Юлия Грицкевич / Фото: Евгений Ерчак, Марина Серебрякова, из личных архивов героев /

Свобода от родительского контроля, первая любовь и первый медляк на дискотеке, страшилки про пиковую даму и наказание за шум во время тихого часа. Вот что вспоминают люди, когда говорят о детских лагерях. Но в жизни многое меняется, в том числе и атмосфера детских лагерей. 30 июня неподалеку от Минска откроется новый «Инфолагерь», и с этого дня на его территории будут происходить свои интересные истории, которые нынешние дети будут вспоминать через несколько лет. А пока рассказываем, как белорусы отдыхали в детских лагерях в разное время: в девяностых, нулевых и буквально год назад.

«Во времена моего детства дети ели все»

Игорь Жаборовский, 35 лет. В детских лагерях отдыхал в 1991–2000 гг.

— Я родом из Гомельской области, региона, пострадавшего от аварии на Чернобыльской АЭС. Поэтому все мое детство прошло в оздоровительных лагерях: летом туда меня отправляли родители, а зимой мы ездили всей параллелью классов вместе с учителями. Особенно мне запомнился лагерь «Купалинка» под Раковом, жаль, что он закрылся в 2017 году.

Мне всегда было интересно в лагерях, хотя в девяностые они сильно отличались от современных. У нас не было четкого расписания на день, какой-то культурно-развлекательной программы. Единственные мероприятия — завтрак, обед, ужин и дискотека вечером. Днем мы играли в футбол или «городки» с ножом. Мы были предоставлены сами себе. Я однажды обошел всю территорию лагеря по забору, получилось не с первого раза, но я был упрямым. Слава богу, прошло без травм. Кстати, я не помню, чтобы тогда в лагерях были врачи. Да и травмы воспринимались иначе: ударился и ударился, само пройдет.

А как-то раз мы с друзьями обнаружили, что кусочек стены столовой бьется током. Заряд был слабый, но ощутимый. Мы придумали развлечение: первый человек держался за стену, второй за первого, третий за второго, а четвертым звали кого-то, кто не знал о «фокусе». Ток проходил по первым трем и бил по четвертому. Потом мы находили пятого, и все повторялось. 

В другой раз мы, возвращаясь из соседней деревни, заблудились в лесу. Стали спорить, как правильно идти, и в итоге разделились. Я пришел в лагерь первым, а друзья только спустя несколько часов. Я тогда переживал, думал, что сказать взрослым. А сейчас понимаю, что их даже никто не хватился, хотя нам было лет по 10. Интересно, где были вожатые?

Сейчас уровень жизни стал лучше, и это заметно по детям в лагере. Я несколько лет работал вожатым, замечал, как дети отказываются что-то есть. Во времена моего детства дети ели все. Мы стояли по 30 минут перед столовой, ждали, пока ее откроют. На выходе нас ждали два таза: с хлебом и батоном. Каждый что-то брал, это было угощение к чаю.

Вообще, лагерь — отдельная жизнь. Там столько всего происходило, что хватит на книгу. За смену мы успевали пару раз отправить родителям бумажные письма и получить ответ. А еще на дискотеки приходили жители соседней деревни, приставали к нашим девочкам. Мы, естественно, девочек защищали. Также мы постоянно знакомились с ребятами из соседних лагерей: иногда дружили, иногда дрались. Но контакты со всеми потерялись, даже с одноклассниками. Хотя отдыхать я чаще всего ездил именно с ними. До сих пор общаемся только с одним. И даже работаем вместе.

«У нас был дуб смерти»

Анастасия Шарко, 28 лет. Отдыхала в лагерях в 2000–2006 гг. Фото из личного архива героини

— Я была в лагерях десять раз, в некоторых не единожды. Например, в «Дубраве» под Солигорском. Не знаю, как сейчас, но тогда в лагере был приличный кинозал. И раз в неделю нас собирали смотреть кино, причем я часто попадала на комедию «Бум» с Софи Марсо. Еще помню, как праздновали Купалье. Возле амфитеатра зажигали огромный костер, и все танцевали. А девочки плели венки и запускали их по реке. 

Фото из личного архива героини

Дети часто пугают друг друга страшилками — у нас была история про дуб смерти. На территории стоял огромный жуткий дуб, и чего мы только не придумывали! То на нем якобы вешались, то из него нечисть выходила. Справедливости ради надо сказать, что на другом конце лагеря рос дуб жизни. Но однажды в него ударила молния, остатки спилили, и истории о дубе смерти зазвучали совсем зловеще.

Второй лагерь, который люблю вспоминать, — «Зеленый Бор», он тоже в Солигорском районе. Это лагерь санаторного типа, и он потрясающий! Дисциплина там была не такая строгая, как в «Дубраве». Вместо тихого часа разрешали пойти в библиотеку, на кружок или процедуры. Еще мы ходили в бассейн и сауну. Кажется, именно там я впервые попробовала пилинг: нам ставили кастрюлю с солью, и солью мы скрабировали кожу. После сауны шли за травяным чаем в комнату отдыха.

