/

Книга «Альбом для цёткі Марылі» вышла в издательстве «Логвинов» в 2019 году и собрала лучшие прозаические и поэтические тексты писательницы, публициста и художницы Марии Войтешонок. Почему стоит прочесть эту книгу — рассуждает доктор филологических наук Анна Кислицына.

Фото: Анна Кислицына, TUT.BY
Фото: Анна Кислицына, TUT.BY

Выбирая книгу для рецензии, всегда думаю о том, чтобы она была интересна максимально широкой читательской аудитории. Однако надо признать, что не так-то просто найти оригинальный увлекательный текст на белорусском языке, способный массово захватить воображение сегодняшнего читателя. С другой стороны, непопсовые книги также нуждаются в обзорах и у них тоже есть читатели и почитатели.

Сразу скажу: книга, о которой сегодня пойдет речь, — на любителя.

«Альбом для цёткі Марылі» Марии Войтешонок прежде всего рассчитан на любителей белорусской литературной традиции. В нем небольшое количество семейных фотографий, а в основном — избранные произведения автора. Мне искренне жаль, что это так, ибо ранее напечатанные произведения не могут участвовать в премии Гедройца. Между тем, это, несомненно, одна из самых ярких книг нынешнего года, и она достойна национальной награды, потому как проза Марии Войтешонок без преувеличения — квинтэссенция белорусского духа, того, что многие писатели пытаются сегодня сформулировать, да не всем дается. Потому как сущность эта — трудноуловимая, если ею заниматься специально и серьезно. Марии Войтешонок это удается в силу того, что сама жизнь ее полна крутых виражей, выносящих ее в места, малодоступные сегодняшним писателям-интеллектуалам. Удивительно, сколько трагизма, доброты и красоты может вмещать в себя одна женская жизнь!

Биография писательницы есть в интернете, поэтому не буду останавливаться на ней подробно. Скажу только, что, на мой взгляд, глубина ее произведений напрямую связана с испытаниями, которые выпали на ее долю. Принять, простить, научиться жить красотой жизни, не предъявляя к ней претензии. На самом деле это не так просто, как кажется. Войтешонок это удалось. Она одинаково органична в городе и в деревне, в стихах и прозе, в творчестве и тяжелом физическом труде. Про что бы она ни писала, в ее текстах чувствуется гармония как единство с людьми, природой и искусством. Она черпает силы из красоты, но одновременно и сама создает ее. Образ автора очень ненавязчив в ее рассказах. О себе отдельно она как бы и не говорит. Но то, что она видит и ценит в других, — лучшее свидетельство ее внутренней красоты. И тут очень показателен рассказ «Маки для Нефрет».

Он о необычном деревенском художнике, который творит прекрасное из самой природы, помогая ей. Чистит лес, оголяя фактурные корневища. Группирует деревья в красивые композиции. Подрезает ветви, превращая стволы в скульптуры. Для кого? Для людей, которые в большинстве своем не только не понимают величие его замысла, но и не видят этой красоты, потому как заняты проблемами повседневности. В прошлом благополучный художник, сейчас — изгой, сделавший свой зеленой студией лес. Непонятный большинству, но находящий сочувствие и уважение у самой рассказчицы. Она ценит его за вкус, преданность идее, отношение к вечности как мерилу творчества. Вместе с тем, это характеризует не столько главного героя, сколько автора, умеющего писать о «не таких» людях тактично и деликатно.

В большинстве своем рассказы Войтешонок о «не таких» людях. Несовершенных в глазах окружающих, в чем-то действительно нелепых и странных. Чудаках, о которых прекрасно писал, например, Василий Шукшин. Щемящее чувство любви и благодарности к своим героям, осознание их несовершенства и вместе с тем принятие находим практически в каждой строке, в каждом слове писательницы. Другой вопрос — все ли готовы к такой странной галерее характеров?

Вот, например, Алина из рассказа «Лунная камея». Одна поднимает на ноги нескольких детей. Торгует на рынке тем, что сама и вырастила. «Камароўка на маё бязмужжа, на маю бязроднасць! Яна і паспагадае, і пасмяецца. І схітруе, і выручку дасць у руку…». Одевается во что попало, потому как не до нарядов: ей и в зеркало-то некогда глянуть. Зато не пропустит глаз ее ни гриба, ни ягоды, ни травинки — все идет в ход, все на продажу. Сельчане ее не любят: считают жадной. Зато для писательницы ее Алина — почти святая. Недаром и рассказ этот — один из серии рождественских. Но как же тонко — одной деталью! — говорит о святости своей героини писательница.

