/

В 1917 году большевики пришли к власти под лозунгами «Мир народам!», «Земля крестьянам!», «Фабрики рабочим!». Как же получилось, что уже спустя десятилетие крестьяне потеряли все права на землю? Попытались объяснить максимально просто, что такое коллективизация (массовая коллективизация началась 90 лет назад, 1 февраля 1930 года), как она проходила и как в дальнейшем повлияла на историю Беларуси.

Какой была ситуация в сельском хозяйстве к началу коллективизации?

Коллективизация — преобразование мелких, единоличных крестьянских хозяйств в крупные общественные хозяйства.

В 1918—1921 годах большевики проводили политику «военного коммунизма». Они национализировали промышленность (кроме мелкой), запретили частную торговлю, ввели госмонополию на многие товары сельского хозяйства, а также продразверстку (у крестьян насильно забирались все «излишки» хлеба).

Почему большевики пошли на такие шаги — спорный вопрос. Одни историки называют «военный коммунизм» временной мерой в условиях Гражданской войны, другие — целенаправленной политикой, целью которой было быстрое построение коммунизма.

Как бы то ни было, «военный коммунизм» провалился. Возникла угроза потери власти: в стране полыхали антибольшевистские восстания, против большевиков поднялись не только крестьяне, но и матросы Кронштадта (выражаясь современным языком, их электорат). Поэтому большевики повернули назад.

В 1921 году большевики перешли к НЭПу — новой экономической политике.

В целом в рамках НЭПа произошел определенный возврат к рынку: в сферу торговли и легкой промышленности пришли частники, а тяжелая промышленность, транспорт, международная торговля остались под контролем государства. Началось привлечение иностранного капитала. В сельском хозяйстве была отменена продразверстка, разрешена частная торговля, введен натуральный налог (позже он стал собираться деньгами). Главное, что налог определялся еще до весны, что крестьянин сам мог решить, сколько ему сеять и как распорядиться излишками.

Начало политики НЭП совпало с передачей земли крестьянам (средний надел в БССР увеличился с 9,5 до 11,2 га). В 1922-м была объявлена свобода форм землевладения. Нарком земледелия БССР Дмитрий Прищепов озвучил лозунг «Беларусь — красная Дания» и предлагал в сфере сельского хозяйства равняться на эту страну.

В итоге более четверти крестьянских хозяйств в БССР в 1920-х годах вышли на хутора. Также разрешалась краткосрочная аренда земли и использование наемной работы (при условии, что члены семьи нанимателя также работали).

Плакат "Уничтожим кулака как класс". Изображение: wikimedia.org
Плакат «Уничтожим кулака как класс». Изображение: wikimedia.org

В итоге у крестьян появилась определенная заинтересованность в результатах своего труда.

Что касается НЭПа, то в целом он смог восстановить экономику страны, которая лежала в руинах после Первой мировой и Гражданской войн. До 1927 года сельское хозяйство достигло довоенного уровня, выросли средняя урожайность, посевная площадь, поголовье рогатого скота. Но в этот момент страна (а вместе с ней и НЭП) остановились перед развилкой: по какому пути двигаться дальше.

Чтобы разобраться в них, поговорим о двух противоречиях НЭПа — глобальном, связанном со стратегической линией развития СССР, и более частном, связанном с развитием сельского хозяйства.

Что было не так с сельским хозяйством при НЭПе?

Для ответа на этот вопрос нам необходим небольшой экскурс в историю.

Российская империя, предшественница СССР, была аграрной страной. Перед Первой мировой войной более чем 75% населения было занято в сельском хозяйстве.

Перед крестьянами остро стояли несколько проблем:

  • Малоземелье. По состоянию на 1915 год дворяне, чиновники и офицеры владели 39,5 млн десятин земли в 47 губерниях европейской части страны. Крестьяне — более 32 млн десятин (одной половиной крестьяне владели лично, второй — в составе товариществ и обществ).
  • Чересполосица — расположение земельных участков одного хозяйства полосами вперемежку с чужими участками.
  • В целом очень низкая эффективность сельского хозяйства.

