/

О том, что ей присвоили звание народной артистки СССР, актриса Купаловского театра Галина Макарова узнала из газет. Новость стала для нее полной неожиданностью: в 1980-х награды такого уровня давали только партийным, а дочь репрессированных принципиально в партию не вступала и старательно избегала приемов у высоких начальников. Но Макарову знал весь Минск: на Комаровке ее постоянно принимали за землячку и пытались отдать товар бесплатно, а она терялась от такого признания. О спортивном прошлом Галины Климентьевны, ее съемках в кино и семье TUT.BY рассказала ее дочь Татьяна Пекур-Костюнина.

Галина Макарова в спектакле "Лявоніха на арбіце". Фото: архив семьи

«Я помню только два момента, когда она пожаловалась на несправедливость»

У Галины Макаровой, которая родилась 100 лет назад, 27 декабря 1919-го, были десятки главных ролей в ведущем театре республики и немало ролей в кино, принесших ей всесоюзную славу. Но она не пользовалась возможностями, открывающимися перед людьми ее статуса. К примеру, в ее семье никогда не было автомобиля, да и прожили они всю жизнь с мужем — заслуженным артистом БССР Павлом Пекуром — в двухкомнатной квартире возле парка Горького.

— Мамину жизнь не назовешь простой, но она никогда никого не обсуждала и ни на кого не обижалась. Я помню только два момента, когда она пожаловалась на несправедливость. Как-то очень хотела сыграть в экранизации пьесы Островского «Без вины виноватые». Уже состоялись пробы, но на площадку приехала Галина Вишневская — и Макарову не утвердили. Этот фильм на экраны, скорее всего, так и не вышел.

Татьяна Пекур-Костюнина. Фото: личный архив
Татьяна Пекур-Костюнина. Фото: личный архив

Второй же раз мама безумно расстроилась за год до смерти на вручении приза от Союза театральных деятелей «Крыштальная Паўлінка». Галина Климентьевна всю жизнь играла героиню купаловской пьесы Агату Пусторевич, но «Паўлинку» в тот вечер она не получила. С торжественной церемонии мама вернулась растерянной…

Татьяна Павловна с сожалением отмечает, что и после смерти Галины Макаровой досадных помех — теперь уже на пути увековечивания памяти о прекрасной актрисе — меньше не стало.

— Кого чаще всего из белорусских актеров снимали в кино? Весь Союз знал Стефанию Станюту, Владимира Гостюхина и Галину Макарову. Первой громкой ролью для мамы стала Александра Громова в фильме Сергея Микаэляна «Вдовы». С тех пор ее часто звали на съемочную площадку, некоторые даже называли ее всесоюзной бабушкой. Но прихожу я в кинотеатр «Беларусь», смотрю на портреты, висящие в фойе: с них смотрят молодые артисты из театра-студии киноактера, знаменитости из поколения моей мамы, но ее самой нет. Не существует больше и театральный музей в Купаловском театре, где зритель в антракте мог познакомиться с корифеями белорусской сцены.

«Из Минска в Старобин мы летели на самолете»

Галина Макарова. Фото: архив семьи
Галина Макарова. Фото: архив семьи

Сейчас Татьяна Павловна, отработавшая три десятка лет режиссером на белорусском телевидении, помогает купаловцам подготовить вечер к столетию со дня рождения Галины Макаровой. 16 января вспоминать актрису будут на Камерной сцене театра. Первое же мероприятие в память о Галине Климентьевне театр провел еще в начале декабря в Солигорске: знаменитая актриса родом из Старобина Солигорского района. Десять лет назад в городском поселке даже появилась улица, названая в честь Макаровой.

— А вот дом, где она родилась, не сохранился. Поэтому на малую родину мама заглядывала нечасто. Помню, как в одну из поездок взяла меня. Тогда недалеко от поселка располагался аэродром, и из Минска в Старобин мы летели на самолете. На короткие маршруты пускали кукурузники, которые нещадно мотало в воздухе. Этот первый полет в моей жизни дался мне очень тяжело. Мама на руках вынесла меня из самолета и положила приходить в себя в высокую траву тут же, на взлетном поле.

