Анастасия Величко / Фото: Ольга Борушко /

14 декабря в Минске впервые состоится «Венскі баль з А1 у Купалаўскім». Для того чтобы мероприятие прошло по всем канонам, организаторы пригласили в столицу профессора Томаса Шэфер-Эльмайера — руководителя одной из старейших школ танцев в Вене и постановщика многих венских балов. Он выступит главным консультантом. В плотном рабочем графике профессор Эльмайер нашел время для TUT.BY. Об уникальности австрийских традиций, связи танцев с этикетом, а также о впечатлениях от Беларуси — в нашей беседе.

Семейная школа со столетней историей

— Танцевальной школе «Эльмайер» в этом году исполнилось 100 лет. С чего все начиналось и чему там обучают сегодня?

— История школы начинается с моего дедушки Вилли Эльмайера фон Вестенбругга. Он был кавалерийским офицером австрийской имперской армии. В 1918 году, когда закончилась Первая мировая война, и не стало ни армии, ни империи, ему пришлось искать новую работу. Он пошел на службу в министерстве, однако платили там не слишком много. А для дедушки было важно хорошо зарабатывать. Он хотел помогать бывшим сослуживцам, восстановить разрушенный во время войны Дом милосердия. Так возникла идея создать свою школу: она разместилась в бывших конюшнях дворца Паллавичини прямо в центре Вены.

Поначалу в школе «Эльмайер» в большей степени преподавали этикет, нежели танцы. Однако со временем учреждение становилось все более и более «танцевальным». И сегодня мы в равной степени обучаем и правилам поведения, и хореографическому искусству.

— Слышала, урок могут получить не только жители города, но и туристы.

— Да, прийти на занятия может каждый. У нас есть индивидуальные уроки для гостей Вены — как правило, они проходят утром по предварительной договоренности. Также каждую субботу, в 16 часов, стартуют групповые занятия по венскому вальсу, на которые можно прийти без регистрации.

— А как вы справляетесь с языковым барьером? Ведь далеко не каждый желающий говорит по-немецки.

— Иногда проблемы действительно возникают, однако чаще всего мы с ними справляемся. В нашей школе два преподавателя из Японии, еще два — из России, несколько человек — и я в том числе — говорят на французском и английском. Так что обычно мы находим возможность преодолеть языковой барьер (улыбается).

— Сегодня школой руководите вы. Однако, насколько я знаю, по стопам дедушки пошли не сразу. Сначала получили экономическое образование, потом почти 20 лет проработали в производственной сфере. И лишь потом вернулись к семейному делу. Почему?

— Будучи студентом, я на протяжении двух лет работал в нашей школе. Однако вскоре моего дедушки не стало, и я решил продолжить свое обучение в Швейцарии. Там же начал работать — в компании, связанной с химической промышленностью. А через некоторое время меня отправили в южноафриканский филиал, где я семь лет руководил отделом планирования, информации, контроля, маркетинга и логистики.

Вернувшись в Европу, устроился в немецкую металлургическую компанию. Меня назначили руководителем отдела высокочистых металлов. Честно признаться, сфера промышленности мне действительно казалась захватывающей. И я даже не задумывался о том, чтобы вернуться в Вену и заняться делами маленькой танцевальной школы… До тех пор, пока мой отец однажды не поинтересовался, чем я собираюсь заниматься на пенсии (смеется). Он уже хотел отойти от дел и очень надеялся, что я вернусь.

В тот момент я вдруг осознал, что наша школа — это нечто абсолютно особенное. То, чего больше нигде нет. И не только потому, что традиция венских балов по-настоящему жива лишь в Австрии, в Вене. Дело в том, что у нас учатся целыми поколениями, и это создает уникальную атмосферу. Когда я отметил для себя эту уникальность, то решил перенаправить свою энергию в семейное дело.

— Ваш профессиональный бэкграунд помогает управлять школой?

— Да, и не только в руководстве. Я долго думал, как использовать этот международный бизнес-опыт, как объединить его с нашими семейными традициями и этикетом. Так мне в голову пришла идея заняться преподаванием этикета для деловых людей. Не все мои идеи были хорошими, но эта — определенно из их числа (улыбается). Я стал проводить семинары и лекции по деловому этикету, и сейчас у меня порядка 100 лекций в год. Я использую свой личный опыт, чтобы помочь людям построить карьеру.

— Кстати, об этикете. В чем же связь танцев и правил поведения?

— На самом деле эта связь очень древняя: еще в Древнем Египте учителя танцев были ответственны в том числе за манеры и традиции. Соблюдать правила этикета в процессе танца всегда было важно. А начиная с 18-го века, когда люди перестали танцевать бок о бок и стали еще ближе друг к другу, это обрело еще большую важность. Да, многие танцевальные школы сегодня концентрируются только на хореографии. Но мы считаем, что важно быть профессионалами и в танцах, и в этикете. Поэтому преподаем и то и другое.

