/

Сегодня, 18 апреля, во всем мире отмечается Международный день памятников и исторических мест (День всемирного наследия). TUT.BY обратил внимание на белорусские архитектурные объекты, которые нуждаются в защите и помощи со стороны государства.

«Восстановлены лишь две сторожевые башни»

Быховский замок. Фото: hawat.by
Быховский замок. Фото: hawat.by

В последние годы судьба белорусских замков оказалась в центре внимания властей. Строения в Несвиже, Мире и Лиде давно принимают туристов, идут работы по восстановлению замков в Крево и Гольшанах. Но судьба трех белорусских замков до сих пор вызывает тревогу. Один из них — цитадель в Быхове.

Это единственный город-крепость, который сохранился в нашей стране. Крепость была неприступным сооружением. Во время войны 1654−1667 годов, когда пала даже Вильня, столица ВКЛ, Быховский замок устоял.

Долгие годы замок был в запустении. В 1990-х в нем размещался цех по деревообработке. Потом замок арендовал предприниматель по фамилии Сапега, который обещал его восстановить. Однако в 2004-м случился пожар, в результате которого обвалились крыша и перекрытия, стены покрылись трещинами.

В 2010-х на замок обратило внимание государство. Приблизительная смета реставрации составила около 12 миллионов долларов. Ко Дню белорусской письменности, который прошел в Быхове в 2013-м, были проделаны работы по консервации фрагментов замка и восстановлены две сторожевые башни.

Быховский замок. Фото: hawat.by
Быховский замок. Фото: hawat.by

Но на большее средств не хватило. Как отмечало быховское издание «Маяк Прыдняпроўя», это произошло в том числе из-за отмены госпрограммы «Замки Беларуси»: «Тогда бывшая резиденция Хадкевичей и Сапегов осталась без финансирования. (…). В результате пустующий замок законсервировали, а окна замуровали».

По инициативе Игоря Марзалюка и бывшего вице-премьера Анатолия Калинина Быховский замок включен в Государственную инвестиционную программу на 2018 год. Но пока до восстановления замка дело не дошло. Судя по последним фотографиям, замок всего лишь затянут сеткой.

Место жительства минчан и площадка для фестиваля

В Оршанском районе находится Смолянский замок (или замок «Белый Ковель»). Во время Северной войны войска Петра I частично взорвали его, чтобы не оставить наступающей шведской армии. После этого замок начал приходить в запустение.

Уцелевшая башня Смолянского замка изнутри. Фото: wikimedia.org
Уцелевшая башня Смолянского замка изнутри. Фото: wikimedia.org

Сейчас от былой роскошной резиденции рода Сангушек сохранились фрагменты пятиярусной башни, остатки жилого здания, которое примыкает к ней, руины фундамента и подвальные помещения.

Впрочем, есть примеры того, как местные жители возрождают населенный пункт, где находится заброшенное здание. Когда-то мимо деревни Белая Церковь (в Чашникском районе) проходил путь «из варяг в греки», а в соседней Черее устраивали пиры князья Сапеги и Милоши. В живописных местах Витебской области кипела светская жизнь.

Сейчас селения вымирают. Не так давно в Белую Церковь стали активно переезжать творческие минчане, которые даже организовали фестиваль SPRAVA. Но, разумеется, им самим не хватит денег, чтобы возродить местную Троицкую церковь.

Брама, фрагменты стен и вала

Сохранившийся фрагмент замка Сапегов в Высоком. Фото: wikipedia.org
Сохранившийся фрагмент замка Сапегов в Высоком. Фото: wikipedia.org

Замок в городе Высокое Каменецкого района был заложен во второй половине XVII века. Во время войны с Россией (1654−1667), а также во время Северной войны (1700−1721) он сильно пострадал, а в 1748-м полностью сгорел. Позже его восстановили, он еще существовал на рубеже XVIII и XIX веков, а потом медленно начал приходить в упадок. В XIX веке на месте замка началось строительство дворца, и останки парковых укреплений вошли целиком в дворцово-парковый ансамбль.

До наших дней дошли лишь фрагменты стен и вала, а также кирпичная двухэтажная въездная брама.

