104 дня за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Что происходит в Беларуси 4 марта
  2. «Малышке был месяц, они ее очень ждали». Что известно о троих погибших в страшной аварии под Волковыском
  3. Носкевич: Уголовное дело Тихановского до конца месяца будет передано прокурору для направления в суд
  4. Две машины в Андорру, пять — в Эстонию, 121 — в Германию. Интересные факты об экспорте авто из Беларуси
  5. «Мы с вами не допустили гражданского раскола». Лукашенко и Кубраков поздравили милиционеров
  6. «За полтора месяца мое душевное рвение ушло в минус». Минчанка продала квартиру и купила синагогу
  7. Родители не пускали дочь на учебу из-за ковида — и ее отчислили. Колледж: все законно
  8. Ловите весну. Как выглядит Минск в первые дни марта
  9. Протестировали, как работает оплата проезда в метро по лицу, и рассказываем, что из этого вышло
  10. Нет ни документов, ни авто. В правительстве объяснили, как снять с учета такую машину, чтобы не платить налог
  11. Год с коронавирусом. В какие страны сейчас могут слетать белорусы и что для этого нужно
  12. «Предложили снять, я отказался». Житель «Пирса» повесил на балконе БЧБ-флаг, а его авто забрал эвакуатор
  13. Как перекладывают «по карманам» долги госсектора и чем это чревато
  14. «В школе думали, что приводит бабушка». История Даши, у которой разница в возрасте с мамой 45 лет
  15. «Парень выдержал полгода». История мотоциклистки, которая в 25 лет стала жертвой страшной аварии
  16. Эксперт рассказал, как правильно посеять семена и что делать, чтобы они взошли
  17. «Наш пессимизм не оправдался». Что сейчас происходит со стартап-сообществом в Беларуси
  18. «Осторожно, тут могут быть бэчебэшники». Как в Купаловском прошел первый спектакль после президентских выборов
  19. Все магазины Bigzz и «Копилка» не работают. Компания ушла в ликвидацию
  20. В Viber появилась функция, которая должна защитить белорусов от звонков мошенников
  21. На продукты рванули цены. Где сейчас выгоднее закупаться — на рынках, в гипермаркетах, дискаунтерах?
  22. Инициатива BYPOL выложила напутственную речь якобы экс-главы МВД по случаю его ухода с должности
  23. Служит в армии и копит на дом в деревне. В женском биатлоне — новая звезда (и она невероятно милая)
  24. Уволился декан ФМО БГУ Виктор Шадурский. Он возглавлял факультет больше 12 лет
  25. Медики написали открытое письмо главе профсоюза: «Мог ли врач промолчать и позволить опорочить имя убитого?»
  26. Беларусбанк начал выдавать потребительские кредиты. Какую сумму дадут при зарплате в 1000 рублей
  27. Для водителя, который прокатил на капоте гаишника, запросили 11 лет колонии усиленного режима
  28. Двухлетний ребенок полгода не видел папу. Посмотрите, как сын встречает политзаключенного
  29. Перенес жуткое сотрясение, но вернулся и выиграл два Кубка Стэнли. Хоккеист, которым восхищается весь мир
  30. «Вместо 25 рублей — 129». Банк повысил предпринимателю плату за обслуживание в 5 раз из-за овердрафта


/

На одном из мастер-классов в театре имени Максима Горького подросткам из учебно-воспитательных учреждений закрытого типа предложили нарисовать афишу для их будущего спектакля. Ребята выполнили задание, только из всей палитры использовали исключительно черную краску. В интервью TUT.BY шоумен, телеведущий и актер Александр Вергунов рассказал, как помогал этим детям увидеть в жизни другие цвета, как бился за то, чтобы бывшего воспитанника спецучреждения приняли в обычный колледж, и поделился секретом, как научиться самому радоваться каждому новому дню даже после двух клинических смертей.

Александр Вергунов в спектакле «Проделки Ханумы», Театр имени Максима Горького. Фото: rustheatre.by
Александр Вергунов в спектакле «Проделки Ханумы», Театр имени Максима Горького. Фото: rustheatre.by

«Все равно нам будут хлопать — мы же инвалиды»

Несколько лет подряд в Национальный театр имени Максима Горького ежемесячно привозили на мастер-классы и репетиции ребят из разных областей страны. У одних в амбулаторных картах были выписаны особенности их психофизического развития и целые букеты диагнозов, у других — уже в карточках учета из учебно-воспитательных учреждений закрытого типа — стояли отметки о многочисленных нарушениях закона. Но ни тем, ни другим все эти записи не мешали рьяно постигать азы театрального искусства. Итогом таких занятий становились спектакли, созданные по пьесам и под руководством Александра Вергунова.

