/

Десять лет назад минчанка Ольга Полякова, имея два высших образования, поступила во французский университет, чтобы исполнить свою мечту об оперной режиссуре. Она столкнулась с большими сложностями, а теперь в качестве ассистента режиссера восстанавливает оперные спектакли во Франции, Испании, Бельгии, Швейцарии, Монако, а также странах Азии. Ее контракты, даже несмотря на эпидемию коронавируса, расписаны на год вперед. В интервью TUT.BY Ольга рассказала о французской системе образования, работе в общепите, скоростном изучении иностранного языка и поддержке французским правительством своих соотечественников во время коронавируса.

Ольга Полякова. Фото: личный архив
Ольга Полякова. Фото: личный архив

«За процедуру изучения твоего досье необходимо заплатить от 200 до 500 евро»

Выбор страны девушка объясняет просто: обучение в университетах Франции, в том числе для иностранных студентов, бесплатное. К тому же для поступления не нужно сдавать экзамены, решение принимается по досье абитуриента.

— За процедуру изучения твоего досье необходимо заплатить от 200 до 500 евро. Сумма зависит от специальности и ступени, на которую поступаешь (начальная ступень, магистратура или докторантура). Я подавала документы в три вуза, положительный ответ пришел из двух. В результате выбрала университет в Нанси, потому что в этом городе размещается оперный театр.

Стать режиссером музыкального театра Ольга решила еще в Минске, когда училась… на факультете международной журналистики в БГУ.

— На первом курсе я сотрудничала с городской газетой, где по стечению обстоятельств стала писать про артистов. Поняла, что мне не хватает профессиональных знаний по театру, практически сразу стала ходить на занятия по театроведению, хотя по учебным планам театральную критику можно было изучать только с четвертого курса. Преподаватель Татьяна Орлова пробудила мой интерес к режиссуре музыкального театра. Поворотным моментом для меня стало знакомство с режиссером и профессором Академии музыки Маргаритой Изворской-Елизарьевой: я твердо решила заниматься оперной режиссурой.

Ольга Полякова. Гонконг. 2017 год. Фото: личный архив
Ольга Полякова. Шанхай, 2017 год. Фото: личный архив

Заканчивая третий курс журфака, Ольга начала готовиться к вступительным экзаменам в Академию музыки. В тот год она была единственным абитуриентом, поступавшим на режиссуру музыкального театра.

— Профессия сама по себе штучная, поэтому в принципе нет большого количества кандидатов. Маргарита Николаевна видела во мне потенциал, с ее подачи и был открыт этот курс. Первый год я училась одна, на следующий у меня появилась однокурсница. Композицию, режиссуру и прочие индивидуальные предметы я проходила со своим преподавателем, а вот с групповыми занятиями было сложнее. К примеру, актерское мастерство изучала со студентами вокального факультета Академии музыки, а на занятия по истории костюма и сценическому движению я ездила в Академию искусств. График был для меня очень напряженный, ведь параллельно я заканчивала журфак, где перевелась на заочное отделение, а еще продолжала работать в газете и начала подрабатывать помощником режиссера в Оперном театре. Получив второй диплом, Ольга решила продолжить учебу во Франции.

«Преподаватели снижали оценки иностранцам из-за грамматических ошибок»

Восстановление оперы «Игрок» в Опере Монте-Карло, 2016 год. Фото: личный архив
Восстановление оперы «Игрок» в Опере Монте-Карло, 2016 год. Фото: личный архив

В школе она изучала язык этой страны как второй иностранный. Первый год за границей показал, что девушка немного переоценила свой уровень владения французским.

— О том времени у меня очень смутные воспоминания, ведь мой язык не позволял мне в полной мере понимать, что происходит. Во Франции большинство экзаменов принимается письменно: в течение двух часов необходимо ответить на вопросы либо написать что-то вроде эссе по определенной теме. Студентам-иностранцам разрешалось приносить с собой в аудиторию словарики, чтобы при необходимости переводить экзаменационные вопросы, но это не сильно помогает. В первую сессию на экзамене по французскому послевоенному театру я так и не смогла за два часа понять суть задания. Я перевела все слова, но в смысловой ряд они не выстраивались. В итоге сдала пустой лист с аккуратно переписанным вопросом.

Во Франции 20-балльная система оценок. Чтобы семестр был засчитан, средняя оценка за него должна превышать 10 баллов. Система подсчета достаточно сложная, потому что к каждому предмету применяется свой коэффициент (к примеру, изучая театральное мастерство, нельзя пройти в следующий семестр, имея низкие оценки по профильным курсам). Но Ольге удалось преодолеть этот барьер, хотя оценки по части предметов были не самыми лучшими.