«Плохая обработка земли, незначительное распространение усовершенствованных сельскохозяйственных орудий, недостаточное удобрение почвы, исключительно зерновое, большей частью по трехпольной системе, хозяйство являются до сих пор характерными признаками земледельческого промысла не только у крестьян, но и у многих частных земледельцев. (…). В отношении производительности и культурности сельского хозяйства Россия, несмотря на свои природные богатства, далеко отстала от других стран, достигших в этом отношении значительных успехов благодаря затрате на обработку сельскохозяйственных угодий большого количества труда и капитала и применения усовершенствованных орудий и систем хозяйства». (Из «Объяснительной записки к отчету государственного контроля по исполнению государственной росписи и финансовых смет за 1910 год»)


Парадокс, но в целом большевики так и не смогли решить эти проблемы. При всех плюсах, достигнутых в годы НЭПа, проблема перенаселения сохранялась (несмотря на передел земли помещиков, чиновников и офицеров). Не исчезла и чересполосица. А высоким уровнем развития сельского хозяйства могли похвастаться лишь богатые крестьяне (в СССР их называли кулаками). По подсчетам советских историков, к началу коллективизации доля бедняков составляла 35%, середняков — 60%, кулаков — 5%. Но кулакам принадлежало около трети сельскохозяйственных машин.

Расслоение деревни на бедняков, середняков и кулаков. Опубликовано в журнале "Прожектор" (1926). Изображение: wikipedia.org
Расслоение деревни на бедняков, середняков и кулаков. Опубликовано в журнале «Прожектор» (1926). Изображение: wikipedia.org

Так что приведенная цитата 1910 года вполне актуальна для первой половины 1920-х годов, когда Россия продолжала оставаться аграрной страной.

Что было не так с самим НЭПом?

При всех своих ограничениях НЭП развивался по экономическим законам, содействовал росту благосостояния. Но параллельно в стране шло «закручивание гаек». Были запрещены все политические партии, кроме большевистской, складывался культ личности Сталина, шло формирование тоталитарного общества.

Добавим, что государственный сектор экономики проигрывал частному. Борьбу решили регулировать административными методами (знакомая практика, правда?). Постепенно «частникам» стали меньше давать кредитов, увеличивать налоги (речь о зажиточных крестьянах), разрывать договоры об аренде. То есть экономическое развитие страны (относительно свободная экономика) входило в противоречие с политическим (несвободное общество).

Это противоречие стало особенно остро проявляться во время кризисов.

Например, в 1923 году возникли «ножницы цен» — дисбаланс между ценами на промышленные и сельскохозяйственные товары.

С одной стороны, промышленные товары были некачественными, цены на них искусственно высокими, поэтому люди не хотели их покупать. С другой стороны, цены на зерно, которое сдавали крестьяне, были низкими. Но крестьянам приходилось выплачивать фиксированные налоги. Поэтому они выплачивали налоги и сверх этого сдавать зерно не хотели.

В итоге страна оказалась перед угрозой продовольственного кризиса.

Окладной лист по единому сельскохозяйственному налогу на 1928—1929 год крестьянина села Больше-Михайловское Дальневосточного края Арсентия Поликарповича Воропаева. Изображение: wikipedia.org
Окладной лист по единому сельскохозяйственному налогу на 1928−1929 год крестьянина села Больше-Михайловское Дальневосточного края Арсентия Поликарповича Воропаева. Изображение: wikipedia.org

В том году власти пошли рыночным путем и смогли устранить дисбаланс. Но один из следующих кризисов, кризис хлебозаготовок (1927−1928 и 1928−1929 года), стал решающим. В 1927-м году СССР недобрал 128 млн пудов зерна. В БССР план выполнили лишь на 71,5%. Причина была в том, что власти искусственно установили низкие цены, по которым крестьяне отказались сдавать зерно.

В том году большевики сумели победить. Доходило до того, что появились заградительные отряды. Они задерживали крестьян, которые пытались вернуться вместе с зерном домой.

Какая альтернатива существовала перед началом коллективизации?

В этой ситуации возникли два варианта для дальнейшего развития страны.

Действовать с точки зрения идеологии НЭПа, рыночными методами, еще больше освободить экономику и крестьян («Всему крестьянству, всем его слоям нужно сказать: обогащайтесь, накапливайте, развивайте своё хозяйство», — заявил один из лидеров большевиков Николай Бухарин) и постепенно решать существующие проблемы в экономике.