— Я бы посоветовал поработать с этими детьми всем без исключения. Мы настолько привыкли к тому, что у нас есть две руки, две ноги, что ничего не мешает нам видеть и слышать, что посвящаем свою жизнь ненужной суете: постоянно чего-то требуем, пробиваем себе дорогу локтями, запросто отодвигаем в сторону тех, кто окажется на нашем пути. Тут же ты сталкиваешься с человеком, у которого вместо обычной ноги — отросток, а вместо руки из плеча торчит пятерня. Ему недоступно многое из того, что мы делаем не задумываясь. Многих пугает «не такой» внешний вид. Но стоит познакомиться ближе — и ты видишь, какая у этого человека огромнейшая душа.

В акции «Большое искусство руками маленьких людей», инициированной благотворительным общественным объединением «Мир без границ», участвовали ребята с тяжелыми диагнозами, поэтому Александр под каждого подбирал роль по объективным возможностям. Но на протяжении репетиций старался помочь каждому попробовать что-то новое для себя.

Сцена из спектакля «Такие хрупкие мечты» в рамках Республиканской акции «Большое искусство руками маленьких людей». Фото: rustheatre.by
Сцена из спектакля «Такие хрупкие мечты» в рамках Республиканской акции «Большое искусство руками маленьких людей». Фото: rustheatre.by

— Сначала они сопротивлялись непривычному, но потом загорались — было видно, как изо всех сил хотели что-либо сделать, даже если собственные руки или ноги их предательски подводили. К примеру, в одном из спектаклей парня посадили за настоящую ударную установку. У Андрюши была всего одна функция: в нужную минуту один раз ударить по литаврам. Ничего другого он в силу своих физических возможностей сделать не мог. Но видели бы вы, как Андрюша готовился к тому моменту!

А вот самым сложным в работе с такими детьми оказалось не обучение, а преодоление привычного для воспитанников интернатов отношения к себе.

— Ребята приноровились к тому, что за ними ухаживают. На одной из первых репетиций наша главная героиня Танечка в ответ на мои просьбы что-то повторить заявила: «А зачем стараться? Все равно нам будут хлопать: мы же инвалиды». Вот этот форс нужно было сбить. Я читал им только две трети пьесы и предлагал вместе подумать, чем может завершиться история. Многие из них впервые не повторяли за взрослым какую-то определенную схему, а сочиняли сами. Дети даже заговорили другим тоном, когда они поняли, как здорово что-то созидать вместе.

Приходить к задуманному результату помогало главное правило: говорить на равных, избавляясь от желания сюсюкать с ними и решать все за них. Особенно такой подход помогал в общении с ребятами из спецучреждений, которые в свои юные годы уже имели за плечами статьи за хулиганство, бродяжничество, распитие спиртных напитков.

«Брать в колледж его не хотели — из-за записи о спецучреждении в биографии»

Любовь к путешествиям приводит к неожиданным открытиям. Фото: личный архив Алексанрдра Вергунова
Любовь к путешествиям приводит к неожиданным открытиям. Фото: личный архив Александра Вергунова

Вспоминая юных актеров из учебно-воспитательных учреждений закрытого типа, Александр перестает улыбаться: «Они приезжали к нам маленькими волчатами, уже заранее решив, что весь этот театр — глупость несусветная. Мне вместе с коллегами-актерами приходилось выковыривать их из этой скорлупы недоверия к взрослому миру». Удивляюсь, зачем же тогда эти подростки соглашались участвовать в проекте?

— Я о том же спросил Ярика — удивительного парнишку из Солигорского района, который дважды играл в наших спектаклях. В его спецучреждении проводили отбор для участия в проекте. При желании можно было проигнорировать предложение. Но он решил, что поездки в Минск — это хоть какое-то разнообразие, да еще и покормят чем-то вкусным. На наши мастер-классы и занятия он поначалу смотрел с откровенным пренебрежением.

Ехидству и отстраненности было откуда браться. Как объясняет Александр, Ярик рос без отца, с пьющей матерью, денег в доме особо не было. Чтобы насобирать какую-то мелочь на еду, парень с другом пел на улицах в Солигорске.

