/

Минский театральный сезон 2018/2019 завершен, а значит, время подводить его итоги. В нашем ежегодном обзоре — основные тенденции сезона, лучшие спектакли, которые стоит обязательно посмотреть, а также бонус — постановки, которые явно не будут лишними для вашего ребенка.

Фото: Александр Васюкович, TUT.BY
Фото: Александр Васюкович, TUT.BY

У гостеатров появилась альтернатива. Не единичная, а системная

Больше всего интересных спектаклей в этом сезоне я однозначно увидел в формате TheatreHD. В Беларусь этот проект пришел в 2015 году и позволяет увидеть на экране кинотеатров лучшие спектакли нью-йоркской «Метрополитен-опера», английского Национального и московского Большого театров, а также постановки других коллективов.

TheatreHD не просто сократил отставание от других стран (да, мы видим некоторые премьеры с опозданием в несколько лет, но все же видим). Главный итог этого сезона в следующем: проект позволил выстроить систему, альтернативную государственным театрам. А также сделать ее автономной и независимой.

Ведь до недавнего времени единственным глотком свежего воздуха в театральном Минске были фестивали. В нулевых — «Панорама», начиная с десятых — ТЕАРТ. Однако они проходят раз в год (на две-три недели), после чего публика неизбежно возвращается к привычным реалиям.

К международной программе ТЕАРТ присоединилась программа уже белорусская, затем проект TheatreHD и показы собственной продукции (причем достойного уровня), а также кинофестиваль «Листопад», который не мог не влиять на театралов.

Оперный: возвращение Елизарьева и перезагрузка

Фото: Александр Васюкович, TUT.BY
Валентин Елизарьев. Фото: Александр Васюкович, TUT.BY

Среди гостеатров самые интересные события разворачивались в Оперном. В сентябре прошлого года его художественным руководителем стал выдающийся хореограф Валентин Елизарьев. Но планы на сезон 2018/2019 формировались дирекцией до его прихода, поэтому этот год во многом получился для Оперного переходным.

За годы отсутствия Елизарьева, который ушел из коллектива в 2009-м, балетная труппа не создала практически ни одного спектакля, который приблизился бы к уровню его балетов. Первоочередной задачей нового худрука стала попытка компенсировать потерянные девять лет. С этой целью Елизарьев восстановил или представил новые редакции собственных балетов «Спартак», «Ромео и Джульетта» и «Кармен-сюита», что позволяет труппе хотя бы вернуться к уровню 2009 года. Уровень этих постановок особенно контрастирует с национальным балетом «Анастасия», поставленным в «лучших» традициях нулевых годов.

Перспективы балета выглядят оптимистично. Особенно учитывая, что труппе предстоит работа с талантливыми хореографами Ольгой Костель и Сергеем Микелем. Хочется надеяться, что новые спектакли поставит и сам Валентин Николаевич. А вот с оперой ситуация куда сложнее.

Фото: Александр Васюкович, TUT.BY
Фото: Александр Васюкович, TUT.BY

Жесткие показатели по кассовым сборам и ставка на среднестатистического зрителя (ведь других оперных трупп в стране нет) привели к тому, что дирекция театра отказалась от каких-либо рисков. Среди зрителей были наиболее востребованы спектакли, которые ставил на большой сцене главный режиссер театра Михаил Панджавидзе. Чаще всего речь шла о постановках русской или итальянской классики в «большом стиле».

«Молодые» режиссеры «тренировались» в зале имени Ларисы Александровской, который изначально был приспособлен для проведения концертов, но никак не спектаклей. Экспериментировать им было негде: новая сцена, которая могла стать пространством для художественных поисков, давно превратилась в репетиционную базу. А рисковать (выпускать «молодежь» на большую сцену) никто не хотел: за деньги, потраченные на спектакль, надо отчитываться, снять его не получится.

