/ Фото автора /

Уже несколько лет минчанин Сергей Чубрик совмещает работу и любимое увлечение. До пяти вечера он мастер на мебельном производстве, а после занимается традиционными музыкальными инструментами. Мужчина признается, что это непросто: «Народный инструмент — не продукт первой необходимости. Они стоят дорого, но так и должно быть. Сил и времени вкладываешь много: изучение, эксперименты, настройки. Если перевести в человеко-часы и зарплату, то труд музыкального мастера сопоставим с работой каменщика». О белорусских музыкальных инструментах, их производстве и стоимости мастер рассказал в интервью TUT.BY.

«В музыкальных инструментах нашел то, чего не хватало в судомоделировании»

Сергей с детства любил делать что-то руками. В том числе, занимался судомоделированием: вырезал из дерева модели кораблей.

— Профессионально работать с деревом я научился в училище, где получил специальность «столяр-станочник, резчик по дереву». Затем поступил в педагогический университет (по специальности «художник народных ремесел»). Но понял, что преподавание — это не мое. В университете мы работали с разными материалами: металлом, пластиком… Но дерево так и осталось самым любимым.

Теперь Сергей Чубрик работает мастером на фирме по производству мебели и изделий из дерева, а в свободное время изучает и делает народные инструменты. Традиционной культурой минчанин заинтересовался случайно. Во время учебы в педагогическом университете на празднике города увидел дуду и загорелся этим инструментом.

— Лет шесть-семь назад заметил в городе музыкантов, которые играли белорусскую народную музыку и организовывали танцы. Познакомился с ними и был удивлен, какая у нас мощная музыкальная традиция. Так я пришел к народным инструментам.

Фото: Ксения Терешкова, TUT.BY
Сергей играет на дуде

— В музыкальных инструментах нашел то, чего не хватало в судомоделировании. Полгода-год делаешь модель корабля — и у тебя получается выставочный экспонат. Поставил его на полку — и все. А инструментом можно пользоваться.

«Самый дорогой инструмент — колесная лира — стоит от 700 до 1000 долларов»

Сергей занимается в основном дудами, колесными лирами и цимбалами. Но делал и псковский гудок, и кантеле (карельский и финский струнный инструмент. — Прим. TUT.BY). Также ремонтировал и другие инструменты — контрабасы, скрипки, гитары. Однажды работник столярной мастерской принес армейскую гитару. Практически дембельский альбом: гитара расписана карикатурами, надписями, шевронами. Инструмент был разбит, но под руководством мастера мужчина его восстановил.

— Главные заказчики — музыканты. Лет десять назад возник огромный интерес к дудам. Можно сказать, мода появилась на этот инструмент. Многие хотели показать свою принадлежность к белорусской культуре: «Куплю дуду, повешу ее на стену — и все будут знать, что я белорус». Сейчас таких людей нет, инструментов у мастеров заказывают меньше, но музыкантов-дударов стало больше. Делал инструменты для коллективов «Літы Талер» и «Стары Ольса», музыкантов Каси Радзивиловой и Сергея Долгушева. Исполнитель Димаш Кудайбергенов из Казахстана заказал у меня кантеле. Самым необычным инструментом была колесная лира для «Літага Талера», которую я украсил картинками из радзивилловской Библии.

Фото: Ксения Терешкова, TUT.BY
Колесная лира связана с культурой старцев-лирников, которые пели под нее песни. Когда пропал этот пласт населения — исчезла и лира

Что самое сложное в работе Сергея?

— Сделать звук. В принципе, сам инструмент может смастерить любой хороший столяр. Но чтобы инструмент хорошо звучал, нужен большой опыт. Важно подобрать подходящее дерево, правильно расположить все элементы. Самые сложные в изготовлении дуды — язычковые инструменты. Бывает, настраиваешь, настраиваешь, одну жалейку выбрасываешь, другую, третья не играет… Хочется сделать, чтобы инструмент звучал безукоризненно. В погоне за этим можно нервную систему повредить. С лирой и цимбалами главное — идеально сделать сам механизм, нужна большая точность в измерениях и подгонке. Но если инструмент был просчитан правильно, то проблем с настройкой нет.

