102 дня за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. «Жесточайшим образом останавливать». Чиновники взялись за аптеки, которые подняли цены из-за НДС
  2. «Меня потом знатно полили шампанским!» Первая белоруска с COVID-19 — о том, как прожила «коронавирусный год»
  3. МВД добилось своего: свидетели по административным делам могут настаивать на закрытых судах
  4. «Подошел мужчина в одежде рыбака». Как судили пенсионерок, задержанных на выходе из электрички
  5. Убийца 79 белорусов, сжег пять деревень. Вспоминаем о Буром — в память о нем в Польше проводятся марши
  6. Суды над журналистами, морозы и снег. Февраль-2021 — в фотографиях TUT.BY
  7. С 1 марта заработал обновленный КоАП. Новшества затронут почти всех белорусов
  8. Беларусбанк вводит лимиты по некоторым операциям с банковскими карточками
  9. «Тут мы ощущаем жизнь». Как семья горожан обрела счастье в глухой деревне и открыла там бизнес
  10. Тихановская рассчитывает на уход Лукашенко весной
  11. «Думал, что это простуда. Оказалось, нужна пересадка сердца». История Вячеслава, пережившего трансплантацию
  12. «Желающих помочь белорусам в их „хлопотном дельце“ много». Чем заняты «Народные посольства» за границей
  13. Под Молодечно задержали компанию из 25 человек. МВД: «Они собирались сжечь чучело в цветах национального флага»
  14. В Новогрудке кто-то расстрелял из пневматики собаку. Пес умер, волонтеры обратились в милицию
  15. В Беларуси ввели очередные пенсионные изменения. Что это означает для трудящихся
  16. «Личная инфляция»: лекарства и отдельные продукты в феврале подешевели, но в целом цены растут
  17. «Первый водитель приехал в 5.20 утра». Слухи о «письмах счастья» за техосмотр привели к безумным очередям
  18. Весна наступила, но зима не сдается. К выходным вновь похолодает
  19. Приход весны, борьба с частниками и акции солидарности. Что происходит в Беларуси 1 марта
  20. Экс-президента Франции Саркози признали виновным в коррупции и приговорили к тюремному заключению
  21. «Проверяли даже на близнецах». В метро запустили оплату проезда по лицу. Как это работает
  22. Тихановский о приговорах журналистам и активистам: Ложь и несправедливость порождают озлобленность
  23. «Будет готов за три-четыре месяца». Частные дома с «завода» — сколько они стоят и как выглядят
  24. Витеблянину с онкозаболеванием за насилие над милиционерами дали 3,5 года колонии
  25. Один из главных претендентов на «Оскар» и еще пять премьер марта. Что идет в кино в этом месяце?
  26. Лукашенко — главе КГК: Необходимо ввести ответственность и для тех, кто берет в конвертах деньги
  27. Латушко ответил жене Макея: Глубина лицемерия и неспособность видеть правду и ложь просто зашкаливает
  28. Минчанка из списка Forbes отсидела 20 суток и рассказала о «консервативном патриархате» в Жодино
  29. Читаете канал «Советская Белоруссия»? Говорим с его автором (нет, это не то же самое, что газета)
  30. Виктор Лукашенко стал генерал-майором запаса


/

Авторитетный белорусский ученый Денис Лисейчиков, заместитель директора Национального исторического архива Беларуси, обвинил в плагиате Андрея Ганчара, докторанта Института истории НАН Беларуси и заведующего кафедрой экономической теории Гродненского государственного аграрного университета. Статья Лисейчикова была опубликована в сентябрьском номере «Беларускага гістарычнага часопіса».

Андрей Ганчар. Фото: ggau.by
Андрей Ганчар. Фото: ggau.by

Как пишет Лисейчиков, в конце 2012 года умер молодой белорусский историк Михаил Попов. Он занимался историей Римско-католической церкви в Беларуси, в последние годы жизни изучал биографию митрополита Станислава Богуш-Сестренцевича. За четыре года до смерти Попов защитил кандидатскую диссертацию, посвященную его деятельности. Это исследование стало основой монографии «Митрополит Станислав Богуш-Сестренцевич (1731−1826): роль в формировании правительственной политики по отношению к Римско-католической церкви на белорусских землях (конец XVIII — первая четверть XIX в.)», которая была опубликована в Минске в 2012 году, еще перед смертью Попова.