Сцена из спектакля «Такие хрупкие мечты» в рамках Республиканской акции «Большое искусство руками маленьких людей». Фото: rustheatre.by
Сцена из спектакля «Такие хрупкие мечты» в рамках Республиканской акции «Большое искусство руками маленьких людей». Фото: rustheatre.by

— Прохожим нравились темперамент и озорство мальчишек, их угощали едой или бросали монеты в шляпу. Но однажды мимо проходила типичная «тетка с начесом» и пожаловалась в милицию, мол, дети попрошайничают. Вот Ярик и загремел в спецучреждение. Эта несправедливость, которая свалилась на него, заставляла подростка сторониться любого взрослого. Нам понадобилось немало времени, чтобы отогреть скромного, интеллигентного парня. Позже он признался, что пришел в себя только за пару дней до премьеры итогового спектакля.

К этому ребенку в театре прикипели душой и даже после завершения проекта не выпускали Ярослава из виду.

— Мы пытались вытянуть мальчишку из его скорлупы. Уже после завершения проекта с нашим завлитом Инной Аксеновой и преподавателем Надеждой Бруцкой приезжали к Ярику домой, обсуждали с ним планы на будущее, помогали ему подобрать костюм к выпускному вечеру. Слава богу, у него все в порядке с мозгами, парень поступил в колледж. Правда, брать туда его не хотели — из-за записи о спецучреждении в биографии. Пришлось приложить некоторые усилия, чтобы не перечеркнули жизнь человека на взлете.

С братом в Монголии, где несколько лет военным советником служил отец Вергунова. Брат пошел по отцовской линии и теперь служит генералом. 1970 год. Фото: личный архив Алексанрдра Вергунова
С братом в Монголии, где несколько лет военным советником служил отец Вергунова. Брат пошел по отцовской линии и дослужился до генерала. 1970 год. Фото: личный архив Александра Вергунова

За три года существования проекта Александр познакомился с немалым количеством мальчишек, подобных Ярику. Чтобы справиться с их недоверием, необходимо было быть максимально честным, открытым и предельно терпеливым.

— Между детьми стычек не наблюдалось, но один неприятный случай все-таки произошел. Я впервые столкнулся с подростками, что в столь юном возрасте уже имеют хроническую зависимость от алкоголя. В тот раз детей на ночевку размещали в детском оздоровительном лагере за 40 километров от Минска. Так вот там парни умудрились раздобыть в ближайшей деревне спиртное. Как только происшествие вскрылось, представители спецучреждения хотели вернуть нарушителей обратно, но мы их отстояли. Мальчишки увидели, что мы в них верим, и больше таких инцидентов не случалось.

Зато на глазах менялись сами подростки, постепенно убирая защитную от взрослых броню. На повторном мастер-классе по рисованию афиш, уже после выпуска итогового спектакля, дети из спецучреждений забывали о черной краске и рисовали всеми цветами радуги. Значит, хотя бы на время забыли о своих опасениях, переживаниях и недоверии к окружающим.

«Из 25 детей выжили только семь»

Александр Вергунов в спектакле «Загадочный визит», Театр имени Максима Горького. Фото: rustheatre.by
Александр Вергунов в спектакле «Загадочный визит», Театр имени Максима Горького. Фото: rustheatre.by

К третьему проекту к команде из театра имени Максима Горького присоединились актриса Инна Гончар из столичного Театра кукол, художница Наталья Кудашкина из ТЮЗа. В тот раз Александр Вергунов создал пьесу по мотивам «Балаганчика» Александра Блока, а само театрально-цирковое действо развернул в культурном хабе Ок16.

— Ребята выступали под живую музыку от Леонида Павленка из группы «НагУаль» и вокал Светы Бень. Это было удивительно! Этому делу отдавалось так много творческих и очень добрых людей. Жаль, что мы больше не сможем сделать ничего подобного. Проведение акции для «Мира без границ» финансировала шведская сторона. Я и мои коллеги работали бесплатно, но деньги нужны были, чтобы на неделю привозить детей в Минск, оплачивать им тут проживание и питание. В прошлом году партнер за границей умер — и наш театральный проект, судя по всему, постигнет та же участь. Хотя у меня есть еще заготовки и мы могли бы помочь социализироваться другим детям.

Казалось бы, у Александра Вергунова — медийного лица, которого каждый знает если не по нынешним ролям или давнишним выступлениям в театре «Христофор», то по многочисленным телепередачам и рекламным роликам, полно и других возможностей для творческой реализации. Почему занятия с детьми так для него важны?

