Виктор Борисевич /

Люди научились мостить (или бруковать) улицы и дороги камнем очень давно. Еще древние римляне достигли в этом деле потрясающих успехов. А вот на территорию Беларуси брусчатка пришла сравнительно поздно. Рассказываем, когда это случилось, какие виды брукованки использовались в нашей стране и где их можно увидеть.

«Кошачьи лбы» в Минске на улице Гало. Фото: Александр Галковский
«Кошачьи лбы» в Минске на улице Гало. Фото: Александр Галковский

В далеком прошлом передовым среди белорусских городов считался Гродно. Как пишет Армен Сардаров, автор книги «Путетворение: история и культура белорусских дорог», при устройстве улиц и площадей этого города уже в 16−17 веках применялась техника брукования.

Однако «королевский город» был счастливым исключением из правил. Даже в 19 столетии состояние улиц и дорог на территории нашей страны было ужасающим. В те времена их подавляющее большинство (как в населенных пунктах, так и за их пределами) представляли собой уплотненные земляные пути. Во время проливных дождей такие дороги были серьезным препятствием не только для прохожих, но и для конного транспорта. Только городские тротуары, вымощенные досками, оставались островками твердой поверхности в океане грязи.

В такой ситуации идея мостить улицы булыжником стала настоящим спасением. Благо отступивший в свое время ледник щедро снабдил камнями окрестные поля, а рабочих рук было достаточно.

«Кошачьи лбы», которые не давали расслабиться

Самый примитивный вид брусчатки прозвали «кошачьими лбами». Такое название появилось из-за круглой поверхности, отполированной от постоянного перемещения людей и транспорта. Уже в начале 20 века «кошачьи лбы» получили широкое распространение в белорусских городах и местечках.

Покрытие из булыжников не раз, наверное, проклинали пассажиры трясущихся по ним конных экипажей. Не давало оно расслабиться и немногочисленным еще в то время автолюбителям и велосипедистам. Ну, а особую опасность «кошачьи лбы» представляли для дамской обуви на каблуках.

«Кошачьи лбы» в Орше. Фото: Дарья Эверс
«Кошачьи лбы» в Орше. Фото: Дарья Эверс

Но несмотря на все недостатки, брусчатка сделала улицы и дороги гораздо чище. Также они уже не раскисали, как прежде, во время сильных дождей. Вслед за городами булыжное покрытие появилось и в помещичьих усадьбах, а затем и в деревнях.

В 1920 — 1930-е годы в Западной Беларуси, принадлежавшей Польше, участие в мощении улиц и ремонте дорог было обязанностью местных жителей. Станислав Видуховский, родившийся в 1929 г. в имении Гавиновичи под Слонимом, вспоминал:

— В деревне или в имении каждый домовладелец выполнял отработочную повинность, или шарварк. Она заключалась в ремонте шоссе, доставке и дроблении камня. Я часто видел людей за работой по дороге в Слоним. На обочине лежала куча камней, а человек тяжелым молотом дробил их на небольшие куски, или на так называемый тлучень, и на совсем мелкий щебень.

«Кошачьи лбы» в деревне Вязынь, Вилейский район. Фото: Владимир Садовский
«Кошачьи лбы» в деревне Вязынь, Вилейский район. Фото: Владимир Садовский

По словам журналиста и краеведа Алеся Гизуна, в деревнях за каждым двором закреплялся свой участок дороги. Местные жители должны были подготовить необходимое количество полевого камня и участвовали в его укладке.

Кстати, технология укладки «кошачьих лбов» не сильно отличалась от укладки современной брусчатки. Поверхность для укладки камня выравнивалась и покрывалась «подушкой» из песка толщиной до 40 см. На нее выкладывались камни, а потом они утрамбовывались и поливались водой.

«Кошачьи лбы» в деревне Студеревщина, Дятловский район. Фото: Дмитрий Загацкий
«Кошачьи лбы» в деревне Студеревщина, Дятловский район. Фото: Дмитрий Загацкий

Особенно много забрукованных улиц можно увидеть в населенных пунктах Дятловского района, богатого полевым камнем. Житель деревни Петруки рассказал автору, что улицы булыжником здесь мостили вплоть до 1950 — 1960-х годов. В деревнях покрупнее «бруки» продержались до 1980-х. «Улицы у нас и в деревне Семеновичи были брукованные примерно до чернобыльской аварии, — вспоминает жительница деревни Дворец Нина Головач, — а уже после нее их закатали асфальтом».

Зачастую булыжная брукованка оказывалась гораздо долговечнее асфальта. И когда последний разваливался под давлением транспорта и атмосферных осадков, на дороге вновь проявлялось старинное покрытие.

Из Волыни — в Западную Беларусь

“Костка” на улице Советской в Барановичах. Фото: picuki.com
Костка на улице Советской в Барановичах. Фото: picuki.com

В период между Первой и Второй мировыми войнами в Беларуси (как на востоке, так и на западе) произошла эволюция дорожного покрытия. «Кошачьи лбы» постепенно стали заменяться более продвинутыми видами брусчатки. Речь о волынском камне, который по-польски назывался косткой. Куски камня при этом максимально гладко подгонялись друг к другу.

