Коронавирус
Выборы-2020
Отдых в Беларуси


severreal.org

Бронислав Каминский известен как ваффен-бригадефюрер, награжденный Железным крестом первой степени лично Генрихом Гиммлером, и одновременно как агент НКВД под кличкой Ультрамарин. «Север. Реалии» — медиапроект Русской службы "Радио Свобода" — побеседовал с внуком Бронислава Каминского — петербуржцем Александром Каминским, обладателем уникального семейного архива, на основании которого он ведет свое расследование. Вашему вниманию — фрагмент этого сенсационного, хотя и неоднозначного текста.

Бронислав Каминский. Фото: wikimedia.org
Бронислав Каминский. Фото: wikimedia.org

Бронислав Каминский (1899−1944) — участвовал в Гражданской войне, затем работал на производстве. В 1930-е годы репрессирован, в 1940-м завербован НКВД.

Во время Великой Отечественной войны являлся одним из создателей независимой русской республики на оккупированной немцами территории — Локотского окружного самоуправления (ЛОС); создателем и руководителем Русской освободительной народной армии (военное объединение коллаборантов, которые сотрудничали с Гитлером).

Участвовал в ряде карательных антипартизанских операций и подавлении Варшавского восстания.

С 1 августа 1944 года — ваффен-бригадефюрер.

Расстрелян немцами в том же году.

Ультрамарин «меняет цвет»

— Каминский так и не был официально признан изменником Родины, как, например, знаменитый генерал Власов и другие коллаборанты. Почему?

— Здесь вновь мы касаемся тайны. Правда, о ней можем судить исключительно по фактам, поскольку документы до сих пор засекречены. Итак, в НКВД прекрасно знали, кто такой Бронислав Каминский: бывший агент, фашистский прихвостень, кровавый убийца и прочая, прочая. Как должна была поступить советская карательная система с его семьей? Согласно «Оперативному приказу народного комиссара внутренних дел СССР» № 00486 от 15 августа 1937 г., «…аресту подлежат жены изменников родины … имущество … конфискуется, квартиры опечатываются … социально опасные дети старше 15 лет … подлежат заключению в лагеря или исправительно-трудовые колонии НКВД, или водворению в детские дома особого режима Наркомпросов республики…»

Однако у членов семьи Бронислава в блокадном Ленинграде волоса с головы не упало. Начнем с того, что в разгар блокады, в конце декабря 1941 года, мою тетку Антонину принимают на работу на закрытую продовольственную базу Ленинградского горкома партии. Непонятно, как член семьи врага народа (ЧСВН) вообще получила работу, не говоря о том, что это была «закрытая» овощебаза…

— Откуда это известно?

— Из трудовой книжки, сохранившейся в моём архиве.

Не менее интересно происходила эвакуация дочерей Каминского. Зимой 1942 года Регину, Вику и Хелену эвакуировали со школой в город Шербакуль Омской области (точнее, рабочий поселок в Омской области. — Прим. TUT.BY), их ждали учительница и два майора НКВД. Две недели до постоянного поселения в детском доме они жили на квартире первого секретаря Омского обкома партии. Перед возвращением в Ленинград, в апреле 1944 года, ситуация повторилась. В Ленинград возвращались через Москву в том же сопровождении. Девочкам объяснили, что в Москве идёт важное совещание и им необходимо сфотографироваться на фоне Кремлёвской стены для папы.

— Может быть, дочерей Бронислава использовали в качестве заложниц?

— Вне всяких сомнений. Но эти факты доподлинно свидетельствуют также о связи органов НКВД и агента Ультрамарин. Еще один факт: в самый разгар антипартизанских операций, в апреле 1943 года, Антонина была заброшена в белорусский город Лепель, как следует из документов НКВД, «в качестве средства для проведения операции „Т“ (Теракт)». В ее задачу входило убедить брата перейти на сторону советской власти вместе с РОНА (Русской освободительной народной армии (РОНА) и аппаратом самоуправления ЛОС. За это всем бойцам и членам их семей гарантировались личная неприкосновенность, сохранение воинских званий, а военнослужащим — денежное содержание. Самому Брониславу были обещаны погоны генерал-майора и Звезда Героя Советского Союза. В случае отказа Антонина должна была осуществить операцию «Т» — убить родного брата.

Ни первого, ни второго пункта она не выполнила. Как она оправдалась перед энкавэдэшниками, неизвестно.

— Получается, агент Ультрамарин не терял связи с Москвой?