Галина Макарова с первым мужем и его сестрой. Фото: архив семьи
Галина Макарова с первым мужем и его сестрой. Фото: архив семьи

Агата Чехович — а это настоящее имя Галины Макаровой — родом из семьи священника. Ее отец окончил духовную семинарию, воевал под началом белого генерала Деникина. Прадед же служил в старобинской церкви, в пределе которой и был похоронен вместе с матушкой.

— Мамина сестра Яна вспоминала красивый кованый венок на их надгробии. Но с приходом советской власти церковь снесли, а на ее месте соорудили рыночную площадь. Нам рассказывали, что кто-то из старобинцев успел перед сносом перезахоронить останки батюшки и матушки на местном кладбище. Но и это не уберегло их: во время Второй мировой войны немцы проложили через погост дорогу, тем самым уничтожив могилу.

Метала копье, скакала на лошади, побеждала в мотокроссах

Галина Макарова со вторым мужем Павлом Пекуром в спектакле "Молодая гвардия". Фото: архив семьи
Галина Макарова со вторым мужем Павлом Пекуром в спектакле «Молодая гвардия». Фото: архив семьи

С такой биографией в 1930-е годы рассчитывать особо было не на что. Но хоть путь в высшие учебные заведения был закрыт, неуемная Агата решила искать себе место в городе. В Минске она сначала устроилась в один из домов помогать по хозяйству, а потом — санитаркой в 1-ю клиническую больницу. Ее природной энергии хватало на то, чтобы после работы не пропускать ни одного концерта художественной самодеятельности, да еще успевать на занятия во всевозможные спортивные секции.

— Мама на стадионе «Пищевик» (сейчас на этом месте в парке Горького находится поле для игры в хоккей на траве) метала копье. Еще она занималась конным спортом и гоняла в мотоциклетной секции так, что доездилась до звания чемпионки республики по мотокроссу. Недавно я нашла ее диплом за 1939-й год: Агату Апанащик (в Минске девушка сменила папину фамилию на мамину, чтобы чиновники пореже вспоминали про ее репрессированного отца) награждали за победу в республиканских соревнованиях по мотокроссу со стрельбой.

Галина Макарова на мотогонках. 1939 год. Фото: архив семьи

Время от времени Агата играла на аккордеоне на домашних концертах у подруги. Именно эти музицирования оказались судьбоносными: когда девушку отказались принять в студию Первого Белорусского драматического театра, отец подруги — как выяснилось позже, влиятельный чиновник — поспособствовал тому, чтобы талантливую абитуриентку все-таки приняли, закрыв глаза на анкетные данные.

В студии будущую актрису уговорили поменять «крестьянское» имя на «благородно звучащую» Галину. Потом от первого мужа ей достанется знакомая нам фамилия. Так в Купаловском театре появится будущая знаменитая актриса Галина Макарова.

Вместо Нонны Мордюковой

На видео вы можете увидеть Галину Макарову в спектакле «Лявоніха на арбіце», телеспектакле «Трэцяе пакаленне», а также во время встречи с читателями и во время мотокросса.

— Но сначала она получала только эпизодические роли, ведь, как во многих творческих коллективах, в Купаловском были свои коалиции. И неизвестно, как сложилась бы ее карьера, если бы в одном из спектаклей Галину Климентьевну не заметил драматург Андрей Макаенак. Он впечатлился столь характерной актрисой, ее цельной натурой. Специально под нее написал главную роль в пьесе «Лявоніха на арбіце».

Режиссер Борис Эрин предлагал драматургу вывести на сцену других актрис, но Макаенок уперся: «Если не Макарова, то никто другой!» И пригрозил забрать пьесу из театра и увезти ее в Москву. Режиссер сдался, а Галина Климентьевна выходила на сцену в роли Лушки более 600 раз.

В кино же свою любимую роль она сыграть не смогла: сохранились фотографии с тех кинопроб, но экранной Лявонихой в фильме с названием «Рогатый бастион» стала Людмила Хитяева.

Галина Макарова в спектакле "Конец делу венец". Фото: архив семьи
Галина Макарова в спектакле «Конец делу венец». Фото: архив семьи

— Кстати, и во «Вдовах», принесших маме славу, должны были сниматься Майя Булгакова и Нонна Мордюкова. Режиссер Сергей Микаэлян отказался от предложенного варианта: ему нужны были непримелькавшиеся лица, чтобы возникло ощущение, будто перед камерой встали женщины из народа. Только после этого успеха Макарову «заметили» на «Беларусьфильме»: ее позвал в кадр и Михаил Пташук, и Игорь Добролюбов.