— Преподаватели разные. Кто-то с пониманием относился и ставил минимальную оценку, необходимую для прохождения курса. А были и те, кто круто снижал оценки иностранцам из-за грамматических ошибок, хотя многие французы тоже писали с ошибками. Но очень стыдно мне было только однажды: за 10 по истории французской режиссуры. Сама по себе оценка серединная, для общего балла очень даже хорошая. Но поставили мне ее по сути за пустой лист. Как потом объяснил преподаватель, он видел мои старания на занятиях, понял, что я записываю его лекции на диктофон и переслушиваю их дома. Поэтому поставил мне оценку авансом, веря, что я еще смогу показать все, на что способна.

В следующем семестре Ольга заучивала наизусть лекции о французских режиссерах, изучала дополнительную информацию. В результате за экзамен она получила нереальные для иностранца 18 баллов.

Ольга Полякова. Париж. Фото: Nadia Vincent
Ольга Полякова. Париж. Фото: Nadia Vincent

— Когда через час после начала экзамена я принесла эссе преподавателю, тот посмотрел на меня с огорчением, мол, что ж ты так рано сдалась. На следующий день он встретил меня в коридоре со словами, что это лучшая работа, которую он когда-либо видел по своему предмету. Он был готов поставить 20, но ошибки в написании слов не позволили это сделать. За первый год моего обучения это был самый эмоциональный момент.

Ольга признается, что изначально была готова продублировать учебный год. Но ей удалось набрать проходной средний балл, что позволило на следующий год подавать документы на следующую ступень.

— В отличие от Беларуси, во Франции нет четко зафиксированного количества лет обучения и привязанности к конкретному факультету. Студент имеет право менять специальность и университет, если понимает, что куда эффективнее проявит себя в другом направлении. Так как у меня было два белорусских диплома, я сразу поступила на третий год обучения базового уровня Licence. На следующий подала документы в Сорбонну на общий курс театрального искусства на следующую ступень — Master.

Хватает баллов — можешь не учиться три года на базовом уровне Licence, а сразу переходить на следующую ступень — Master. Я так и сделала, подав документы в Сорбонну на общий курс театрального искусства. Здесь было уже проще: зачеты ставили по работам, выполненным дома (я, наверное, замучила своих французских друзей, принося им десятки файлов на проверку языковых ошибок), а в качестве предметов можно было выбирать стажировки в театрах.

«Сначала я могла рассчитывать только на работу няни или официантки»

Репетиция оперы "Свадьба Фигаро" в Национальной опере Лотарингии (Нанси). Январь 2020 года. Фото: c2images
Репетиция оперы «Свадьба Фигаро» в Национальной опере Лотарингии (Нанси). Январь 2020 года. Фото: c2images

В Сорбонне Ольга Полякова старалась получить как можно больше стажировок в оперных театрах. Она разослала десятки электронных писем, но ей никто не отвечал.

— В результате первое приглашение получила в октябре, хотя письма рассылала еще весной. Мне помогло владение русским языком: известный американский режиссер Андрэа Щербан, который был родом из Румынии, восстанавливал в Парижской опере Бастилия «Хованщину» Модеста Мусоргского, и ему понадобился ассистент, владеющий языком оригинала. Я сразу оказалась в центре событий: Андрэа постоянно просил меня переводить для певцов. С его легкой руки меня еще несколько раз звали работать на русские оперы.

Чтобы побольше постажироваться, Ольга растянула учебу в Сорбонне на три года вместо двух. За это время написала необходимую научную работу.

— Прямо перед защитой сделала глупость: по всей 100-страничной работе в порыве вдохновения дописала важные, как мне казалось, абзацы. Вот только работа уже была выверена на грамотность, а мои добавления, естественно, получились с помарками. Обидно, когда из 30 минут, отведенных на защиту, половину времени комиссия распекает тебя за глаголы, использованные не в том времени. В конце я все-таки получила высокую оценку, позволившую поступить мне в докторантуру. Правда, через два года науку я оставила, потому что мне предлагали все больше контрактов и совмещать работу с исследовательской деятельностью стало невозможно.

Собеседница признается, что первые годы жизни в Париже дались ей очень тяжело. Цены во Франции намного выше белорусских, поэтому, хоть учеба и бесплатная, много уходит на оплату жилья и бытовые нужды. Надо было искать подработку.

