/

19 марта Нурсултан Назарбаев объявил об уходе с поста президента Казахстана. После этого парламент страны одобрил переименование Астаны, столицы страны, в Нурсултан. Рассказываем, почему в России появились города Маркс и Энгельс, какой населенный пункт дважды называли в честь одного и того же политика и кто не постеснялся переименовать города в честь родных отца и матери.

Иосиф Сталин. Фото: Википедия
Иосиф Сталин. Фото: Википедия

В этом тексте мы расскажем лишь о переименованиях городов в честь конкретных людей. Ситуации, когда населенные пункты называли в честь каких-то событий — тема отдельного текста.

Cпасибо товарищу Сталину?

Первые переименования начались после Октябрьской революции. В этом была определенная логика. Ведь некоторые города были названы в честь монархов, которые исходя из логики большевиков были враждебны рабочему классу. Поэтому Екатеринбург стал Свердловском (1924, в честь большевика Якова Свердлова), Петроград — Ленинградом (1924).

Оба переименования случились после смерти Ленина, когда в руководстве страны стала все больше возрастать роль Иосифа Сталина. Разумеется, он и другие новые вожди хотели признания при жизни. Недаром в 1924-м украинский Елисаветград стал Зиновьевском (в честь Григория Зиновьева, который тогда воспринимался едва ли не как наследник Ленина; позднее это Кировоград, теперь Кропивницкий). А Царицын, где Иосиф Виссарионович сражался во времена Гражданской, превратился в Сталинград (1925), Юзофка (1924) — в Сталин, а затем Сталино (теперь это Донецк).

Но для переименований была и другая причина. Сталин приступил к формированию собственного культа, что позволило ему позиционировать себя главным учеником Ленина. Параллельно он способствовал созданию культов своих соратников.

Поэтому их имена также появились на географических картах. Причем были переименованы города, чьи названия уж никак не ассоциировались с царским режимом. Так, Никольск-Уссурийский (теперь Уссурийск) был назван Ворошиловым в честь наркома обороны (1926), Тверь — в честь «всесоюзного старосты» Михаила Калинина (1931), Нижний Новгород — в честь главного пролетарского писателя Максима Горького (1932), Пермь — в честь ближайшего сподвижника Сталина Вячеслава Молотова (1940).

Но чаще переименования случались в год смерти высокопоставленных чиновников. Так Вятка стала Кировым (1934), Кенигсберг — Калининградом (1946) — как видно, это был уже второй город, названный в честь Михаила Калинина. Самара получила название Куйбышев (1935).

Иногда в этом был особый цинизм. Так, в последний год жизни Андрей Жданов попал в немилость к Сталину. Если бы он не умер своей смертью, то вполне мог бы быть репрессирован. Но его имя связывалось с постановлениями о журналах «Звезда» и «Ленинград», которые привели к «закручиванию гаек» в отношении интеллигенции. Отказываться от этого курса Сталин не хотел, поэтому Жданов и после смерти остался верным соратником вождя, в его честь был назван Мариуполь (1948).

Не будем забывать об известных людях того времени, имена которых также использовали в пропаганде. Среди них был летчик Валерий Чкалов, в чью честь был назван Оренбург (1938).

Советские вожди не забыли и своих учителей. Так, в Советском Союзе появились города и Марксштадт, позднее Маркс (Екатериноград, 1920), и Энгельс (в 1931-м так переименовали Покровск). Впрочем, в этом была своя логика: в этих местах еще с середины 18-го века проживали немцы, которых пригласила в Российскую империю императрица Екатерина II.

«Впредь присвоение имен может производиться только посмертно»

Климент Ворошилов. Фото: wikipedia.org
Климент Ворошилов. Фото: wikipedia.org

После смерти Сталина переименования заметно пошли на спад, некоторым городам вернули свои прежние названия (Уссурийску, Оренбургу, Перми). Но это объяснялось тем, что в 1957-м Хрущев разгромил «антипартийную группу» (в которую входили Молотов и Ворошилов), значит, в пропаганде их имен больше не было необходимости. А вот Сталинград получил новое имя — Волгоград (ведь Царицын ассоциировался с монархией).

Отдельная комичная (и одновременно грустная) история приключилась с Луганском. В 1930-е годы он получил название Ворошиловград, но в 1958-м ему вернули старое название. И не только из-за участия Климента Ефремовича в «антипартийной группе». За год до этого за его же подписью (как председателя президиума Верховного совета СССР) вышел указ, который назвал прежнюю практику «отступлением от ленинских традиций».