— Уверен, чем больше отдаешь, тем больше приобретаешь. Да, я живу в достатке (есть квартира, машина, дача, дипломы и награды), поэтому можно было бы задрать нос и ходить, мол, вот он я. Но все это, простите, фигня, потому что на тот свет с собой этого не заберешь. Я давно хожу по краю: за плечами — две клинические смерти. Они-то мне и напоминают, что надо успеть сделать побольше хорошего.

Глядя на известного шутника и балагура, сложно представить, что на его долю не раз выпадали испытания, в которых можно было мгновенно потерять самое ценное. Александр не любит вспоминать жуткую ночь несколько десятилетий назад, когда сидел под дверью реанимации и думал только о том, чтобы его дочь выжила.

Сын Сергей, дочь Катя и внучка Светлана. Фото: личный архив Алексанрдра Вергунова
Сын Сергей, дочь Катя и внучка Светлана. Фото: личный архив Александра Вергунова

— Катя вместе с детсадовской группой уехала на летнюю дачу в Крыжовку. В один из дней из столовой принесли очередной чан с едой, вот только кто мог подумать, что в него кто-то сыпанул крысиный яд. С детьми в остальных группах все было в порядке, а в Катиной — массовое отравление. Всю ночь из Крыжовки в Минск мчались скорые. Моего ребенка выхаживали в барокамере. Было страшно. Из 25 детей выжили только семь… Болезнь не прошла бесследно, периодически у Кати отнимались ноги. Врачи рекомендовали сменить климат…

Сейчас Екатерина Вергунова вместе с мужем и дочерью живет в Израиле, где работает диджеем на одной из радиостанций. Внучка Вергунова Светлана стала военным. На ее готовящейся свадьбе должно собраться все семейство, разъехавшееся по разным странам, в том числе и сын Вергунова Сергей, который уже давно перебрался с женой в Германию. Но даже за всеми этими приятными хлопотами каждое утро для Екатерины начинается с обязательного многолетнего ритуала — общения с отцом.

— Иногда мне говорят: «Вергунов, ты живешь одним днем!» Нет, после той истории я живу одним мгновением, ведь не знаю, что может случиться завтра. Ценить нужно каждую секунду. И если уж сводит судьба с кем-то и это уже мое, я не отпущу.

«На 130 рублей с добавлением отпускных я мог везти семью на юг»

В театре «Христофор». Фото: личный архив Алексанрдра Вергунова
В театре «Христофор». Фото: личный архив Александра Вергунова

На выпускных экзаменах в Академии искусств Шуру Вергунова — без пяти минут специалиста с дипломом актера и режиссера театра драмы — судьба свела с главным режиссером театра кукол Анатолием Лелявским (отцом нынешнего худрука столичного Театра кукол Алексея Лелявского. — Прим. TUT.BY). На предложение прийти в его коллектив Вергунов сначала гордо ответил: «Я — драматический артист».

— Но спустя два месяца, уевшись драмы, пришел к Анатолию Александровичу — и в этот же день вышел на репетицию. 17 лет в Театре кукол — это была абсолютно счастливая жизнь, когда людей на сцене объединяло чувство кайфа от своей игры для зрителя. Видимо, это оценило и жюри Международного театрального фестиваля во французском Шарлевиль-Мезьере: за роль в спектакле Анатолия Лелявского «Соловей» я получил золотую медаль. Она так и осталась для отечественного театра кукол единственной в истории наградой такого уровня.

В то время в Театре кукол была очень неплохая зарплата.

— Мои однокурсники после вуза приходили в театр на зарплату в 90 рублей, я же получал сразу 130. Для сравнения, на моей даче стоит двустворчатый шкаф, на неоторванной этикетке которого обозначена цена в 23 рубля. На 130 рублей с добавлением отпускных я мог везти семью на юг.

С женой Ириной в Кельне. Фото: личный архив Алексанрдра Вергунова
С женой Ириной в Кельне. Фото: личный архив Александра Вергунова

Но было бы удивительно, если бы при таком неуемном характере Вергунов не попробовал себя в других профессиях. Вскоре он появился на Белорусском радио: был автором передачи «Пошта блакітнага вагона», которая продержалась в эфире 21 год!

— Сначала писал от руки. Потом узнал, что мои рукописи специальный человек набирает на печатной машинке, — и научился печатать. Часть денег из гонорара уходила тем, кто переводил текст на белорусский язык. Я сам себе удивился: неужели не смогу писать по-белорусски? Вывучыў мову і валодаю ёй дасканала, бо жыву на гэтай зямлі. На радио заинтересовался работой сценариста — и в результате окончил Высшие сценарные курсы в Москве.