Прошло семь лет, когда Лисейчиков неожиданно узнал о существовании монографии с практически аналогичным названием — «Митрополит С. Богуш-Сестренцевич: формирование правительственной политики по отношению к Римско-католической церкви на белорусских землях (конец XVIII — первая четверть XIX в.)», которая вышла в том же 2012 году в Гродно. Ее авторами были названы тот же Михаил Попов и историк Андрей Ганчар.

Фото: facebook.com/dzianis.liseichykau
Фото: facebook.com/dzianis.liseichykau

Объем первой монографии составлял 220 страниц, второй — 278. Но основной текст исследования почти не изменился, список литературы и вовсе остался в прежнем виде. Из совместного издания исчезли некоторые добавления.

— Каб кампенсаваць страту аб’ёму, «суаўтар» вырашыў звярнуцца да дапамогі старых добрых «Актаў Віленскай археаграфічнай камісіі», а канкрэтна да 16-га тома гэтага выдання, які ў структураваным выглядзе ўтрымлівае мноства заканадаўчых актаў аб кіраванні структурамі рымска- і грэка-каталіцкіх цэркваў у Расійскай Імперыі ў 1770−1830-я гг., — пишет Лисейчиков.

По словам историка, страницы 189−267 в совместной монографии — это набранный текст 29 законодательных актов из 16-го тома «Актаў Віленскай археаграфічнай камісіі».

— Агулам 78 старонак! — вось адкуль узялася розніца ў аб’ёмах паміж «сольнай» і «сумеснай» манаграфіямі. Тое, што пры наборы тэкстаў была захавана дарэвалюцыйная арфаграфія, паслядоўна выкарыстаны адсутныя ў сённяшнім рускім алфавіце літары «ѣ», «і», а таксама захаваны цвёрдыя знакі на канцы слоў, якія заканчваюцца на зычны, прымушае задумацца, а ці не маем мы справу з вядомым сярод нядобрасумленных археографаў спосабам «copy/paste» («выразаць/уставіць»)? (атрымліваецца, што гэтыя дакументы былі папросту скапіраваныя з электроннага выдання «Актаў…»)

Как отмечает Лисейчиков, 16-й том «Актов» посвящен истории униатской церкви. Поэтому в «совместное» издание попали те законодательные акты, которые никак не связаны с темой исследования.

Как выяснил Лисейчиков, в «совместной» монографии все же есть четыре страницы, которых нет в «сольной» монографии и «Актах Виленской комиссии». Это три таблицы, созданные на основе одного дела из Национального исторического архива Беларуси в городе Гродно. Скорее всего, именно с ними работал Ганчар. Но там Лисейчиков нашел значительное количество ошибок.

Как добавляет автор статьи в «Беларускім гістарычным часопісе», о существовании «совместной» монографии не знала Валентина Теплова, научный руководитель Михаила Попова (в «совместной» книге утверждалось, что Теплова является ее рецензентом). Да и сам Попов ничего не говорил Лисейчикову о «совместной» монографии, когда подписывал ему свою книгу летом 2012 года.

— Я пакінуў бы існаванне гэтай «сумеснай» манаграфіі без увагі, каб М. Папоў быў жывы і здаровы і мог бы сам разабрацца ў сітуацыі, — пишет Лисейчиков. — Але паколькі Міхаіл ужо не зможа сказаць слова ў абарону свайго аўтарства, лічу сваім абавязкам данесці да навуковай грамадскасці сітуацыю з дзвюма манаграфіямі-«блізнятамі», выдадзенымі паводле вынікаў яго дысертацыйнага даследавання. Калі пакідаць такія моманты без увагі, то, хто ведае, магчыма, у хуткім часе мы зможам убачыць новыя працы сучасных беларускіх навукоўцаў у суаўтарстве, напрыклад, з самім С. Богушам-Сестранцэвічам.

В комментарии TUT.BY Ганчар отрицал факт плагиата.

— Мы ее [монографию] издавали совместно. [Решили] просто издать труды его. Он мне присылал. Мы обсуждали совместно издать его наработки. Я документы собираю и ставлю, а он, соответственно, свой материал дает. И мы издаем вместе под двумя фамилиями.

— Но Лисейчиков пишет о том, что вы [лишь] добавили «Акты Віленскай археаграфічнай камісіі» и материалы одного дела?

— Когда решили издать, ничего другого не было. То, что он [Попов] делал один, я ничего не знаю.

— То есть это было его исследование и ваш подбор документов?

— Да.

-5%
-10%
-50%
-9%
-10%
-20%
-23%
-50%
-20%
-25%