— Получается так. Только он, образно выражаясь, «поменял от нагрева цвет» — стал работать на качественно ином уровне — в высшем эшелоне немецкого командования. Начнем с того, что Бронислав обладал очень серьезным ресурсом: доверительными отношениями с руководством вермахта. Владея немецким, он напрямую общался с рейхминистром восточных оккупированных территорий Альфредом Розенбергом, командующим 2-й танковой армией Рудольфом Шмидтом, рейхсфюрером СС Генрихом Гиммлером. В знак доверия Генрих Гиммлер 1 августа 1944 года вручил Каминскому железный крест в золоте, присвоив звание ваффен-бригадефюрера СС, а РОНА поручил переформировать в 29-ю гренадерскую дивизию ваффен СС (Первую русскую).

(…) Ему верили, он имел доступ к секретной информации. И, возможно, этим пользовался в интересах … Красной Армии.

— Крутой поворот. Это ваше личное мнение?

— Моя личная версия. Мне не дает покоя странное сочетание исторических событий. Так, 12 апреля 1943 года на стол Сталину лег текст директивы № 6 «О плане операции «Цитадель», завизированной всеми службами вермахта, но еще не подписанной Гитлером. А через 2,5 месяца Москва получила разведданные о готовящемся масштабном наступлении немецких войск в районе Курского выступа. В них сообщалось, что на участке, составлявшем 14% от всей линии фронта, сосредоточилось 70% танковых, 30% моторизованных, более 20% пехотных дивизий, 65% боевых самолетов вермахта, находящихся на восточном фронте.

При этом подготовка операции «Цитадель» происходила в режиме самого высокого уровня секретности. Львиная доля техники перевозилась по железной дороге, проходившей по территории ЛОС. Одним из мотивов выбора территории мог быть фактор безопасности. Ведь транспортные магистрали проходили по территории дружественного русского государственного образования, надёжно охраняющего железнодорожные перевозки и скопления техники от партизан.

— Так, может, информацию Сталину передали партизанские разведчики?

— Маловероятно. Партизаны могли сосчитать количество эшелонов, прошедших по какому-то отрезку пути в обоих направлениях. Но о характере грузов, их количестве, пункте назначения знать не могли. Владеть всей полнотой данных мог только человек, находившийся в курсе всех перевозок по территории ЛОС, обладающий доверием и общающийся с высшим политическим руководством Германии. Таковым являлся Бронислав Каминский…

Благодаря полученной информации советская сторона начала строительство оборонительных сооружений. За три месяца было выкопано более 4200 километров рвов, подвезено 3572 эшелона, в том числе 1410 с артиллерией, танками, около 150 000 вагонов с материальными средствами. В укрепработах было задействовано более 300 тысяч гражданских лиц. Так была выиграна Курская битва.

— И все-таки окончательный вывод, имею в виду роль Каминского, можно будет сделать только на основании документов.

— Безусловно… Пока они под грифом "секретно". Но именно роль Каминского как источника бесценных данных снимает множество вопросов. И в первую очередь — касающихся членов его семьи. Причем даже после смерти Бронислава они не подвергались репрессиям и давлению.

— Какова судьба его дочерей?

— Сразу после войны, еще при жизни Сталина, две из них вышли замуж за офицеров советской армии. Это никак не отразилось на военной карьере супругов. Старшая дочь — Регина — работала освобожденным секретарем парткома на одном из крупнейших Ленинградских заводов.

— И в самом деле, удивительно. Вы лично пытались выяснить в ФСБ, что имеется у спецслужб на вашего деда?

— В августе 2014 года я подал запрос в Санкт-Петербургское УФСБ с просьбой ознакомиться с личным делом деда. В официальном ответе мне сказали: «Сведениями в отношении Б.В. Каминского не располагаем». И предложили обратиться в Центральный архив ФСБ в Москве. Обратившись в ЦА ФСБ, получил следующий ответ: «Одновременно информируем, что уголовного дела и каких-либо сведений об осуждении Б.В. Каминского в 1937 году в ЦА ФСБ России не имеется. Управление ФСБ России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области и Главный информационно-аналитический центр МВД России сведениями о репрессиях в отношении Б.В. Каминского не располагают. Заместитель начальника архива А.П. Черепков». Иными словами, у советской власти к Брониславу Каминскому претензий нет.

— И это к ваффен-бригадефюреру СС, награжденному Железным крестом лично Гиммлером…

— Как-то у меня в гостях был историк и писатель Сергей Верёвкин. Во время нашей беседы он позвонил начальнику Управления регистрации и архивных фондов ФСБ России, генерал-лейтенанту Василию Христофорову и задал вопрос: «Когда внук Бронислава Каминского сможет ознакомиться со следственным делом своего деда?» Ответ Христофорова был предельно краток: «Никогда».

-30%
-35%
-15%
-20%
-15%
-21%
-10%
-20%