Она видела разрушенный Сталинград и поверженную Германию, работала в составе советских делегаций в Тегеране и Ялте, переводила на Нюрнбергском процессе. 5 апреля Зое Зарубиной исполнилось бы 100 лет.

Зоя Зарубина. Фото: скриншот видео
Зоя Зарубина. Фото: скриншот видео

Когда в 1971 году она открывала в СССР первые курсы переводчиков-синхронистов для работы при ООН, в Москву прилетел сам Генсек ООН У Тан. Но далеко не этот эпизод вспоминают родные, друзья и ученики Зои Зарубиной, когда говорят о ней.

В разведку — с пеленок

Не стать разведчицей Зое было практически невозможно. Судите сами. Отец — Василий Зарубин — резидент в Китае, Финляндии, Дании, Германии, США. Есть информация, что именно он поддерживал связь с единственным советским агентом в гестапо Вилли Леманом (прототип Штирлица). Мать — Ольга Зарубина (Наумова) — работала в аппарате НКВД. Родители Зои развелись, когда работали в Китае. Там Ольгу Георгиевну судьба свела с другим разведчиком Леонидом (Наумом) Эйтингоном.

Отчим Зои, который, кстати родился в белорусском Шклове, — правая рука легендарного Судоплатова, лично руководил многими важнейшими операциями советской разведки, самая известная из них — ликвидация Троцкого. Отец девочки тоже связал свою судьбу с Елизаветой Зарубиной (Горской), которая в разведке с 1925 г. Супруги Зарубины вместе добыли немало секретов для СССР, но специализировались на научно-технической разведке в США.

И как при таком количестве родственников-разведчиков Зарубина могла пройти мимо спецслужбы? Еще в 1927-м семилетняя Зоя выполнила первое ответственное задание отчима. Когда местные власти пришли в советское консульство в Китае и согнали всех в столовую, Эйтингон, который работал под дипломатическим прикрытием, шёпотом попросил падчерицу вынести из их квартиры один сверток. Девочка пробралась в комнату и вынесла мимо охраны то, что просил Леонид. В итоге консульский дом перевернули вверх дном, а в свертке был пистолет…

Фото: analitic.livejournal.com
Наум Эйтингон. Фото: analitic.livejournal.com

Отчим был для Зои примером во всем, хотя и родной отец не забывал дочь во время нечастых «заездов» на Родину. Зоя даже умудрялась дружить с новой женой Зарубина. Когда в 39-м девушка окончила школу с золотой медалью, встал вопрос, куда поступать. Зоя, конечно, мечтала о разведке, но отец отсоветовал. И она без проблем поступила в престижнейший в то время ИФЛИ (Институт истории, философии и литературы) на исторический факультет. Училась, занималась спортом, стала даже чемпионкой страны по лёгкой атлетике. Доучиться у Зои не получилось. За три недели до войны, в 1941-м, она родила дочь Татьяну, а потом уже всем было не до дипломов.

Муж-пограничник Василий Минаев получил тяжёлое ранение на фронте. Зоя Зарубина сдавала грудное молоко, работала в госпитале медсестрой. В июне 1942-го попросилась на фронт санитаркой.

— Но мне сказали: «Есть много людей, которые смогут работать санитарами, а с твоими знаниями иностранных языков ты будешь нужна в другом деле — в разведке», — вспоминала много лет спустя Зоя Васильевна. — Моими первыми заданиями стали переводы секретных материалов и документов. Действительно, очень пригодились полученные в школьные годы знания иностранных языков. Дело в том, что, живя с родителями в Китае, затем в Турции, я училась в школах, где преподавание велось на английском, который стал для меня вторым родным языком. Там я учила и французский, а в московской школе овладела немецким.

Налетела на Сталина

Уже в 1943-м миловидная лейтенант госбезопасности Зоя Зарубина работала переводчицей на Тегеранской конференции. Она отвечала за контакты между советской и американской службами безопасности в связи с проживанием президента США Рузвельта в посольстве СССР. Конечно, одними переводами дело не ограничилось. «Жучки» и прослушка апартаментов — всё шло в ход. На кону было открытие второго фронта.

Зоя Зарубина общалась не только с Рузвельтом, но и с британским премьером Черчиллем. Позже она вспоминала, что не знала до личной встречи, что Рузвельт передвигается в инвалидном кресле, а Черчилль — великолепный оратор. А вот со Сталиным однажды Зоя столкнулась в буквальном смысле. «Представляете, вождя всех времён и народов я чуть не сбила. Я тогда впала буквально в шок. Бежала по срочному поручению. А тут Сталин вдруг в дверях появился. Ну, я и налетела с разбега на его плечо. Помертвела вся. А он даже не отреагировал, прошёл мимо. В чувство меня привёл Ворошилов. Похлопал по плечу и успокоил: «Ничего, ничего, девочка. Бывает…» — рассказывала Зарубина.