Женева. Оперный театр. С командой театра после последнего спектакля "Борис Годунов". Ноябрь 2018 года. Фото: личный архив
Женева. Оперный театр. С командой театра после последнего спектакля «Борис Годунов». Ноябрь 2018 года. Фото: личный архив

— В Нанси мне повезло: местной консерватории понадобился студент для сортировки досье. В Париже я могла рассчитывать только на работу няни или официантки. Меня сильно накрывало, когда, имея два высших образования, приходилось бегать с подносом. И то устроиться сначала смогла только в бар в районе с не самой лучшей репутацией. В некоторых французских барах официантка должна уметь приготовить кофе и смешивать пиво с лимонадом и различными сиропами, в чем я, естественно, не разбиралась. Работала по шпаргалке, которую в первый рабочий день мне выдал владелец. Но еще долго постоянные клиенты подсказывали, в каких пропорциях что добавлять.

Овладев и этим мастерством, Ольга смогла перейти подрабатывать в ресторан классом выше в туристическом районе.

— Тут уже требовалось носить поднос на одной руке, а бутылки с колой открывать второй, при этом не ставя поднос на стол. Много я разбила посуды, прежде чем научилась это делать… Как-то работала в ресторане при отеле в самом центре Парижа. Чтобы обслуживать постояльцев на завтраке, мне нужно было приезжать в отель в пять утра. Это была единственная возможная работа для меня, потому что во второй половине дня меня ждали на стажировку в Гранд-опера. В итоге мой рабочий день заканчивался к полуночи и продолжался около 19 часов. Несмотря на многочисленные стажировки, я не могла найти работу в театре, отчего самолюбие очень страдало. Периодически закрадывались мысли, зачем я сюда приехала и смогу ли когда-нибудь вырваться из этого круга.

По словам собеседницы, был момент, когда она была готова сдаться.

— Это был мой третий год в Париже. Мне казалось, что ничего уже не получится, ведь я стою на одном месте. И тут дирижер хора Гранд-опера пригласил меня посмотреть оперу «Золушка» в постановке Жана-Пьера Поннеля — классику традиционной оперной режиссуры. Еще в Минске мы разбирали его на нескольких предметах, я знала спектакль наизусть. И вот когда меня провели за кулисы Гранд-опера, разрешили рассмотреть вблизи декорации постановки, которую еще пять лет назад я могла увидеть только в видеозаписи, осознала, что все движется в правильную сторону: я уже внутри мира французской оперы.

Спустя полгода у Ольги Поляковой появились первые контракты.

Работа с победителем Венецианского кинофестиваля и знаменитым кутюрье

Ольга Полякова. Шанхай. Фото в стиле Турандот. Фото: личный архив
Ольга Полякова. Шанхай. Фото в стиле Турандот. Фото: личный архив

Сейчас Ольга живет в пригороде Парижа, откуда на скоростной электричке за 25 минут можно доехать до центра столицы. В последние пять лет у нее практически нет простоя в работе. Но даже в нынешнее время, когда из-за коронавируса европейские театры в марте по сути закрыли сезон, расслабляться некогда, ведь среди ассистентов режиссера жесткая конкуренция.

— Тут постоянно нужно развиваться, чтобы быть востребованным специалистом. Я чуть не упустила интересный проект из-за того, что не владела итальянским языком. Пришлось пойти на хитрость: зная, что постановка состоится только через 12 месяцев, сказала, что знаю итальянский. Подписав контракт, за год выучила язык. А вот возможность поработать над немецкой оперой я потеряла. Поэтому карантин, из-за которого я не могу последние три месяца выходить на работу, использую для изучения немецкого. Скоро у меня будет полный комплект: английский как язык общения и четыре оперных — французский, итальянский, русский и немецкий.

Все эти годы девушка строила свою карьеру в качестве ассистента режиссера.

— Когда я работала в Минске, у меня было убеждение, что помощник режиссера или ассистент — это какие-то промежуточные ступеньки на пути к должности режиссера. В Европе это две отдельные специальности, очень важные в системе создания спектакля. Помощник режиссера отвечает за все, что происходит в кулисах, свет, машинерию, выход артистов, хора и миманса на сцену и многое другое. Ассистент же отвечает за все, что происходит на сцене. В зависимости от поставленных задач, он может работать с хором или мимансом, пока режиссер разводит мизансцены для солистов, либо со вторым составом. Он также является связью между режиссером и различными службами театра.