Разумеется, можно приглашать иностранцев. Но, к примеру, версия оперетты «Летучая мышь», которую поставила команда из Венгрии, стала одной из самых сомнительных, если не провальных за последние десять лет.

Оперная труппа стоит перед неизбежной перезагрузкой. Какой она будет, увидим уже в новом сезоне.

Из лидера — в легенду

Алексей Лелявский. Фото: goteatr.com
Алексей Лелявский. Фото: goteatr.com

Кроме Национального театра оперы и балета в этом сезоне было особенно интересно наблюдать за Белорусским государственным театром кукол. Одна «взрослая» премьера — «Пушкин. Очень маленькие трагедии» — тем не менее позволила сформулировать тенденцию последних лет: художественный руководитель Алексей Лелявский из лидера белорусской режиссуры постепенно начал превращаться в легенду белорусского театра. Впрочем, это абсолютно нормальный процесс.

Во всем мире смена поколений происходит постоянно. К примеру, в 1970-е годы в СССР пользовались значительным успехом спектакли Аркадия Каца, который 25 лет руководил Рижским театром русской драмы. Уже в нулевые годы этот режиссер приезжал на постановки в Минск. Его белорусские спектакли были сделаны грамотно, профессиональной рукой, но воспринимались как удивительно старомодные работы, которые совершенно не «цепляли». Вряд ли Кац стал ставить хуже — скорее его, как и большинство творческих людей, обогнало время. Но в Москве, куда он переехал из Риги, это не стало проблемой. Коллективов там много, поэтому он перешел из театра первого эшелона (Вахтанговского) в труппу второго эшелона (театр "У Никитских ворот") и продолжил свою работу.

В Беларуси нет свободных площадок, куда можно уйти. А еще банально нет преемственности. К примеру, легендарный Борис Луценко не воспитал учеников, которые стали продолжателями его дела (хотя, возможно, режиссер Екатерина Аверкова, ученица Бориса Ивановича, в будущем опровергнет этот тезис). Поэтому, когда видишь спектакли современного Русского театра, с трудом представляешь, что в 1970-е годы он гремел по всему СССР и поражал зрителей на фестивалях в Венгрии и Германии.

Фото: Алексей Пивоварчик
Сцена из спектакля «Стражи Тадж Махала». Фото: Алексей Пивоварчик

«Пушкин. Очень маленькие трагедии» не назовешь событием (как, впрочем, и «Man ist Man», предыдущую постановку Лелявского). Скорее, это высказывание мудреца вне времени и пространства, в котором не всегда чувствуется ритм и энергетика нашего дня. Но — парадокс! — в этом есть и заслуга его создателя. Алексей Анатольевич вырастил плеяду режиссеров (Александра Янушкевича, Игоря Казакова, Евгения Корняга), которые вместе с Юрой Диваковым в настоящее время определяют повестку дня в белорусском театре. Мы сравниваем работы Лелявского с их спектаклями (а не с постановками «столетней» давности). А это значит, что театр кукол живет и развивается.

Впрочем, в нем далеко не все гладко. В этом сезоне Янушкевич покинул пост главного режиссера Брестского кукольного, Казаков оставил аналогичный пост в Могилеве. Если добавить, что из Молодежного театра ушел Дмитрий Богославский, а Корняг и Диваков не слишком востребованы в гостеатрах, ситуация и вовсе выглядит критической.

Причем смены этим режиссерам пока нет. А значит, нет тех, кто будет подталкивать их в спину, кто будет продолжать их творческое долголетие (а как это сделать без конкуренции)? Поэтому вдвойне обидно и удивительно, что преподавательская работа их учителя Лелявского не востребована в Академии искусств. Впрочем, надеюсь, что свое последнее режиссерское слово Алексей Анатольевич еще не сказал.

«Воздух» и «Стражи Тадж Махала»

Обсудив основные тенденции этого сезона, перейду к лучшим спектаклям. Как и в прошлом сезоне, оценю лучшие спектакли количеством звезд (как это принято за рубежом). Уточню, что речь — о спектаклях, поставленных в Минске. И оценивать их я постараюсь все-таки исходя из белорусской системы координат (при международной оценки априори были бы другие).