Великий Ленин учил советских людей быть скромными и сам был образцом скромности и простоты, непримиримым противником возвеличения его имени. (…). При жизни В.И. Ленина имя его не присваивалось ни одной области, ни одному району или городу. Впервые имя Ленина было присвоено городам Ленинграду и Ульяновску после его смерти, в 1924 году, в знак огромной любви советского народа к своему вождю и учителю и в целях увековечения его памяти. (…).

Однако в период распространения культа личности имена государственных и общественных деятелей еще при их жизни стали присваиваться большому количеству районов, городов, поселков, предприятий, колхозов, учебных заведений. Такая практика ведет к неправомерному возвеличению отдельных личностей, умаляя роль партии, как коллективного руководителя и организатора масс, не способствует правильному воспитанию кадров в духе партийной скромности. (…)

Установить, что впредь присвоение имен в соответствии со статьей первой настоящего Указа может производиться только посмертно.

Но в 1970-м Ворошилов умер, и городу… снова на 20 лет вернули это имя.

В итоге единственное крупное переименование за хрущевские и брежневские времена связано с Гжатском. Когда в 1968 году погиб Юрий Гагарин, уроженец этих мест, город получил его имя.

К сталинской традиции неожиданно вернулись в середине 1980-х. Набережные Челны стали Брежневым (1982), Рыбинск превратился в Андропов (1984), Ижевск — в Устинов (1984, в честь министра обороны СССР Дмитрия Устинова), Шарыпово — в Черненко (1985).

Кстати, для несчастного Рыбинска это было далеко не первое переименование. После Второй мировой войны он 11 лет носил имя сталинского сподвижника Александра Щербакова.

Из Ленинграда в Санкт-Петербург через референдум

Фото: Reuters
Идею референдума о переименовании Ленинграда предложил Анатолий Собчак. Фото: Reuters

Но вскоре началась перестройка, и всем четырем городам, которые переименовали в 1980-е, достаточно быстро вернули их старые названия (новые абсолютно не прижились среди жителей). К примеру, жители Ижевска обращались в ЦК КПСС, про ситуацию писала газета «Комсомолец Удмуртии», и в итоге с идеей обратного переименования выступил местный обком КПСС.

Более того, по мере демонтажа коммунистического режима едва ли не все города снова получили свои исторические названия. То же самое происходило во всех республиках. Так, с карты Грузии исчезли города Махарадзе и Цхакая, названные в честь местных революционеров, Латвии — Стучка, Литвы — Капсукас, Украины — Жданов, Азербайджана — Кировабад и опять-таки Жданов.

В северной столице России для этого потребовалось провести референдум. В результате в 1991-м 54% ленинградцев поддержали переименование города в Санкт-Петербург. Но чаще такие решения принимали местные органы власти.

В результате советские названия остались у неразлучной парочки Маркса и Энгельса, Кирова, Калининграда (никто не хотел напоминать, что город был изначально немецким), а также Ульяновска (до смерти Ленина город, где родился вождь мировой революции, назывался Симбирск).

Города в честь отца и матери

Сапармурат Ниязов и Нурсултан Назарбаев. 2001 год. Фото: Reuters
Сапармурат Ниязов и Нурсултан Назарбаев. 2001 год. Фото: Reuters

После распада СССР казалось, что переименование городов в честь политических деятелей ушло в прошлое. Действительно, на карте соседней России появились всего два названия, связанные с именами людей. И то не политиков, а ученых: это Королев (1996) и Циолковский (2015).

Но одна из 15 республик бывшего СССР стала исключением. Речь, как вы догадались, о Туркменистане, где возник культ Сапармурата Ниязова. В честь него были переименованы сразу три города. Красноводск стал Туркменбаши, Кизыл-Арват — Сердар («сердар» в переводе с туркменского — «вождь»), Керки — в Атамурат (Атамуратом звали отца Ниязова). Также появились поселки Ниязов, Имени Сапармурата Туркменбаши (да-да, именно так он и называется!) и Гурбансолтан-Эдже (в честь матери политика). Позже все они получили статус города.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

Когда Туркменбаши умер, культ его личности был несколько ограничен. Но историческое название вернули лишь Керки. Теперь традиции Ниязова решил продолжить Назарбаев. Правда, сколько лет столица страны будет носить его имя, риторический вопрос.

{banner_819}{banner_825}
-15%
-10%
-55%
-10%
-20%
-21%
-60%
-20%
-25%
-30%