Второй вариант сформулировал на апрельском пленуме 1929 года Иосиф Сталин


План партии:

1) мы перевооружаем (…) промышленность;

2) мы начинаем серьезно перевооружать сельское хозяйство (…);

3) для этого надо расширять строительство колхозов и совхозов, массовое применение (…) машинно-тракторных станций (…);

4) что касается хлебозаготовительных затруднений в данный момент, то необходимо признать допустимость временных чрезвычайных мер, подкрепленных общественной поддержкой середняцко-бедняцких масс, как одно из средств сломить сопротивление кулачества и максимально взять у него хлебные излишки, необходимые для того, чтобы обойтись без импорта хлеба и сохранить валюту для развития индустрии; (…).


То есть речь шла о решительном сломе НЭПа и окончательном «закручивании гаек», чтобы экономическая система соответствовала политической.

Свою роль в выборе этого варианта сыграла и политика индустриализации, которая начала проводиться во второй половине 1920-х годов. Напомним, что на тот момент СССР являлся преимущественно аграрной страной. Целью индустриализации было создание индустриального государства. Денег на строительство новых предприятий не хватало, их решили взять у деревни.

В итоге власти выбрали второй вариант.

Какова была программа коллективизации?

Коллективизация стала одной из самых крупных аграрных реформ в истории России и соседних стран. С ней может сравниться лишь отмена крепостного права в 1861 году. Но перед началом этой реформы (как и столыпинской аграрной реформы 1906 года) была подготовлена и опубликована ее программа с развернутыми инструкциями по ее реализации.

Сигналом к началу коллективизации стала статья Сталина «Год великого перелома» (ноябрь 1929 года) и его речь в Коммунистической академии в декабре 1929 года. Но при этом, как писала историк Шейла Фицпатрик, «не было сделано никаких конкретных указаний по коллективизации, кроме приказа „ликвидировать кулачество как класс“».


Это может показаться странным, поскольку, как известно, сталинский режим неукоснительно требовал исполнения директив центра, а как же их исполнять, если тебе толком не говорят, что делать? Однако факт есть факт: о важнейших изменениях в политике чаще всего «сигнализировали», а не сообщали в форме четкой и подробной директивы. Сигнал мог содержаться в речи или статье Сталина, в передовице «Правды», мог передаваться посредством показательного процесса или опалы высокопоставленного руководителя, имя которого было тесно связано с тем или иным правительственным курсом. Общим для всех этих сигналов было то, что они указывали на поворот курса в какой-либо области, не разъясняя точно, что означает новая политика и как ее проводить в жизнь.

Отрывок из книги Шейлы Фицпатрик «Повседневный сталинизм».


На местах начали действовать так, как понимали: насильно загонять крестьян в колхозы. Если в ноябре 1929 года процент коллективизации в БССР составлял 9,8%, то в начале следующего года — 20,9% (соответственно, 77,7 тысяч и 165,3 тысячи крестьянских хозяйств). За месяц показатели увеличились почти вдвое. К 1 марта 1930 года в колхозах насчитывалось 457,7 тысячи хозяйств (или 58% от их общего количества).

Плакат «вперёд к сплошной коллективизации всего СССР!», 1930 год. Изображение: wikipedia.org
Плакат «вперёд к сплошной коллективизации всего СССР!», 1930 год. Изображение: wikipedia.org

Как были достигнуты эти цифры? Ответ можно найти в постановлении «О мероприятиях по укреплению социалистического переустройства сельского хозяйства в районах сплошной коллективизации и по борьбе с кулачеством». Оно было принято 1 февраля 1930 года и являлось началом массовой коллективизации.


В целях обеспечения наиболее благоприятных условий для социалистического переустройства сельского хозяйства (…):

1. Отменить в районах сплошной коллективизации действие закона о разрешении аренды земли и о применении наемного труда в единоличных крестьянских хозяйствах (…)

2. Предоставить краевым (областным) исполнительным комитетам и правительствам автономных республик право применять в этих районах все необходимые меры борьбы с кулачеством вплоть до полной конфискации имущества кулаков и выселения их из пределов отдельных районов и краев (областей).

Конфискованное имущество кулацких хозяйств, за исключением той части, которая идет в погашение причитающихся с кулаков обязательств (долгов) государственным и кооперативным органам — должно передаваться в неделимые фонды колхозов в качестве взноса бедняков и батраков, вступающих в колхоз.


А 6 февраля 1930 года на местах получили циркулярное письмо от руководства компартии Беларуси.