«Гнездо повстанцев» не дождалось восстановления

До присоединения Беларуси к Российской империи шляхтичами являлось более 8% населения страны. Неудивительно, что на территории страны сохранилось много шляхетских загородных резиденций. Но большинство из них требуют защиты и помощи сверху. Остановимся только на судьбе двух из них.

Усадьба Хоминских в Ольшево. Фото: planetabelarus.by
Усадьба Хоминских в Ольшево. Фото: planetabelarus.by

Например, в деревне Ольшево в Мядельском районе недалеко от природного заказника «Голубые озера» сохранились руины старинной усадьбы рода Хоминских XVIII−XIX веков. Это остатки дома 1881−1893 годов постройки и постройки бывших конюшен.

В 1990-е годы усадебный дом было решено перестроить в профилакторий. Но у бизнесмена, который финансировал проект, скоро закончились деньги. Стройка была остановлена, дом остался частично разобран.

Усадьба в Королиново. Фото: vkurier.by
Усадьба в Королиново. Фото: vkurier.by

Под Поставами в деревне Королиново находится усадьба художника Альфреда Изидора Ромера. Усадьба прежнего владельца была сожжена в 1863 году по приказу генерал-губернатора Муравьева-вешателя как «гнездо повстанцев». Позже дом был отстроен уже в 100 метрах от уничтоженного здания.

Усадьба в Королиново. Фото: vkurier.by
Усадьба в Королиново. Фото: vkurier.by

После войны в здании до 2005 года находилась школа. В 2003-м усадебный дом получил статус историко-культурной ценности, с 2015-го является частной собственностью ООО «ПОСТ».

Как писал «Витебский курьер», «в будущем в здании планировалась фрагментарная реставрация, после которой в нем должны были разместить гостевые комнаты для художников, галерею репродукций и заведение общественного питания для туристов. После обновления планировалось, что усадьба Ромера станет туристической точкой Поставского района. По нашим сведениям, работа над восстановлением усадебного дома была приостановлена из-за отсутствия чертежей и фотографий здания в том виде, каким оно было раньше».

Силикатные блоки и золотые купола

Отдельный разговор — о православных церквях, которые теряют свой аутентичный вид в результате перестройки. В петиции, опубликованной на сайте petitions.by, идет речь как минимум о трех десятках церквей, которые подверглись большей или меньшей перестройке. К примеру, в Успенском соборе в Жировичах с иконостаса снимали декоративные элементы.

Коллаж с сайта petitions.by
Коллаж с сайта petitions.by

Во многих других храмах возводили купола в виде луковиц, которых там никогда не было. Как писали авторы петиции, например, в Свято-Михайловской церкви (Слуцк), памятнике архитектуры деревянного барокко, «пакрыццё купалаў заменена на пазалочаную бляху, галоўкі заменены на іншыя, завершаныя пазалочанымі цыбулінамі. На верхніх ярусах ліштвы аформлены неўласцівым для помніка дэкорам».

Крестовоздвиженская церковь в Гощево. Фото: wikipedia.org
Крестовоздвиженская церковь в Гощево. Фото: wikipedia.org

А в Крестовоздвиженской церкви в Гощево (Ивацевичский район) «у выніку рэканструкцыі замест нізкіх шатроў над вежамі паставілі купалы-цыбуліны. Будынак атынкавалі і прыбудавалі да яго аб’ём з сілікатных блокаў і купалам-цыбулінай».

Формально этим зданиям ничего не угрожает (исключение — пожар, от которого вчера, 17 апреля, в Городокском районе сгорел костел конца XIX века). Но на практике владельцы этих церквей имеют свои представления о том, как должна выглядеть православная архитектура.

Отчасти такое вмешательство характерно и для некоторых замков. У специалистов вызывают сомнения и дискуссии промежуточные результаты реставрации Старого замка в Гродно и замка в Любче. Иначе говоря, насколько велика степень их аутентичности?

Поэтому, хотя существованию этих зданий никто не угрожает, дополнительная защита со стороны государства (а, возможно, и наказание за самовольную реконструкцию) не помешает.

