com
Сцена из спектакля «Дюймовочка» Белорусского театра кукол. Фото: puppet-minsk.com

Как писала критик Анастасия Панкратова, режиссер «берет затертую до дыр сказку и практически полностью выбрасывает оттуда тему свадьбы и обретения жениха (то бишь "главного слагаемого женского счастья"). Ее крошечная девочка — живой человек, ищущий среди городской паутины безликих домов того, кто откликнется на душевное тепло, любовь и заботу. Все встречающиеся на пути Дюймовочки персонажи восхищенно бросают ей: „Какая красота!“ — и тут же пытаются присвоить ее себе. А девочка не желает быть чьей-то вещью. Она пытается вписаться в мир со своими четкими ориентирами, что есть добро и зло, и найти свое имя. В лучших современных традициях классическая история заканчивается не свадьбой, а обретением себя».

Единственный минус: постановка анонсирована на возраст «4+», но все-таки рассчитана на более взрослую аудиторию.

Крепкими тремя звездами отмечу спектакли «Рэйк'явік'74» и «Першы».

В начале октября 2019 года Купаловский обратился к своим зрителям с просьбой поделиться своими воспоминаниями о первых событиях, которые случились в их жизни (первом празднике, поцелуе, предательстве). За три с половиной месяца из этого родилась пьеса, а затем и спектакль «Першы». В целом пьеса Михаила Зуя и Романа Подоляко, который выступил режиссером спектакля, довольно точно передает детство белорусов. С неизбежными обидами, с давлением педагогов, а иногда и родителей, но в целом с ощущением чуда, бесконечности и счастья каждого прожитого дня.

Сцена из спектакля "Першы". Фото предоставлено Национальным академическим театром имени Янки Купалы
Сцена из спектакля «Першы». Фото предоставлено Национальным академическим театром имени Янки Купалы

В некоторых моментах актеры пытаются играть в психологический театр, хотя выбранный жанр вербатим предполагает воспроизведение документального текста, а не глубокую разработку характеров героев, психологическое объяснение их поведения и решения иных «сверхзадач». Поэтому не все истории «Першага» цепляют с одинаковой силой.

Но в целом спектакль трогателен, мил, позволяет вспомнить о детстве и найти в героях частичку себя.

Спектакль «Рэйк'явік'74» (режиссер Юра Диваков) рассказывает о реальных событиях: в 1974-м в столице Исландии пропали без вести несколько мужчин. Вскоре в их убийстве призналось несколько человек. Они были осуждены на основании косвенных доказательств и позднее утверждали, что их заставили оговорить себя.

Сцена из спектакля «Рэйк'явік'74». Фото: Полина Хадорик, ziernie-performa.net
Сцена из спектакля «Рэйк'явік'74». Фото: Полина Хадорик, ziernie-performa.net

«Малая, изолированная страна со своими идолами и суевериями, с торговлей геополитическим положением и «проституцией» исполнительной власти, полиции и судебных органов предстают гей-клубом с розовой неоновой вывеской «Рейкьявик '74», — пишет о спектакле критик Дмитрий Ермолович-Дащинский.

В постановках режиссера Юры Дивакова привыкаешь к головоломкам, которые постоянно нужно решать. В «Рейкьявике» правила игры устанавливаются с самого начала (история людей, обвиняемых в убийстве, интерпретирована как фарс), и поезд движется по проложенным рельсам к финалу. При этом постановка цельная, выдержанная, ряд сцен решен очень оригинально, а игра Павла Городницкого, Алексея Сапрыкина и их коллег оставляет самое приятное впечатление.

Смерть Луценко и первая премьера в zoom

В завершение остановлюсь на нескольких событиях и личностях, которые становились темами для обсуждения.

Сезон 2019−2020 стал настоящим прорывом для сценографа Катерины Шиманович, которая работала над постановками «Кароль Лір» в Купаловском и спектаклем для детей «Кошкин дом» в Оперном. В обоих случаях именно ее находки обогащали спектакли, делали их ярче. На фоне работы Катерины особенно ярко было видно, что режиссеры этих спектаклей оставались пассивными (впрочем, для Дарьи Потатурко, поставившей «Кошкин дом», это был дебют).

Сцена из спектакля "Кошкин дом". Фото: bolshoibelarus.by
Сцена из спектакля «Кошкин дом». Фото: bolshoibelarus.by

Этот год стал временем развития и раскрытия своих талантов для актера Ивана Труса. Он не только блестяще вписался в труппу Купаловского (роль в том же «Каралі Ліры»), но и поддержал реноме белорусских актеров в фильме «Авантюры Прантиша Вырвича», который наконец-то выпустил «Беларусьфильм».

Сцена из спектакля "Кароль Лір". Фото: t.me/kupalauski
Иван Трус (Эдмунд) и Дмитрий Есеневич (герцог Корнуолл) в спектакле «Кароль Лір». Фото: t.me/kupalauski

В сезоне 2019−2020 состоялась первая в белорусской театральной истории премьера в zoom — речь о «Школе для дурняў» Свободного театра. Главный герой спектакля — режиссер трансляции Светлана Сугако.

Актриса Станислава Шаблинская. Фото: архив Свободного театра
Актриса Станислава Шаблинская. Фото: архив Свободного театра

Достойно всяческого восхищения ее мастерство: действие переключалось из одного онлайн-окна в другое, и при этом сохранялась иллюзия того, что все актеры находятся в одном пространстве (хотя в реальности каждый из них играл из своей квартиры).

Главная потеря этого сезона — смерть легендарного режиссера Бориса Луценко, который в советское время вместе с Валерием Раевским и Валентином Елизарьевым вывел отечественный театр на новый уровень.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

С его трагическим уходом оборвалась еще одна нить, которая связывала нас с прошлым. Без него белорусский театр однозначно будет другим. Каким — узнаем уже этой осенью.

-5%
-15%
-80%
-15%
-10%
-10%
-40%
-20%
-20%
-80%
-40%
0072372