В части европейских стран существуют театры с постоянным репертуаром. В основном на каждый спектакль подбирается постановочная команда. Оперу репетируют месяц-полтора, потом показывают для зрителя от трех до двадцати раз (количество определяет театр) и убирают название из афиши. Но режиссеру могут предложить возобновить постановку в другом театре страны или даже мира. Вот этим восстановлением с другим оркестром, дирижером и составом певцов занимается ассистент режиссера. Ольга признается, что белорусский бэкграунд поначалу мешал ей быть хорошим ассистентом.

Ольга Полякова. Париж. Фото: Nadia Vincent
Ольга Полякова. Париж. Фото: Nadia Vincent

— Я все время пыталась оценить чужую постановку со своей режиссерской позиции, искала варианты, чтобы сделать ту или иную сцену лучше. Но это неправильный подход. Ассистенту нужно понять, почему режиссером было задумано именно так, ведь потом ему заниматься восстановлением, отвечать на вопросы артистов и доказывать солистам, хору и всем сопричастным, почему они делают то или иное. Мне пришлось этому учиться.

Теперь у Ольги Поляковой множество контрактов в театрах Франции, Европы и в странах Азии. Недавно довелось поработать даже с американским кинорежиссером, обладателем «Серебряного льва» Венецианского кинофестиваля Джеймсом Греем.

— Когда-то я засматривалась его фильмом «Затерянный город Z», а в прошлом году оказалась рядом с кинорежиссером в парижском театре Елисейских полей: он ставил первый в своей карьере оперный спектакль. Кстати, костюмы к постановке создавал знаменитый кутюрье Кристиан Лакруа: было любопытно видеть, как тенденции высокой моды проявляются в театральном костюме. Позже «Женитьбу Фигаро» Джеймса Грея я восстанавливала в оперном театре французского города Нанси.

«Из 10 лет во Франции семь мне приходилось выживать»

Женева. Оперный театр. Ольга Полякова разыграла актеров: одела костюм девочки миманса, которая играла проститутку, и вышла вместо нее на сцену. Фото: личный архив
Женева. Оперный театр. Ольга Полякова разыграла актеров: надела костюм девочки миманса, которая играла проститутку, и вышла вместо нее на сцену. Фото: личный архив

Ольга Полякова говорит, что Франция научила ее с оглядкой распределять свои доходы, ведь здесь всегда нужно иметь в виду, что в какой-то период денег может и не быть.

— К этому сложно привыкнуть после работы в белорусском театре, где платят небольшую зарплату, но постоянно. В Париже никогда нельзя быть уверенным в том, что завтра у тебя будет контракт. Из 10 лет во Франции семь мне приходилось выживать. Но я рада, что занимаюсь тем, что люблю, и что театр дает мне возможность зарабатывать, путешествовать, встречаться с интересными людьми.

Девушка подчеркивает, что получает удовольствие от каждого момента жизни во Франции. И даже эпидемия короновируса дала дополнительный повод восхититься французами. У правительства Франции появилась целая программа по поддержке художников, писателей, режиссеров, работников театра. Да и обычные французы сумели сплотиться в момент кризиса:

— Некоторые театры даже за несостоявшиеся контракты частично, а то и полностью выплачивают гонорар. Французскому деятелю культуры необходимо за год набрать определенное количество часов, чтобы следующие календарные 12 месяцев, если вдруг он будет без работы, получать от государства денежное пособие. В начале мая президент Франции Эмманюэль Макрон объявил «белый год» для работников культуры: те, кто в 2020 году уже достиг права на эти выплаты, смогут их получать и в 2021-м. При этом неважно, работали они в текущем году или нет.

Конкурс Ring Award. Полуфинал. Грац (Австрия). Январь 2020 года. Фото: Susanne Hassle
Конкурс Ring Award. Полуфинал. Грац (Австрия). Январь 2020 года. Фото: Susanne Hassle

Все эти годы Ольгу не оставляла мечта о самостоятельной режиссерской работе. В начале 2020-го белоруска стала полуфиналистом двух крупнейших европейских конкурсов по оперной режиссуре.

— Я и раньше пробовала в них поучаствовать, но даже первые отборы не могла преодолеть. Однако все приходит с опытом. В 2019 году я вышла в полуфинал European Opera directing prize, готовила оперу «Страшный двор» Станислава Монюшко, а в этом году я выступала в Австрии в полуфинале Ring Award 2020 с проектом Don Giovanni Моцарта. Благодаря результативному участию в конкурсах у меня появились предложения на постановку своих спектаклей, но из-за пандемии коронавируса пока все приостановилось. Суждено ли этим планам осуществиться, покажет время.

-30%
-8%
-47%
-40%
-10%
-21%
-35%
-10%
0070159