Изготовление инструментов — длительный и трудоемкий процесс.

— Сил и времени в создание вкладываешь много: изучение, эксперименты, настройки. Если все это перевести в человеко-часы и зарплату, то труд музыкального мастера сопоставим с деятельностью каменщика. Стоимость определяется объемом работы, качеством звучания и украшением самого инструмента. Самый затратный по времени и дорогой инструмент — колесная лира — стоит от 700 до 1000 долларов. Дуда — от 400−420 до 550−600, цимбалы — 500−600 долларов. Интерес меняется: раньше была популярна дуда, сейчас больше востребованы лиры.

Раньше Сергей заготавливал все сам: пилил деревья, сушил древесину. Теперь покупает в строительных магазинах. Кожу для дуды — на кожевенном заводе в Гатово. Металлическую инкрустацию делает из расплавленного олова.

— Важно правильно подобрать материал. У лиры верхняя дека (верхняя часть корпуса. — Прим. TUT.BY) обязательно должна быть еловая: елка отвечает за низкие частоты. Нижняя — из твердых лиственных пород: клен, береза и иногда дуб, они дают высокие частоты. Цимбалы по такому же принципу: верх — ель, низ — твердые лиственные породы. Для дуды нужен твердый материал: их делают в основном из ясеня и клена. Мех — это резервуар, который распределяет воздух в бурдон и жалейку. Для него главное — это герметичность. Раньше считали, что дуды было принято делать из козы. Но в Вильнюсе хранится лохматая и пушистая дуда из барсука.

Фото: Ксения Терешкова, TUT.BY
«Мех» дуды — резервуар, который распределяет воздух в бурдон и жалейку

По словам Сергея, раньше струны для лиры делали из бараньих кишок.

— Для струн подходит внутренняя сторона кишки, которую называют «животик». Эти «животики» нарезали на полосы и скручивали вместе от 3 до 8 полос. В натянутом состоянии их сушили, шлифовали и промазывали жиром. Струны могли делать и из свиных кишок, но они получались не такими прочными, из них сложнее сделать ровную струну. Сейчас сложно купить бараньи кишки. В продаже в основном только свиные. Вместо кишок использую леску из ракеток для большого тенниса из натурального животного волокна.

Чтобы делать инструменты, нужно обладать не только навыками, но и определенным темпераментом. Запомнил такое высказывание: «Процессы торможения должны превалировать над процессами возбуждения». Бывает, долго делаешь инструмент, а никак не выходит. Важно остановиться и отложить его на время. Инструмент учит выдержке и дисциплине. Хорошо, когда тебя никто не подгоняет в спину: «Когда уже закончишь?» Нельзя подгонять мастера.

«За последние годы самое значимое открытие о белорусской дуде сделал ученый из Вены»

По словам Сергея, в Беларуси народными инструментами постоянно занимаются несколько мастеров: Денис Сухой, Тодар Кошкуревич, Алесь Лось, Юрась Панкевич и он сам.

Но инструменты он учился делать не у них, а в основном по интернету. В основном же мастера делают инструменты по музейным экспонатам: фотографируют, измеряют, составляют чертежи.

— В Минске в Национальном историческом музее есть хорошая коллекция цимбал и колесных лир, которые сейчас редко встретишь в Беларуси.

Много наших инструментов находится в музеях других стран. Например, в Национальном музее Литвы в Вильнюсе. Но особенно их много в России. В начале ХХ века Санкт-Петербургская академия наук и Русское географическое общество проводили на территории Беларуси этнографические экспедициию По материалам, которые теперь хранятся в Российском этнографическом музее, мы сейчас изучаем наш фольклор.

Фото: Ксения Терешкова, TUT.BY
Сергей играет на традиционной белорусской колесной лире

По словам Сергея, в музейных экспозициях представлено не все, многое хранится в фондах.