Максимальные пять звезд получают два спектакля. Это яркие, внутренне цельные, интересно поставленные и блестяще сыгранные постановки, просмотр которых обязателен для любого белорусского театрала.

Сцена из спектакля "Воздух". Фото: vk.com/airkarakuli
Сцена из спектакля «Воздух». Фото: vk.com/airkarakuli

Первый из них — спектакль «Воздух» (проект Ольги Лабовкиной). «Воздух — смыслоопределяющий образ спектакля, — писала Светлана Улановская, одна из лучших белорусских балетных критиков. — Это метафора свободы, полета, безграничности, духовной субстанции, наконец, дыхания как неотъемлемой потребности всего живого. Все эти семантические оттенки присутствуют в спектакле, и это превращает действие в философские размышления о человеческой жизни в единстве его этапов — рождения, молодости, зрелости и восхождения».

Добавлю, что в большинстве белорусских спектаклей, увиденных в этом сезоне, режиссеры с трудом заполняли мыслями пространство. В «Воздухе» наблюдалась такая концентрация мысли и оригинальной пластики, что ее хватило бы на несколько постановок. Поэтому этот чрезвычайно стильный и невероятно красивый спектакль можно и нужно смотреть несколько раз. Можно расшифровывать разнообразные коды и смыслы, которые заложила Лабовкина. А можно расслабиться и ловить невероятный зрительский кайф (в Минске такое случается редко).

Фото: Алексей Пивоварчик
Фото: Алексей Пивоварчик

Вторая постановка, достойная «пяти звезд», — «Стражи Тадж Махала» (проект Центра визуальных и исполнительских искусств ART Corporation). В интерпретации режиссера Александра Янушкевича Тадж Махал — это не конкретный памятник, а недостижимый и невидимый символ красоты, который врывается в обычный, чуть сонный мир через вспышку ослепительно-яркого солнечного цвета. Но появление Тадж-Махала приводит к цепочке событий, когда водное пространство превращается в скотобойню, а диск становится символом земного шара, залитого кровью, от которой герои тщетно пытаются отмыться. Постепенно спектакль освобождается от привязки ко времени строительства Тадж-Махала (формально события происходят в 17-м веке) и выходит на обобщения, связанные как минимум с тоталитарным 20 веком.

Семейное насилие и жители минской многоэтажки

«Четыре звезды» по итогам этого сезона я решил никому не присуждать. А вот «трех звезд» достойны сразу шесть постановок. В них есть как свои плюсы, так и минусы, но посмотреть их однозначно стоит.

Первая из таких постановок — «Паляванне на сябе» Республиканского театра белорусской драматургии.

Сцена из спектакля "Паляванне на сябе". Фото: архив Республиканского театра белорусской драматургии
Сцена из спектакля «Паляванне на сябе». Фото: архив Республиканского театра белорусской драматургии

В версии режиссера Стаса Жиркова главный герой Зилов (спектакль поставлен по знаменитой пьесе Александра Вампилова «Утиная охота») представлен как эгоист, «лайдак», пьющий на работе и играющий то ли в «стрелялки», то ли в «танчики», бабник, а еще и домашний тиран, готовый избить жену и едва не изнасиловать ее в публичном месте. И лишь в разговорах об охоте, на которую герой так и не попадет, он становится мечтателем и романтиком. «Паляванне» — грамотно выстроенный спектакль, который обречен стать кассовым хитом. Но откровенный гротеск с элементами фарса часто превращается в аттракцион, что обедняет спектакль.

Герои спектакля «Дабрабыт» Свободного театра (режиссер Юлия Шевчук) — жильцы обычного многоквартирного дома на окраине Минска. В условном фасаде вырезаны окошки (их можно воспринимать и как окна многоэтажки, и как чаты фейсбука), через которые жители могут беседовать. А после герои вообще выходят на традиционно небольшую площадку, где и продолжается действие.