Потом были Ялта, Потсдам, Нюрнбергский процесс… И везде переводы и разведка. Например, в Нюрнберге все знали, что красавица Зоя переводит в основном документы, интересующие нашу разведку.

Атомные секреты

Также Зарубина стала одной из первых переводчиц секретных «атомных» документов, которые наши разведчики и нелегалы передавали из Англии и США. Тогда Зоя не догадывалась, что одними из добытчиков американских секретов были её отец Василий Зарубин и его жена Лиза.

— Как-то вызвал меня к себе генерал Павел Анатольевич Судоплатов, дал в руки увесистую пачку документов и сказал: «Сейчас тебя проведут в комнату и закроют на ключ. В комнате есть всё необходимое, от словарей до еды, но ты не выйдешь, пока не переведёшь эти сверхсекретные документы, только что полученные нами из США, — вспоминала Зарубина.

— Я сидела над листками с непонятными терминами и чуть не плакала. Я знала английский как русский, но я не была физиком, и смысл формул и чертежей всё время ускользал от меня. Это сегодня любой грамотный человек знает слова вроде «цепной реакции», «обогащённого урана» и тому подобных, но откуда я могла знать их тогда? Мне было поручено встретиться с научным руководителем нашего атомного проекта, замечательным физиком Игорем Курчатовым. Он посмотрел мой текст: «Это какая-то абракадабра. Что у тебя было в школе по физике?» Я отвечаю, что «отлично». «Надо начинать всё сначала, — сказал мне Курчатов, — бери учебник, учись, а мы тебе поможем». Потом вместе со мной стали работать физики и группа технических переводчиков. Но первое время я работала одна».

Звезда от американцев

Книга "Письма из Владимирской тюрьмы". Фото: wikipedia.org
Книга «Письма из Владимирской тюрьмы». Фото: wikipedia.org

После войны Зою Зарубину ждало ещё немало испытаний. В органах начались этнические чистки (речь о евреях. — Прим. TUT.BY), и сначала в отставку отправили мачеху. Затем на пенсии оказался отец. В 1951-м арестовали отчима. Зое Васильевне, преподававшей тогда язык в МГБ, предложили: откажитесь от Эйтингона, подумаешь, отчим. Или уходите с работы. Так закончилась её карьера разведчика.

- Меня отчислили из органов, уволили в запас, и это, очевидно, спасло меня, — рассказывала она. — Потом я работала по 15−20 часов в сутки: мне нужно было кормить большую семью. Я работала в Институте иностранных языков и давала частные уроки, иногда по десять в день.

Она работала деканом факультета английского языка Московского института иностранных языков, затем возглавила курсы подготовки переводчиков для советского представительства в ООН. В 1970-м начала работать в Дипакадемии. В 1972—1973 гг. участвовала в работе советской комиссии по подготовке Хельсинкских соглашений. В 1988 г. была в числе организаторов Международного движения «Педагоги — за мир». Зарубина тогда была вице-президентом этого движения.

Зоя Васильевна долго болела и умерла 23 января 2009-го. Последние два года она была прикована к постели, но до этого она, несмотря на почтенный возраст, вела активный образ жизни, давая уроки английского, занимаясь благотворительностью, читая лекции по советской истории иностранцам, оказывая протекцию молодым.

Зоя Зарубина. Фото: rg.ru
Зоя Зарубина. Фото: rg.ru

Много лет Зарубина шефствовала над Юровской школой-интернатом для детей, больных церебральным параличом. Она поддерживала на личные средства школу, навещая детей, каждый раз привозила не только подарки, но и интересных людей, многие из которых потом тоже помогали интернату. «Добро не бывает большим или маленьким, важным или неважным», — часто говорила она. В день её 80-летия американская ассоциация «Акцент на понимание» присвоила имя Зарубиной одной из открытых звёзд. И сегодня официальный сертификат о далёкой звезде «Зоя Зарубина» бережно хранится в семье Зои Васильевны.

Дочь этой удивительной женщины Татьяна Козлова к столетию матери выпустила книгу «Зоя Васильевна Зарубина. Семейный альбом». В ней не только множество уникальных фото, но и воспоминания друзей семьи, учеников и единомышленников. Пронзительные истории и воспоминания, которых не найдёшь ни в одной официальной биографии, открывают для нас неординарную женщину порой с очень неожиданных сторон.

-17%
-40%
-25%
-65%
-40%
-40%
-17%
-25%
-5%
-17%
0070970