Фото из Национальный архив Беларуси. Источник: infobaza.by
Фото из Национальный архив Беларуси. Источник: infobaza.by

В нем подробно рассказывалось, как поступать с разными категориями кулаков.


«а) першая катэгорыя — гэта контр-рэвалюцыйны кулацкі актыў - павінен быць немедленна ліквідаваны шляхам заключэння ў конц. лагеры;

б) другую катэгорыю павінны скласьці астатнія элементы кулацкага актыву, асабліва з найбольш багатых кулакоў і паў-абшарнікаў, якія падлягаюць высылцы ў аддаленыя мясцовасьці Саюзу ССР;

в) у трэцюю катэгорыю ўваходзяць астатнія кулацкія гаспадаркі, якія застаюцца ў межах раёну, акругі альбо рэспублікі, але падлягаюць рассяленьню на новых, адводзімых ім за межамі калгасных гаспадарак вучастках горшай зямлі.

г) Агульная колькасць гаспадарак усіх трох катэгорый павінна скласьці ў сярэднім па БССР 3−3,5%. Гэтае паказаньне (3−3,5%) мае мэтай сканцэнтраваць удар па сапраўды кулацкіх гаспадарках і бязумоўна папярэдзіць распаўсюджваньне гэтых мерапрыемстваў на якую-небудзь частку сераднякоў»


Каким был ответ крестьян? Только за 1930 год в Беларуси было зафиксировано более 500 выступлений.

Крестьяне сопротивлялись и пассивно: до мая 1930 года поголовье скота уменьшилось более чем на четверть: его резали перед вступлением в колхозы.

Почему Сталин временно отступил, но курс в целом остался прежним?

Сталин почувствовал, что ситуация выходит из-под контроля, и решил временно отступить. 2 марта 1930 года в газете «Правда» была напечатана его статья «Головокружение от успехов».


Это факт, что на 20 февраля с. г. уже коллективизировано 50% крестьянских хозяйств по СССР. Это значит, что мы перевыполнили (тут и далее в этом документе — выделения Сталина. — Прим. TUT.BY) пятилетний план коллективизации к 20 февраля 1930 года более чем вдвое. (…) О чем все это говорит? О том, что коренной поворот деревни к социализму можно считать уже обеспеченным. (…).

Но успехи имеют и свою теневую сторону, особенно когда они достаются сравнительно «легко», в порядке, так сказать, «неожиданности». Такие успехи иногда прививают дух самомнения и зазнайства (…). Отсюда задача партиям повести решительную борьбу с этими опасными и вредными для дела настроениями и изгнать их вон из партии. (…)

А что иногда происходит у нас на деле? Можно ли сказать, что принцип добровольности и учета местных особенностей не нарушается в ряде районов? Нет, (…) Возьмем некоторые районы Туркестана (территория современных Казахстана, Узбекистана, Туркмении, Киргизии. — Прим. TUT.BY), где благоприятных условий для немедленной организации колхозов еще меньше, чем в северных областях потребительской полосы. Известно, что в ряде районов Туркестана были уже попытки «догнать и перегнать» передовые районы СССР путем угрозы военной силой, путем угрозы лишить поливной воды и промтоваров тех крестьян, которые не хотят пока что идти в колхозы.


То есть Сталин переложил ответственность за «перегибы» на местах на исполнителей. Но крестьяне восприняли эту статью однозначно.

На протяжении марта — мая в БССР из колхозов вышли 370 тысяч крестьянских хозяйств. Степень коллективизации мгновенно снизилась с 58 до 11,1% — и социальное напряжение спало.

Активисты с.Удачное Донецкой области с конфискованными колосьями около сельсовета, 1932 год. Изображение: uinp.gov.ua
Активисты с. Удачное Донецкой области с конфискованными колосьями около сельсовета, 1932 год. Изображение: uinp.gov.ua

Но это была лишь временная передышка. Власть продолжила давление на индивидуальные хозяйства. В БССР отправлялись рабочие из РСФСР, которые помогали власти проводить коллективизацию. Крестьяне облагались высокими налогами, тех, кто выражал свой протест, репрессировали.

В итоге к концу 1931-го в колхозах находилось около 50% крестьянских дворов. В последующие годы это число постепенно увеличилось. К началу 1939 года в колхозы вошло более 90% дворов.