«Надеемся создать в Минске новую традицию»

— История венских балов насчитывает уже несколько столетий. Почему они до сих пор популярны?

— На самом деле это загадка. И не меньшая загадка, почему они так популярны именно в Вене — и больше нигде. Мне кажется, единственное логичное тому объяснение — люди. Жители Вены чтят свои традиции. И они хотят быть частью этих традиций, передать этот опыт своим детям, а те — уже своим детям, и так до бесконечности. К слову, большинство молодых людей, которые приходят в нашу школу танцев, родом из семей, в которых уже несколько поколений до того посещали нашу школу танцев. И они приходят к нам именно потому, что хотят в итоге попасть на бал.

— Значит, в современном мире действительно есть место столь традиционным и немного архаичным вещам, как классические танцы и этикет?

— Безусловно. Во многих странах традиции в каком-то смысле живы: у вас ведь есть балы по случаю окончания школы, вы танцуете на свадьбах. Танцы есть везде. Однако, как мне кажется, настоящий традиционный бал можно найти только в Вене.

— Есть ли критерии, по которым определяется, можно ли считать бал традиционным, венским?

— На мой взгляд, нет никаких четких правил, потому что бал правят не критерии, а люди. Это основная причина, по которой так сложно выстраивать бальную традицию там, откуда она ушла. Люди должны не просто смотреть, но и участвовать в этом действе. Но, я надеюсь, что здесь мы выстроим основу, и венский бал в Минске станет традицией. В Вене, если ты что-то сделал дважды, это уже традиция. Осталось провести минский бал, и сделать это еще раз (улыбается).

— В чем заключается ваша роль в подготовке минского бала 14 декабря?

— Я выступаю консультантом. Моя цель — рассказать как можно больше об организации настоящего венского бала и попытаться передать свои ощущения. Я должен поддержать местных организаторов и помочь советом. Например, сегодня мы обсуждали с ними церемонию открытия — как это должно выглядеть, какая музыка должна быть использована, каким должно быть освещение. Вскоре ко мне присоединятся четыре опытные танцевальные пары из Вены: они будут работать с дебютантами (молодыми парами, которые открывают бал. — Прим. TUT.BY) и проводить генеральную репетицию.

— Почему бал всегда начинается именно с полонеза? Минский бал, например, откроет знаменитый полонез Огинского.

— Полонез используется для того, чтобы пары могли войти в зал. Сначала они заходят одна за другой, после чего занимают позиции по бокам от центра, чтобы в зал могли войти почетные гости. Дальше наступает черед второго полонеза (в этот раз это будет «Евгений Онегин» Петра Чайковского), после чего играет кадриль. В завершение официальной части вечера режиссер-постановщик говорит: «Alles walzer!», что значит — танцуют все. И затем начинается венский вальс, к которому могут присоединиться все гости.

«Прекрасно провел вечер в Минске»

— Вы в Беларуси впервые. Каким было первое впечатление от нашей страны? Многие туристы акцентируют внимание на том, что у нас…

— Очень чисто?

— Именно!

— И это действительно так. Город выглядит, будто его только что отполировали. И дороги у вас в отличном состоянии. Это очень впечатляет. А еще у вас тихо и немноголюдно. Население в Минске сопоставимо с Веной. Однако мы живем с постоянным ощущением толпы. Здесь этого нет.

— Успели устроить себе экскурсию по Минску?

— Сегодня между встречами я немного прогулялся по центру. Мне очень импонирует, что у вас невысокие здания — не такие, как, например, на Манхэттене. А вчера я был в опере — и, признаюсь, мне очень понравилось! В Вене постоянно появляются новые площадки. Они современные, высокотехнологичные, но очень далеки от оперной культуры. То, что я увидел здесь, очень аутентично. Я прекрасно провел вечер.

— Я недавно была в Австрии. Если бы у меня спросили, какие ассоциации возникают с этой страной, я бы сказала — кофе и Моцарт. А какие ассоциации вызывает у вас Беларусь?

— Наверное, моя первая ассоциация — большое количество водоемов и лесов. Когда я летел сюда, рассматривал в иллюминатор пейзажи: у вас много рек, маленьких озер, болот. Везде березы и сосны. Я думал, такие леса должны быть дальше, на востоке, а они уже здесь. Еще запомнился ваш аэропорт: он довольно современный, выглядит так, будто только что построен.

Но самое главное впечатление от Минска — это ощущение безопасности. К сожалению, сегодня немногие города мира могут этим похвастаться.

— Напоследок хочется поинтересоваться у вас как знатока этикета: как у белорусов с хорошими манерами?

— Все, кого я встречал здесь, очень хорошо воспитаны (улыбается). У меня останется очень положительное впечатление о Беларуси.

Билеты на «Венскі баль з А1 у Купалаўскім» уже в продаже. Приобрести их и узнать о мероприятии больше можно по ссылке.

-6%
-30%
-50%
-50%
-10%
-20%
-10%
-10%
-90%
0066856