— Их специально не прячут от людей: в музее выставляют самые яркие и характерные вещи. Некоторые инструменты сохранились не полностью, потеряли вид, и не всегда есть возможность их реставрировать. Но не все музейные сотрудники легко идут навстречу. Иногда возникает настороженность. Если инструмент не исследован и информация о нем не опубликована, сразу вопросы: «А зачем это тебе? Тебе это точно надо? Может, другой инструмент посмотришь?»

Как говорит Чубрик, бывает, что ученые других стран открывают белорусам глаза на наши же инструменты.

— Самым значимым открытием за последние годы стала аппликатура (порядок расположения и чередования пальцев при игре на музыкальном инструменте. — Прим. TUT.BY) традиционной дуды, которую представил Ульрих Моргенштерн. Ученый из Вены всю жизнь изучал фольклор Псковщины и северных регионов Беларуси. Он объяснил нам, как должна звучать дуда.

В прошлом, по словам Сергея, инструменты всегда стоили дорого, но музыканты были очень востребованы.

— Например, отец продавал теленка и покупал сыну гармошку, а сын потом зарабатывал музыкой. Особенно хорошо платили на свадьбах. Одному отыграть свадьбу было сложно, поэтому музыканты собирались в капеллы. Хороших исполнителей приглашали даже из другой местности.

К сожалению, имена профессиональных народных музыкантов теперь практически не известны в Беларуси.

— Хотя в ХХ веке они бывало попадали на страницы прессы. В советское время устраивали смотры достижений народного хозяйства отдельных районов и всесоюзные сельскохозяйственные выставки. Так, на страницы газеты в 1936 году попали два белорусских дудара — Михаил Устинов и Федор Стесь.

Но в традиционной культуре инструменты оставались уделом мужчин.

— Говорили, что скорее мужчина будет корову доить, чем женщина на скрипке играть. Женщину с инструментом в руках не воспринимали всерьез. Хотя совсем недавно мы узнали историю колесной лиры из солигорского музея. Оказывается, на этом инструменте играла женщина. Она была слепа, и отец купил ей колесную лиру, чтобы она могла зарабатывать себе на жизнь. В 1970-х годах внучка этой женщины продала лиру музею.

«В советские годы цимбалы сделали национальным инструментом»

Фото: Ксения Терешкова, TUT.BY
Сергей обрабатывает фаски (острые края) на декоративных розетках традиционных цимбал

У современных белорусов народные инструменты в первую очередь ассоицируются с цимбалами. Но так было не всегда.

— Уже в начале ХХ века этнографы отмечали, что дудара сложно найти. В советское время этот инструмент был совершенно не востребован, его вытеснили гармошки, скрипки и цимбалы. Колесная лира вышла из употребления примерно в то же время. Она была связана с культурой старцев-лирников, которые пели песни под нее. Когда пропал этот пласт населения, тогда и колесная лира исчезла.

Их место заняли цимбалы.

— Они есть, пожалуй, в каждом музее. Много осталось от дедушек и просто пылятся на чердаках. В селах цимбалы звучали до 1980-х. В советские годы цимбалы сделали национальным инструментом. Но можно было не ограничиваться цимбалами, а добавить скрипку. Скрипачей было не меньше, а может, даже больше. Но скрипка всемирно известна и космополитична, а цимбалы, по мнению чиновников, были больше привязаны к нашей традиции.

По словам Сергея, в советское время белорусские цимбалы как национальный инструмент продвигал известный цимбалист, народный артист СССР Иосиф Жинович.

— Но он разработал другие цимбалы — академические. В них широкий звукоряд и полная хроматика, то есть это почти пианино. На них можно играть даже Вивальди и Моцарта. Народные же цимбалы более примитивны в устройстве. Они не хуже, но они сделаны именно под народную музыку. Сейчас в музыкальных школах преподают только академические цимбалы. Народные цимбалы вышли из употребления. В Беларуси, насколько нам известно, остался единственный народный цимбалист Волынец, который живет в Вилейке.

Фото: Ксения Терешкова, TUT.BY
Роговень (насадка на игровых трубках) белорусской дуды, вырезанный из цельного куска дерева

Мастер признается, что советский фольклор ему абсолютно не нравится.