Какой ценой были достигнуты эти успехи, можно судить по результам статистики. По первой в БССР переписи 1926 года на территории страны (без учета Западной Беларуси) жило 5 млн человек. В следующий раз перепись проходила в 1937 году. Однако ее результаты признали «дефектными», а тех, кто ее проводил, репрессировали. Кампания 1937 года зафиксировала уменьшение населения БССР на 600 тысяч человек. Причины — насильственная коллективизация, голод и массовые репрессии. Их жертвами стала элита страны. Эту потерю мы ощущаем до сих пор.

В страну пришел голод. В массовом сознании он связан с Украиной (речь о Голодоморе), но голод имел место и на юге Беларуси. Как отмечает академическая «Гісторыя Беларусі» (издание Института истории НАН Беларуси), к середине 1933 года в Ельском и Наровлянском районе от голода умерли 130 человек.

Требовалась ли СССР коллективизация? Каковы были ее итоги?

Ради объективности следует сказать, что в 1929 году в действиях власти была своя логика. Действительно, городскому населению требовались товары, промышленности — сырье. Частные хозяйства, где преобладал ручной труд, не могли удовлетворить эти запросы. Отсутствие механизации и масса посредников лишь усложняли эти процессы. И колхозы помогли решить эти проблемы (как и нехватку земли и т.д.).

Но в нормальном, свободном обществе все происходило бы добровольно и в формате дискуссии. А добровольно идти в колхозы белорусы (как и другие жители СССР) не хотели.

Ведь создание первых коллективных хозяйств произошло еще в период политики «военного коммунизма» (на рубеже 1910−1920-х годов). Они были трех типов.

В Товариществах по совместной обработке земли (ТОЗ) скот, машины, инвентарь и постройки оставались в личной собственности крестьян, которые лишь работали совместно (отсюда и название). Доходы распределялись по количеству труда, размеру взносов и ценности средств производства.

В сельскохозяйственных артелях в личном пользовании оставались лишь жилой дом, подсобное хозяйство вместе с частью скота. Остальное передавалось в общее пользование. Доходы распределялись по количеству и качеству труда (по трудодням).

Наконец, в сельскохозяйственной коммуне всё (даже дома) являлись общими.

В будущем ТОЗы и коммуны исчезли. Остались лишь артели, за которыми и закрепилось название «колхоз».

К 1921 году в БССР действовало 374 совхоза и 740 колхозов (точнее ТОЗов, артелей и коммун). К 1929-му их насчитывалось 1543, они объединяли всего 1,6% всех хозяйств.

Почему же попытка создания колхозов (причем в трех вариантах) оказалась малоудачной? В те годы участие в таких коллективных хозяйствах было исключительно добровольным. Когда в начале 1920-х крестьянам стали выдавать землю в личное пользование, многие крестьяне вышли из колхозов. То есть жители БССР откровенно проголосовали ногами.

Понятые во дворе крестьянина при поиске хлеба в одном из сел Гришинского района Донецкой области, 1930–1934 гг. Фото: uinp.gov.ua
Понятые во дворе крестьянина при поиске хлеба в одном из сел Гришинского района Донецкой области, 1930−1934 гг. Фото: uinp.gov.ua

А теперь представьте альтернативный вариант: созданные в 1929 году колхозы получают хорошую технику, финансовую поддержку от власти. Вполне возможно, туда вступили бы не только бедняки. В итоге коллективные хозяйства конкурировали бы с частными. Но в СССР решили пойти путем насилия.

Вопрос об итогах и последствиях коллективизации остается спорным. Действительно, без проведения массовой коллективизации СССР вряд ли смог бы создать мощную промышленность и победить во Второй мировой войне. Был заложен фундамент, за счет которого экономики бывших союзных республик (в том числе и Беларуси) функционировали десятилетиями.

Но при этом уже тогда был заложен дисбаланс, когда деньги, полученные из деревни, шли на развития тяжелой, а не легкой промышленности. Был уничтожен традиционный крестьянский уклад и подорвано благосостояние деревни (сколько позже ни проводилось реформ, она так до конца и не восстановилась).

И самое главное: за коллективизацию было заплачено жизнями тысяч невинных людей, которые стали жертвами репрессий и голода.

-30%
-15%
-26%
-10%
-10%
-50%
-50%
-12%
-21%