Сцена из спектакля "Дабрабыт" Свободного театра. Фото: vk.com/belarusfreetheatre
Сцена из спектакля «Дабрабыт» Свободного театра. Фото: vk.com/belarusfreetheatre

Большинство ролей, если рассматривать их по отдельности, решены на высоком уровне. Актеры Свободного как будто подсмотрели и воплотили на сцене типажи людей, которых мы видим каждый день: старушек и матерей маленьких детей, владельцев домашних животных и любителей ночных вечеринок. Но констатация есть, а обобщения и интерпретации — что в пьесе, что в спектакле — нет. В результате «Дабрабыт» распадается на отдельные сцены.

Наконец своеобразным «призом зрительских симпатий» отмечу независимый театральный проект «Гэта мы», который был поставлен режиссером Стасом Жирковым по книге Андруся Горвата «Радзіва Прудок».

Сцена из спектакля "Гэта мы"
Сцена из спектакля «Гэта мы»

Если одноименный спектакль Купаловского театра воплощал на сцене именно произведение Горвата, то этот спектакль отталкивается от «Радзiва» и отправляется в самостоятельное путешествие. «Гэта мы» — спектакль легкий, с ощущением импровизации и с юмором. Его можно было бы назвать «О чем говорят мужчины» с прудковким оттенком. В отличие от «Палявання на сябе», другой минской работы Жиркова, тут структура более размыта, продолжительность спектакля можно увеличивать чуть не вдвое. Но в качестве релакса это неплохой вариант.

Лучшие спектакли для детей

Сцена из балета "Джеймс и Персик-великан". Фото: musicaltheatre.by
Сцена из балета «Джеймс и Персик-великан». Фото: musicaltheatre.by

Список спектаклей, которые получили «три звезды», продолжат три постановки для детей.

Самым маленьким зрителям посоветую детский балет «Джеймс и Персик-великан» Музыкального театра (композитор Екатерина Шиманович, полная тезка сценографа, о которой шла речь выше). В спектакле много шуток и юмора, шикарные декорации Любови Сидельниковой создают по-настоящему сказочную атмосферу. Хореография Сергея Микеля может показаться несколько простоватой, зато сюжет будет понятен всем детям без исключения.

Сцена из спектакля "Мальчик с пираньями». Фото: nedorosl.com
Сцена из спектакля «Мальчик, который плавал с пираньями». Фото: nedorosl.com

Детям старше 10 лет рекомендую спектакль «Мальчик, который плавал с пираньями», который Александр Янушкевич поставил в минском Театре кукол (в афише стоит «6+» — не верьте!). «Пираньи» поднимают вопросы поиска работы в небольшом населенном пункте с градообразующим предприятием, рассказывают о жизни ребенка без родителей (эти темы можно встретить далеко не в каждом «взрослом» спектакле). «Пираньи» поставлены с помощью почти 40 тростевых кукол. А кудесница Татьяна Нерсисян переносит действие то в доки крупного порта, то в дом, который превратился в завод, то на ярмарку.

Особенно подготовленным зрителям посоветую познакомиться с одноименной книгой Дэвида Алманда, лауреата премии имени Андерсена (фактически это Нобелевская премия для детских авторов), по которой поставлен спектакль. Потому что в постановке акцент сделан на приключения главного героя, а книга все же впечатляет больше.

Наконец подросткам 12−14 лет должен понравится спектакль «З нагоды мёртвых душ» Театра юного зрителя (режиссер Александр Баркар).