— Это полная профанация. Искусственно созданная музыка для массового слушателя. К инструментам тоже отношусь скептически. Мастера делали колесные лиры в огромном объеме разным коллективам (например «Песнярам» и «Бяседзе»). Пытались придумать что-то несуразное: сделали круглые кнопки колесной лире, как в аккордеоне, чтобы она могла играть аккордами. Такая система игры вообще не прижилась: на ней было невозможно играть. Инструменты пылятся в домах культуры. Вот вам результат советского рационализаторства.

«Ну что это за мелодия из трех нот? Что их стоит сыграть?»

Фото: Ксения Терешкова, TUT.BY
Мастер красит бейцем (морилкой) части бурдонов французской волынки «корнемуз»

Когда Чубрик начинал делать первые инструменты, играть на них он не умел. Со временем он не только освоил их, но и стал играть в коллективе «Колісьнія».

—  Когда начинал делать инструменты, казалось, что мастер не обязан быть музыкантом. Потом начал понимать: если не умеешь играть, невозможно сделать его хорошо. Не чувствуешь, как он должен лежать в руке, каким требованиям отвечать. Пришлось научиться играть, хотя у меня нет музыкального образования. Сложнее всего играть на дуде: с ней нужно буквально срастись. Цимбалы и колесная лира достаточно просты. Если человек уже играл на каком-то инструменте, то за месяц вполне может их освоить.

От профессиональных музыкантов Сергей часто слышал, что фольклор — примитивная музыка.

— Отчасти они правы: фольклор проще, чем академическая музыка. Но чтобы сыграть красиво, нужно обладать техникой и уметь раскрыть возможности этих простых инструментов. Музыка XIX века совершенно другая. На современный ритм она не ложится, у нее другая эмоция. Поэтому академический музыкант с консерваторским образованием удивляется: «Ну что это за мелодия из трех нот? Что их стоит сыграть? Почему ты играешь не чисто, а украшаешь каждую ноту дополнительными звуками? Почему струны не глушишь?».

По мнению Сергея Чубрика, в последнее время интерес к народной музыке вырос.

— Почти в каждом городе проводят танцевальные вечера, много музыкальных фестивалей. Если раньше считали, что колесная лира — это шарманка, дуда — это шотландская волынка, а цимбалы — это большие гусли, то сейчас уже понимают, что это наши инструменты. Среди исполнителей ориентируюсь на Дениса Сухого и Алену Мелешко. У капеллы «На Таку» вся музыка, что называется, «с паспортом», за ней большая работа в экспедициях. Народные инструменты используют и в современной музыке, например, в фолк-метале. В группах Litvintroll и «Кашлаты Вох» есть дуды, много инструментов у «Арацэі». А массового промышленного производства народных инструментов в Беларуси нет. Вот и Борисовский завод музыкальных инструментов закрылся…

Фото: Ксения Терешкова, TUT.BY
Типичная форма роговней (насадок на игровых трубках) белорусской дуды. Их особенность в том, что они всегда вырезаны из цельного куска дерева. Рога животных никогда не использовались. На дудах часто присутствовал орнамент в виде оловянного литья и геометрической резьбы

Интересуемся у Сергея, как ему удается совмещать работу и увлечение народными инструментами.

— Сначала родным было трудно понять мое увлечение. Относились скептически, как к чему-то несерьезному. Мол, что ты в свои дудки дуешь? Но потом смирились. Инструментами я занимаюсь в свободное время. Физически это тяжело: до пяти вечера работаешь, а потом до девяти делаешь инструменты. Приходишь домой — и сил уже не остается. Поэтому сейчас я не работаю по выходным. Мне повезло с начальством и коллегами: все меня очень поддерживают, интересуются, отпускают на мероприятия. Иногда после работы под настроение могу даже сыграть на них. Конечно, мечтаю о своей мастерской. Можно ли жить только на деньги от изготовления инструментов? Однозначно можно! Конечно, это будут не огромные деньги, но на жизнь хватит.

-25%
-30%
-15%
-15%
-23%
-30%
-70%
-30%
-50%
0071695