Поддержать TUT.BY
Коронавирус: свежие цифры


300 лет назад родился реальный барон Мюнхгаузен — немецкий дворянин, ротмистр российской армии. Действительно ли он сочинил все те необыкновенные истории, которые ему приписывают?

Кадр из фильма «Тот самый Мюнхгаузен». Фото: скриншот видео
Кадр из фильма «Тот самый Мюнхгаузен». Фото: скриншот видео

Реальный барон Мюнхгаузен — Иероним Карл Фридрих фон Мюнхгаузен — родился в родовитой и богатой брауншвейгской семье, где мужчины обычно становились кадровыми офицерами. Отец его был подполковником кавалерии. Он умер, когда его в будущем знаменитому сыну (одному из восьми детей) исполнилось четыре года. Иеронима воспитывала мать в родовом имении Боденвердер. В тринадцатилетнем возрасте мальчик стал пажом при дворе брауншвейгского принца Антона Ульриха, что на долгие годы определило его судьбу.

Антона Ульриха позже женили на племяннице российской императрицы Анны Иоанновны, и он стал отцом императора Иоанна Антоновича (Ивана VI), который, правда, царствовал лишь формально в первый год своей жизни, а потом был свергнут дочерью Петра Первого Елизаветой. Но это произошло позже, а в 1737 году Мюнхгаузен отправился вместе с женихом Антоном Ульрихом в Россию и вместе с ним участвовал в русско-турецкой войне. Кстати, один из эпизодов этой войны — осада крепости Очаков — стал отправной точкой истории о том, как Мюнхгаузен летал на пушечном ядре.

После войны наш герой служил в кирасирском полку в Риге. Получил звание лейтенанта, позже ротмистра, командовал первой — элитной — ротой полка, воевал со шведами, женился на дочери остзейского помещика Якобине фон Дунтен, с которой проживет больше сорока лет… В 1744 году почетный караул под командованием барона встречал в Риге отправлявшуюся в Санкт-Петербург невесту наследника русского престола, принцессу Софию-Фредерику Ангальт-Цербстскую — будущую императрицу Екатерину Вторую, и в своих записках она отметила стать и высокий рост кирасирского командира.

В 1750 году ротмистр Мюнхгаузен оставил службу и вернулся в Германию, в свое родовое имение. Больше всего на свете любил охоту, лошадей и собак, а также посиделки с соседями-помещиками. Слава о его увлекательных рассказах о войнах, в которых он участвовал, и о том, что пережил в России, быстро разнеслась по округе. Но насколько эти рассказы соответствовали тем фантастическим историям, которыми стал позже знаменит Мюнхгаузен, неизвестно.

Беглый вор, увековечивший барона Мюнхгаузена

Как бы там ни было, но среди слушателей барона был, судя по всему, и библиотекарь ландграфа из Касселя Рудольф Эрих Распе. Когда несколькими годами позже Распе попался на краже монет из собрания ландграфа (он продал их, чтобы расплатиться с долгами) и бежал в Англию, он, остро нуждаясь в деньгах, напечатал там по-английски несколько историй из жизни барона Мюнхгаузена, рассказанных как бы от его имени. Так их узнал весь мир.

Кстати, бежавший от кредиторов и суда Распе был не первым, кто рассказал (или пересказал?) небылицы «барона-враля». Первые три истории опубликовал некий граф Рохус де Линар, брат которого был посланником в России, — в то самое время, когда и барон Мюнхгаузен жил в России. Но книга Распе с великолепными иллюстрациями Гюстава Доре сразу выдержала несколько изданий, была переведена на множество языков (к сегодняшнему дню — на пятьдесят)… И страшно омрачила остаток жизни Иеронима Карла Фридриха фон Мюнхгаузена.

Впрочем, огорчало его не только это. После смерти супруги, с которой он не успел справить золотую свадьбу, барон женился на 19-летней дочке соседа-помещика. Он был больше чем на 50 лет старше ее. Бернардина (так ее звали) тратила деньги направо и налево, кроме того, была, как уверял Мюнхгаузен, ему неверна, и он решил с ней развестись. По тем временам — непросто. Судебный процесс затянулся, барон почти разорился — и умер, страдая от супружеской неверности и репутации враля.

Приключения в России

Реальный барон Мюнхгаузен. Портрет 1752 год. Фото: muenchhausenland.de
Реальный барон Мюнхгаузен. Портрет 1752 год. Фото: muenchhausenland.de

А его (якобы его!) рассказы вошли в историю, и имя барона Мюнхгаузена стало нарицательным. Между прочим, одна из книг о нем целиком посвящена приключениям барона в России. Именно оттуда — знаменитые истории о взбесившейся шубе, об утках, которых он приманил салом на бечевке и которые несли его над русскими селами, о въезде в Петербург на волке, запряженном в сани, и о том, как в буран, когда все было завалено снегом, Мюнхгаузен привязал свою лошадь к столбику, который, когда снег утром стаял, оказался шпилем церкви. Мюнхгаузен спас болтавшуюся на привязи над куполом церкви лошадь, перебив выстрелом из пистолета эту привязь. Лошадь благополучно упала вниз, и барон продолжил свой путь.

Какие из этих анекдотов действительно рассказывал барон Мюнхгаузен, а какие сочинили сами авторы книг, сегодня, повторим, установить невозможно. Но одно не подлежит сомнению: образ Мюнхгаузена, нарисованный Доре и ставший хрестоматийным, — худого, нескладного, с бородкой-эспаньолкой и огромными, карикатурными, торчащими усами — совершенно не соответствует действительности. Кирасиров подбирали из физически особенно крепких, статных мужчин, а бороды и усы тогда брили. В музее Мюнхгаузена в его родном Боденвердере висит копия его портрета 1752 года. Можете сами сравнить, насколько он не похож на книжного персонажа.

Музей в Боденвердере расположился в одном из домов городка, потому что в главном здании родового имения барона сегодня находится ратуша. А знаменитый замок из советского фильма «Тот самый Мюнхгаузен» (гораздо более импозантный, чем реальная усадьба барона) стоит совершенно в другом месте — в восточногерманском Вернигероде.

-10%
-15%
-15%
-45%
-15%
-30%
-60%
-20%
-10%
-35%