«Вернецца з таго торгу, завядзе руку з грабеньчыкам над галавой і забудзецца, што збіралася прычасацца. Падайце, дзеці, табурэт сесці, падайце талерку, так змарылася. Лыжку толькі што памочыць ва ўчарашнюю капусту і пойдзе спаць. Вечар прагрукоча над дахамі новага мікрараёну, як скоры цягнік — ні дрэўца, ні куста каля дамоў — няма жывой гамонкі. Успомніла наастатак, як адна баптыстка, разам стаяла з гароднінай, таксама таргавала, раптам сказала: „Я думала, што ты… святая… А бачу: у цябе завушніцы“. Усміхнулася, так і заснула».

Тема святости и греха тонкой ниткой проходит через многие рассказы новой книги. Вот только нет здесь ни банальных истин, ни законченных псевдорелигиозных формулировок. Мерилом тут выступает любовь и привязанность самой Марии Войтешонок, способной, кажется, принять всех и вся. Вот, например, в рассказе «От холодной стороны сонца», где речь идет о конфликте в одной сельской семье, автор усаживает своих далеко не совершенных героев в один ряд — «недалеко от самого Бога». «Мне дык і Рыгор з Агатай, і тая Манька, злосніца Стасіна, сядзелі недзе незадалёка ад самога Бога, таксама можна сказаць, старыўшы неба і зямлю. Толькі што адзежа ў іх другая, не белая».

Конфликт, описанный в рассказе, кстати, достаточно частый (если верить текстам писательницы) для белорусской деревни, которая не желает меняться даже в мелочах, и с презрением относится к тем, кто пытается хоть как-то изменить и улучшить ее жизнь. Как правило, это люди, вернувшиеся из города в село, или дачники, или те, кто в силу разных причин вынужден сезонно «жить с земли». Люди с деловой хваткой, умеющие работать на земле и работающие с неменьшим усердием, чем местные жители. Однако эта деловитость и усердие не находят понимания и вызывают то недоумение, то зависть, то просто немотивированную злость. Казалось бы, писательница должна была бы расставить акценты — на чьей она стороне. Но ее искреннее «не судите, да не судимы будете» уравнивает всех. Все правы. У всех своя «правизна». И, надо сказать, что такое воистину христианское отношение к собственным героям, которые иногда выступают просто антагонистами по отношению друг к другу, — большой жизненный урок, который дают тексты Войтешонок.

Книга «Альбом для цёткі Марылі» — редкий пример смирения и любви к иным. Хотя не уверена, что он будет воспринят всеми, потому как непросто принять само пространство, описанное автором. Потому что жизнь сегодняшней деревни — это какая-то параллельная вселенная, которую и мне как городской жительнице не так-то просто понять.

Половина книги «Альбом для цёткі Марылі» — поэзия. Она очень созвучна прозаическим произведениям Войтешонок. Тот же блестящий, живой язык. Метафоричность, выдающая в авторе художника. Глаз, подмечающий малейшие детали. И внешняя простота.

Зімовы горад

нязвыклае

крокаў рыпенне

мароз

нетутэйшы

ідзеш

бы па месяцы

срэбным

знаёмца ніводнага

як на зямлі

«Альбом для цёткі Марылі» красив сам по себе, как образец книжного искусства. Правда, мне трудно понять логику шрифтового оформления, благодаря которой исчезли надстрочные знаки над белорусскими «ё» и «і»… Но в целом — это очень органичная книга, прочитав которую понимаешь — красота способна спасти не только мир, но и каждого из нас в отдельности.

Купить книгу можно на сайтах издательства «Логвінаў» и книжного магазина «Галіяфы». О том, как Мария Войтешонок стала героиней книги Светланы Алексиевич «Время секонд хэнд», можно прочитать тут.

-12%
-62%
-51%
-10%
-20%
-50%
-15%
-28%
0066856