После были программы на телевидении, среди которых «Ля афішы» на 8-м канале, «Погода от Шуры Вергунова» на ОНТ, книги прозы и многочисленные документальные фильмы. Одна из последних картин по сценарию Александра Леонидовича — «Жемчужина Беларуси», рассказывающая о проблемах полесских болот, — заняла второе место на экологическом фестивале документальных фильмов в Омске.

— Можем еще вспомнить 17 лет в театре «Христофор», съемки в кино, выступления на эстраде, конферанс. Наверное, единственное, что пока не научился делать, это рисовать. Лет десять назад я торжественно купил много разной бумаги для рисования, кисточки и карандаши, но так ни разу и не подошел. Только жена Ирина, в очередной раз перекладывая это богатство с места на место, смеясь, спрашивает: «Ты когда-нибудь начнешь?» Некоторые, смотря на меня, говорят: «Шура, ты такой поверхностный! Тут хватанул, там хватанул». Но разве это поверхностно — интересно жить?

«Чиновники не разрешили озвучить собственный документальный фильм, мол, Вергунов — он же хохмач, а тут серьезная картина»

Александр Вергунов в спектакле «Бег», Театр имени Максима Горького. Фото: rustheatre.by
Александр Вергунов в спектакле «Бег», Театр имени Максима Горького. Фото: rustheatre.by

С 2011 года Александр Вергунов работает в театре имени Максима Горького. Выходит на сцену не только в комических образах, чего от него, несомненно, ждет публика, но и в драматических ролях.

— Появляюсь, к примеру, в роли генерала Чарноты в спектакле «Бег» по Булгакову — и чувствую, как зал затаил дыхание в ожидании шутки. Моему другу Виктору Манаеву немного проще: его готовы принять и королем Лиром, ведь он никогда не был официальным шутом на телеэкранах. В основном же люди ленятся попробовать принять актера шире созданного клише. Однажды такое отношение к актерскому амплуа стоило мне очень дорого: чиновники не разрешили озвучить собственный документальный фильм про ветеранов Великой Отечественной войны, мол, Вергунов — он же хохмач, а тут серьезная картина.

— Вам не надоело убеждать, что вы умеете не только шутить?

— А я никому ничего не доказываю. Зачем? У актера очень сложная профессия — мы всегда на виду и от себя не зависим. К примеру, в спектакле Бориса Луценко «Затюканный апостол» по Андрею Макаенку я играл отца главного героя. По роли мой персонаж вел себя так отвратительно, что подтолкнул сына к самоубийству. После спектакля я оказался в автобусе вместе со зрительницами. Всю дорогу две возмущенные женщины высказывали мне, как я посмел так вести себя со своим ребенком. Как я ни пытался объяснить, что это не я сволочь, а литературный персонаж, они не унимались.

— Вы, безусловно, один из самых узнаваемых белорусских актеров. Удивительно, почему до сих пор вам не дали звания.

— Однажды театр хотел представить мою кандидатуру к званию. Меня вызвали к руководству и начали объяснять, какие бумаги нужно подготовить, куда сходить, что сделать. У меня было ощущение, как у ребенка, у которого перед Новым годом забрали конфеты, поэтому отказался. Я твердо уверен, что звание заслуженного или народного артиста — это награда. Если же надо выпрашивать, канючить, вымучивать награду — то в чем тогда ее смысл?

Александр Вергунов в спектакле «Затюканный апостол», Театр имени Максима Горького. Фото: rustheatre.by
Александр Вергунов в спектакле «Затюканный апостол», Театр имени Максима Горького. Фото: rustheatre.by

В советское время к званию полагалась лечкомиссия, прибавка к жалованью, возможность получить квартиру. На сегодняшний день оно дает только дополнительную строчку в программке и небольшую доплату к зарплате.

— Знаю одного актера, чьи документы заворачивали пять раз и только на шестой одобрили. Мне в этой ситуации было бы уже стыдно… Да и, в конце концов, не встречал я заслуженного артиста штата Аризона. Вот есть у них Киану Ривз — и зрители любят его и без всяких титулов. Время же можно потратить более интересно, например отправиться в путешествие. Мы с женой позапрошлым летом на нашей машине посетили семь европейских стран, в прошлом году уже водным путем проехали пять. Как говорит моя Ира, мы ездим не отдыхать, а напитать глаза и накормить душу новыми впечатлениями.

-50%
-10%
-10%
-20%
-20%
-30%
-5%
-33%
-25%