Два видеообращения и рухнувшая стена

Скриншот видео Дениса Костюкевича.
Так выглядел костел до того, как пошли трещины. Скриншот видео Дениса Костюкевича

В 2017 году в центр внимания всей страны попал иезуитский костел в Мстиславле XVIII века. Уроженец этого города Денис Костюкевич заметил, что крыша здания в центре города серьезно разрушена, из-за чего разрушается и само строение. Он написал письмо в Министерство культуры, чтобы оно выделило деньги на ремонт кровли. Ему ответили, что денег нет.

В июле 2017-го Денис снова забил тревогу: колонна костела и арки со сводом, которые она держала, обрушились. Костюкевич записал и опубликовал довольно эмоциональное видеообращение к тогдашнему министру культуры Борису Светлову с просьбой начать спасать здание как можно скорее. Ему ответили письмом за подписью заместителя министра культуры Александра Яцко: выделить средства из республиканского бюджета «не представляется возможным».

Скриншот видео Дениса Костюкевича.
Так костел выглядел в октябре 2017 года, когда по нему пошли новые трещины. Фото: скриншот видео Дениса Костюкевича

Потом было видеообращение к новому министру — Юрию Бондарю. Костюкевич рассказал, что пошла трещинами еще одна колонна. Ответ из Минкульта был один: денег в госбюджете на это нет, ищите спонсоров. А в ночь на 21 декабря 2017 года стена костела обрушилась. Но даже после этого денег в бюджете на ремонт костела не появилось. Лишь в феврале 2019 года здание укрыли защитной сеткой.

Но ведь мстиславский костел далеко не единственный, которому угрожает такая опасность. В деревне Княжицы Могилевского района, недалеко от трассы Минск — Могилев, находится костел Св. Антония (Николая). Он был построен в XVIII веке, в XIX реконструирован под православную церковь.

Костел в Княжицах. Фото: poshyk.info
Костел в Княжицах. Фото: poshyk.info

Последние 50 лет костел полностью заброшен и все эти годы медленно, но верно разрушался. Попытки его реставрации не увенчались успехом. Кто знает, сколько времени он еще простоит без помощи людей? Даже на фотографии видно, насколько латаной-перелатаной выглядит крыша.

На всю культуру — 0,41% от ВВП

В чем же причина такой ситуации?

Одна из причин — недостаточное финансирование. Так, в 2018 году на содержание и развитие сферы культуры государство выделило 483,3 млн рублей, или 0,41% от ВВП (в 2017 году эта сумма была еще меньшей — 0,39%). Если откинуть дипломатию и назвать вещи своими именами, это абсолютные копейки, за счет которых культура просто не может полноценно функционировать.

Но проблема не только в этом. Ровно год назад, к прошлому Дню всемирного наследия, TUT.BY беседовал с тремя специалистами: историком и археологом Игорем Чернявским, архитектором-реставратором Вадимом Глинником и историком Антоном Астаповичем. Все они обращали внимание на фундаментальные, системные проблемы белорусской реставрации и сохранения культурного наследия: это особенности правовой системы, подготовка специалистов и многие другие.

По мнению Вадима Глинника, речь шла о системном кризисе в белорусской культурной политике.

— Система государственного управления культурным наследием неэффективна. Отсутствует инспекция для контроля за проведением работ на памятниках. Фундаментальная наука не обеспечивает реставрационную практику современной теорией. Прикладные исследования не финансируются. Система образования не готовит специалистов. Чем владеем — не знаем. Управлять культурными ресурсами не умеем. Цели неясны, способы их достижения непонятны.

Прошел год, а ситуация совершенно не изменилась.

Фото: Елена Толкачева, TUT.BY
Снос крестов в Куропатах, 4 апреля 2019 года. Фото: Елена Толкачева, TUT.BY

Но не будем забывать еще об одном обстоятельстве.

Недавний снос крестов в Куропатах показал, что у части общества, к сожалению, отсутствует банальное уважение к собственному прошлому. А если этого уважения нет, стоит ли удивляться теперешнему состоянию белорусских исторических памятников? Ведь в этом тексте названы всего лишь некоторые. А их по всей стране сотни.

{banner_819}{banner_825}
-20%
-10%
-22%
-20%
-15%
-20%