Сцена из спектакля "З нагоды мёртвых душ". Фото: beltuz.by
Сцена из спектакля «З нагоды мёртвых душ». Фото: beltuz.by

Эта постановка, созданная по произведению Андрея Жвалевского и Евгении Пастернак, для нашего ТЮЗа нетипичная. Она современна и актуальна, в ней есть подростково-молодежный драйв и почти нет сюсюканья и заигрывания со зрителями. Создатели спектакля делают классиков литературы живыми людьми и выводят их на сцену в борьбе за книгу, одновременно противопоставляя классику и дешевое чтиво. Спектакль неровный, но в целом подростки смотрели его с удовольствием (что, увы, случается не всегда).

***

И еще несколько слов напоследок. В этом сезоне в Минске появился спектакль, который, пожалуй, не оставил равнодушным никого. Речь о «Песне песней» (проект Центра визуальных и исполнительских искусств ART Corporation). В последнее время отношение к творчеству Юры Дивакова (постановщика этого спектакля) стало маркером: воспринимаешь ли ты современное искусство. Я останусь посередине между категорическим неприятием спектаклей Дивакова и таким же категоричным их восхвалением.

Юра — очень интересный режиссер, его спектакль OEDIPUS («Эдип»), поставленный в Гомельском молодежном театре, считаю одним из лучших в 2018 году. «Песня песней» не превзошла для меня прежние постановки Дивакова. Реализация оригинальных идей казалась скорее поверхностной, чем интересной, а этюд не тянул на полноценный спектакль. Именно поэтому не буду оценивать его количеством звезд, но не упомянуть спектакль не могу.

При этом — и я не вижу в этом никаких противоречий с предыдущей мыслью — именно у Дивакова есть все шансы стать в будущем выдающимся белорусским режиссером. Ведь ими чаще всего становятся именно те, кто в молодости считался революционерами и нарушал правила игры.

Лучшие спектакли, режиссерские и актерские работы в сезоне 2018−2019

Музыкальный театр

«Лучший спектакль музыкального театра» — «Воздух»

«Лучшая работа режиссера (хореографа) музыкального театра» — Ольга Лабовкина («Воздух»)

«Лучшая работа сценографа музыкального театра» — Максим Крук («Воздух»)

«Лучший актерский ансамбль в спектакле музыкального театра» — Александр Филиппов, Иван Сачков и Ольга Лабовкина («Воздух»)

«Лучшая актриса в спектакле музыкального театра» Ирина Еромкина (Джульетта, «Ромео и Джульетта» Национальный театр оперы и балета)

«Лучший актер в спектакле музыкального театра» Станислав Трифонов (пророк Иоканаан, «Саломея», Национальный театр оперы и балета)

Драматический театр

«Лучший спектакль драматического театра» — «Тадж Махал»

«Лучшая работа режиссера драматического театра» — Александр Янушкевич («Стражи Тадж Махала»)

«Лучшая работа сценографа драматического театра». Победа разделена между двумя художниками.

Татьяна Нерсисян («Стражи Тадж Махала»; а также «Мальчик, который плавал с пираньями» и «Пушкин. Очень маленькие трагедии» Белорусского театра кукол.

Екатерина Шиманович в соавторстве с Сергеем Ашуха («Шляхціц Завальня, або Беларусь у фантастычных апавяданнях», Купаловский театр).

«Лучшая актриса в спектакле драматического театра». В этом сезоне заметные роли были у Марты Голубевой («Песня песней»), Анны Семеняко (Дина, «Сирожа» РТБД), Беллы Масумян (Розовая Дама, «Оскар и Розовая Дама» Русского театра). Но бесспорно лучшей роли в сезоне не было.

«Лучший актер в спектакле драматического театра» — Иван Трус (доктор Шельмер, «Шляхціц Завальня, або Беларусь у фантастычных апавяданнях»). Среди номинантов: Игорь Денисов (Гарри Уэйд, «Вешальнікі», Купаловский театр), Максим Брагинец (Сирожа в одноименном спектакле РТБД) и Алесь Молчанов («Прымітывы», ART Corporation).

-50%
-34%
-10%
-10%
-10%
-20%
-55%