У такой популярности была одна проблема: кинорежиссеры желали видеть Макарову только в образе бабушек. Ей же хотелось сыграть масштабную историческую роль.

— От предложений мама никогда не отказывалась. Вздыхала, но объясняла, что киносъемки приносят хорошие деньги. Театральные зарплаты родителей были невелики. Без киношных гонораров она не смогла бы строить свою любимую дачу. Там она чувствовала себя куда уютнее, чем среди поклонников, и иногда сбегала туда на последней электричке после очередного вечернего спектакля. Жаль только, что ее постоянно обманывали, воровали стройматериалы. Заметив свои лаги на чужом участке, мама не решалась идти ругаться. Она возвращалась в свой домик и плакала.

«Разбила клумбы и высадила деревья на площади Победы»

Галина Макарова в фильме "Молодая жена". Фото: семейный архив
Галина Макарова в фильме «Молодая жена». Фото: семейный архив

В свое время она разбила клумбы и высадила деревья на Круглой площади (нынешней площади Победы) — макаровские черешня, алыча, березы, ели сохранились в городе до сих пор. Потом же всецело отводила душу на даче.

— Она выписывала тематические журналы, из всех поездок на гастроли в обязательном порядке везла семена или саженцы. На днях актриса Купаловского театра Зинаида Зубкова рассказала мне, как ее мама, жившая в те годы в Даугавпилсе, передавала Галине Климентьевне семена редких в ту пору для наших краев клематисов. А Макарова потом щедро делилась экзотическими семенами с соседями. К слову, моя дочь Настя сохранила все мамины цветы, в том числе и рододендрон, который актриса когда-то привезла из Югославии.

Галина Макарова на съемках "Голубого огонька". Справа: драматург Андрей Макаенок. Фото: архив семьи
Галина Макарова на съемках «Голубого огонька». Справа: драматург Андрей Макаенок. Фото: архив семьи

На этой даче частенько бывал сын Галины Климентьевны от первого брака Эдуард Макаров. По требованию отца — бывшего сотрудника НКВД — ребенок после развода остался жить в Москве у бабушки и дедушки по отцовской линии. Но на все каникулы Эдик приезжал к матери. Среди дачных соседей было полно известных купаловцев, артистов Оперного театра и музыкантов из консерватории, но мальчишка предпочитал крутиться возле начальника столярного цеха Купаловского театра.

— У него Эдик учился пилить, строгать, мастерить. В нашем доме до сих пор сохранились табуретки, полки, ступки, сделанные его руками. Повзрослев, он часто помогал маме в решении бытовых вопросов, к примеру поменял в квартире всю электропроводку.

«Горячую воду подавали раз в неделю — по четвергам»

В дом на Круглой площади Макарова вместе со своим вторым мужем — заслуженным артистом Купаловского театра Павлом Пекуром — и дочерью въехала в 1953 году. Поначалу в гости к ним частенько захаживали коллеги.

— В те годы в среде купаловцев была популярна игра в тысячу. Родители раздвигали круглый стол, застилали его скатертью, чьи края свешивались до пола, и начинали играть. Я натягивала на себя все, что попадалось под руку — несколько кофт, пальто, пуховый платок, зимнюю шапку, — залезала под стол и представляла себе, что еду в поезде. Мне нравилось слушать, как за игрой острят взрослые. Мама для всеобщего веселья подтасовывала под скатертью карты, а папа в шутку возмущался: «Галка, не мухлюй!».

Павел Пекур в хозяйственных делах целиком полагался на жену. Он не умел даже лампочку вкрутить (с той проблемой помогал справиться театральный электрик). Но беззаветно любил свою Галю и окружал ее заботой.

— Честно говоря, я даже не догадывалась, насколько теплыми были у них отношения, пока не прочитала родительские письма друг к другу. Если мама была темпераментна, то отец на ее фоне всегда выглядел спокойным. Затевала ли она очередной ремонт, тащила ли декорации и костюмы из театра в школу, где я училась, чтобы помочь со школьным концертом, мчалась помогать больным детям или встретившимся по дороге воспитанникам детского дома — папа никогда не сердился и не сопротивлялся маминым инициативам.