Фото из личного архива героини

В лагере нас постоянно чем-то занимали. Культурная программа менялась каждую смену. Помню такой конкурс: отряд ходит между точками — станциями — и выполняет задания. Передвигаться надо было по плану и конкретным способом: например, на корточках или с песней. Побеждал тот отряд, который быстрее прошел все станции. Был и другой вариант: люди сами по себе ходили по станциям и получали жетоны за выполненные задания. Разные задания — разная цена. А жетоны потом можно было отоварить в буфете или — самый шик! — купить на них блины со сгущенкой: их специально пекли к конкурсу.

Кстати, в «Зеленом Бору» был шикарный фотокружок. Сначала нам объясняли теорию: как работает фотоаппарат, как проявляют снимки. Затем каждому выдавали «Зенит» и неограниченное количество черно-белой пленки. Мы снимали, что хотели. А потом все вместе проявляли фото в полной темноте. Сами готовили нужные растворы, проецировали снимок на фоточувствительную бумагу при красном свете, опускали в проявитель, закрепитель и вешали сушиться на веревочку. 

Фото из личного архива героини

С тех пор я люблю фотографию: не занимаюсь профессионально, до хобби тоже недотягивает. Но запечатлевать интересные моменты нравится до сих пор. А вот из лагерных друзей ни с кем особо не общаемся. Хотя то время я до сих пор вспоминаю с теплотой.

«На территории есть святое место — магазин»

Лиза Карпицкая, 10 лет. Отдыхала в детских лагерях в 2016–2018 гг.

Лиза ведет свой видеоблог, куда выкладывает ролики и из детских лагерей. Говорит, кто-то из лагерных друзей даже подписался на ее канал.

— Всего в детских лагерях я была трижды. Один раз в лагере «Смайл Хаус» под Ратомкой и два раза в «Зубренке» у озера Нарочь. Больше всего мне понравилось именно в «Зубренке». Там строго с дисциплиной, но очень весело. В августе снова туда поеду, попаду на юбилейную смену. Будем открывать капсулу с посланием: 50 лет назад ее закопали дети, которые первыми посетили лагерь.

Фото из личного архива героини

В лагере у нас есть свои традиции. В «Зубренке» на стене столовой нарисован Жирафик. Это что-то типа нашего бога: если ты в чем-то провинился — надо извиняться перед ним. Однажды его закрасили, и больше бога у нас не было. До меня дошли слухи, что его снова нарисовали: поеду проверять, буду младших пугать Жирафиком. Есть и еще одно святое место — магазин. Туда нас пускали каждый день, и мы стояли в громадных очередях, чтобы купить чипсы, газировку или печенье. 

Мне нравится в лагере, там всегда есть чем заняться. У нас довольно плотное расписание. Подъем в 8 утра, отбой в 10 вечера, в течение дня разные активности: экскурсии, квесты. Всю смену нам дают задания, за их выполнение начисляют баллы. В конце смены считают, какой отряд набрал больше других, и дарят пирог.

Так что за нами в лагере присматривают и учат самостоятельности. У родителей есть определенные дни посещений, они не могут заходить к детям в комнаты и наводить там порядок. Чистота на нашей совести. Еще мы каждый вечер собираемся у костра и по очереди рассказываем, чем занимались и как себя ощущаем. Затем голосованием мы выбираем лидера дня, он получает ленту и носит ее весь следующий день. 

Фото из личного архива героини

Кроме вожатых, за нами смотрят волонтеры. Это люди, которые едут в лагерь, потому что хотят проводить время с детьми. Такое всегда чувствуется. Часто волонтеры — подростки, и они больше понимают нас. Первый раз, прощаясь с ними, я не плакала, но в прошлом году сдержаться не удалось: рыдала со всеми. Все любят волонтеров.

В «Зубренке» я нашла новых друзей, но сейчас мы не общаемся. Контактами обменялись, кто-то из отряда подписался на мой YouTube-канал. Нужно будет — найдемся. Обычно в конце смены все хотят домой, а для меня три недели летят так быстро, я не замечаю и только удивляюсь: «Это что, смена закончилась?» Так что жду не дождусь, когда снова поеду в лагерь.

А у вас остались теплые воспоминания о своем детском лагере? Делитесь ими в комментариях.

Партнер проекта:


Приглашаем ваших детей провести незабываемый отдых в комфортных бытовых условиях, с 6ти-разовым питанием, насыщенной культурной и спортивной программой в новом лагере «Инфолагерь».

{banner_819}{banner_825}
-20%
-50%
-25%
-47%
-10%
-15%
-10%
-10%
-10%