Костку привезли из гранитных карьеров на Волыни. В 1925 году специалисты Львовского политехнического института провели там исследования. Они показали, что местный камень, обнаруженный в большом количестве, был первоклассным материалом для строительства дорог. Поскольку Волынь в то время являлась частью Польши, костка попала и в Западную Беларусь.

Брусчаткой из волынского камня до сих выложена часть улицы Советской в Барановичах и пешеходная дорожка у довоенного здания радиостанции. А вот бывшая улица Тополевая, ведущая в уже несуществующую деревню Светиловичи (стала частью микрорайона Северный), была вымощена розовым кварцитом, привезенным, скорее всего, тоже из Западной Украины. Благодаря тому, что улица всегда была пешеходной зоной, фрагменты этого покрытия все еще видны сегодня.

Несмотря на появление новых видов брусчатки, состояние дорог в Барановичах в 1920 — 1930-х годах все равно оставалось предметом нареканий на работу городских властей.

— В Барановичах нет ни монументальных зданий, ни даже удобных мостовых и тротуаров, но зато есть «Познанский дом галантереи», — иронизировала местная реклама.

«Трилинку до сих пор можно увидеть в проеме Холмских ворот

«Трилинка» на улице Советской в Давид Городке. Фото: Pojechali.net
Трилинка на улице Советской в Давид Городке. Фото: Pojechali.net

В тот же период — между мировыми войнами — на юго-западе Беларуси появляется вид брусчатки, получивший название трилинка. Изобрел ее инженер Владислав Трилинский, которому пришло в голову использовать отходы, остававшиеся после добычи камня в карьерах. Он придумал делать из них массу, которая имела шестиконечные формы. Для изготовления плит использовался щебень из гранита, базальта, кварцита, полевого камня. На дно железной формы сначала помещался крупный щебень, а затем форма заполнялась бетоном из сильно измельченного камня.

— В Бресте были и трилинка, и так называемые кошачьи лбы, — рассказывает местный краевед Иван Чайчиц. — Делали брукованку и в период Российской империи, и в межвоенной Польше. «Трилинку до сих пор можно увидеть в проеме Холмских ворот в Брестской крепости. Правда, ее уже перекладывали.

В Пинске трилинка до недавнего времени украшала часть улицы Ленина. Однако, как писало «Медиа-Полесье», на состояние покрытия постоянно жаловались владельцы автомобилей. Поэтому довоенную брусчатку заменила современная под названием «старый город». Правда, элементы довоенного покрытия были использованы при оформлении пешеходной улицы. Также трилинкой выложили рекреационную зону у городского концертного зала.

Сейчас в оригинальном виде трилинку можно увидеть на улицах Столина и Иванова, на дороге Юхновичи — Дубое, у деревни Огово Ивановского района, на дороге из Иванова к Дрогичину.

«Теперь брусчатка украшает сад моего дома в Заславле»

Пионерский отряд идет по мощеной «трилинкой» улице Ленина в Бресте. Цифровой архив Ивана Чайчица
Пионерский отряд идет по мощеной трилинкой улице Ленина в Бресте. 1950-е годы. Цифровой архив Ивана Чайчица

После окончания Великой Отечественной войны брусчатка — эстетически презентабельная, но не всегда комфортная для пешеходов и водителей — стала стремительно сдавать позиции, уступая место менее долговечному, но зато более удобному асфальту.

Протяженность забрукованных улиц и дорог продолжает сокращаться и в настоящее время. Хотя на центральных улицах крупных городов старинная брусчатка еще используется в декоративных целях, при оформлении пешеходных зон и малых архитектурных форм. Да и то во время дорожных работ коммунальщики стараются закатать в асфальт проблемное для них покрытие. Так случилось, например, с вымощенной булыжником дорогой из Молчади в Сорговичи в Барановичском районе

Осенью 2018 года историк Игорь Мельников увидел, как рабочие извлекали фрагменты довоенной брусчатки во время работ на улице Московской:

— Впервые на нее я обратил внимание, когда готовил к изданию альбом о Второй мировой войне. В книге среди прочих были опубликованы снимки, сделанные немецким фотографом. На них мы видим колонну советских военнопленных, которые идут через западный мост по брусчатке.

Через пару месяцев я шел рядом с тем местом и увидел, как рабочие достают из земли ровные куски довоенного покрытия. Я начал фотографировать брусчатку. Ко мне подошли строители и спросили, что я делаю. Недолго думая, я достал свой альбом и показал им. Надо было видеть лица парней! «Ничего себе, вот как интересно», — говорили они.

Уже осенью 2019 года я вновь наткнулся на строительные работы на Московской. «Так забирайте эти камни себе», — сказали тогда рабочие. «Я бы с удовольствием, но некуда», — ответил тогда я. Однако один кусок той, довоенной, брусчатки я все же прихватил. Сегодня он украшает сад моего дома в Заславле.

Впрочем, в небольших деревнях брукованку еще можно увидеть во всей ее красе, пройтись по «кошачьим лбам» и поностальгировать о прошлом.

-5%
-20%
-10%
-25%
-31%
-50%
-8%
-23%
-20%
-30%
0069388