Галина Макарова и ее второй муж Павел Пекур на гастролях театра в Варшаве. Фото: архив семьи
Галина Макарова и ее второй муж Павел Пекур на гастролях театра в Варшаве. Фото: архив семьи

Забот же по дому хватало, ведь в 1950−60-х годах квартиры даже на главном столичном проспекте не отличались особым комфортом. Горячую воду подавали раз в неделю — по четвергам. Централизованной подачи газа не существовало, поэтому плиты на кухнях топили брикетами угля, который хранили в дровяных сараях во дворе, и готовили на открытом огне.

— Мама умела готовить, но не особо любила, потому что времени на это не хватало. У нас в рационе была простая здоровая пища. К примеру, фаршировала телятину луком и салом и запекала ее в духовке. Брала мясо у деревенского мужичка, который снабжал им весь подъезд. До сих пор помню его чемодан, набитый обернутыми в холщовую ткань кусками туши.

«Вместе с Колей Еременко — младшим играли в прятки в пустом зрительном зале»

Макарова очень много работала: утренние и дневные репетиции, вечерние спектакли, киносъемки отнимали столько сил, что она могла заснуть, лишь только коснувшись подушки. Естественным образом дружеские посиделки и светские рауты сошли на нет.

Обязательными для купаловцев были многочисленные выездные спектакли. Нередко уезжали за 300 километров от Минска. За дочкой в их отсутствие приглядывали соседи по подъезду.

— Родители могли вернуться домой только к 4−5 часам утра. Мне их всегда было очень жалко. Чтобы хоть чем-то помочь, расстилала им постель и отгибала уголочек одеяла: казалось, так им будет быстрее лечь и сразу уснуть.

По субботам-воскресеньям и в каникулы актерские дети пропадали в театре. Да и на море в свой отпуск актерские семьи старались выезжать вместе.

Галина Макарова в роли Кикиморы (спектакль "Аленький цветочек"). Фото: архив семьи
Галина Макарова в роли Кикиморы (спектакль «Аленький цветочек»). Фото: архив семьи

— С Колей Еременко — младшим, Владомирским-младшим и другими играли в прятки в пустом зрительном зале, лазили по рядам под чехлами, которыми накрывают кресла, пока зритель не пришел в театр, под холщовой тканью, закрывавшей оркестровую яму. Потом директор пытался выяснить, чей ребенок порвал казенное полотно. А на гастролях постоянно что-то сооружали себе из декораций, играли в принцесс-королей. Для некоторых ребят театр был домом в прямом смысле слова: в здании находились жилые помещения для сотрудников. Мы нередко всей ватагой вваливались к заведующей бутафорским цехом, обосновавшейся в одной из таких комнат вместе со своей дочкой, или к нашему электрику, чтобы поиграть.

Каждый раз, проходя мимо Купаловского, Татьяна Павловна смотрела на два окошка: в старом здании слева от служебного входа располагалась мамина гримуборная, справа — папина. В этих гримерках она проводила немало времени.

— Я любила наблюдать, как мама гримируется. Тогда перед каждым спектаклем наносили сложный грим. В постановке «Аленький цветочек» мама играла кикимору. Для этого образа она каждый раз из гумоза (специального пластичного материала) лепила себе нос. Но еще больше меня завораживал процесс разгримировки. На лицо, спрятавшееся под толстым слоем грима, накладывали вазелин, а потом брали лигнин (мягкую бумагу с морщинистой поверхностью) и разом снимали все краски с лица. Несколько секунд — и перед зеркалом вместо сценической героини появлялась моя мама.

1. № 1021 Киножурнал «Мастацтва Беларусі», № 2, 1961 г., режиссёр-оператор С. Фрид; Минская студия научно-популярных и хроникально-документальных фильмов.

2. № 1472 Киножурнал «Мастацтва Беларусі», № 1, 1965 г., реж. В. Сукманов, опер. Г. Масальский; Минская студия научно-популярных и хроникально-документальных фильмов.

3. № 3113 Кинофильм «Першая сцэна», 2−3 ч., 1990 г., реж. Д. Михлеев, опер. Ю. Плющев; киностудия «Беларусьфильм».

Видеоматериал подготовила ведущий архивист отдела использования документов и информации БГАКФФД Елена Полещук.

-20%
-15%
-30%
-15%
-15%
-30%
-20%
-10%
-10%