/

У 59-летнего художника Сергея Жилевича было много шансов свалить на Запад. Среди иностранных искусствоведов его имя на слуху, за рубежом проходили персональные выставки, есть работы в частных коллекциях и музеях Америки, Германии. Но жить пасынком в краях заморских он отказался. Там, может, и солнце ярче, и трава зеленее, и автолавка чаще чем три раза в неделю приезжает, но нет там того, что есть в Боярах. Вот можно в ваших Парижах или Лондонах выйти утром во двор, прогуляться по опавшим мраморным листьям средь гранитных яблонь, взглянуть в каменные глаза Сократу и обсудить с молчаливым Сенекой его нравственные письма к Луцилию? То-то же. А в Боярах можно.

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY

Деревня Бояры в перспективе может стать элитным поселком для белорусских нэпменов. С виду затерянная среди полесских болот глухомань, а по факту — село-сателлит Пинска. До райцентра отсюда рукой подать — 10 километров.

К светлому и счастливому будущему деревня готовится как может. Дом за домом старые срубы сносятся, а на их месте появляются аккуратные коттеджи. Груженные семейным скарбом «пассатики» и «аудюхи-сигары» бывших владельцев покосившихся хат переезжают вслед за белорусской мечтой в агрогородки и райцентры, а на их участки въезжают «паркетники» новых хозяев. Круговорот жильцов добавил Боярам лоска, который, впрочем, быстро покрылся пылью от ухабистой грунтовки главной сельской улицы с банальным названием Центральная.

Бояры ценятся своей природой. Местные хвастают: мол, в соседних Оснежицах хоть и есть три магазина, но вокруг поля, а тут — лес. Вспоминают даже курьезный случай. Пришел как-то мужик к врачу за направлением в санаторий. А она ему: «Какой вам санаторий? Вы же и так в Боярах живете».

Чего нет в деревне, так это богатой культурной жизни. Из объектов соцкультбыта — только церквушка. Зато есть самопровозглашенный скансен — скульптурный сад под открытым небом, который возвел на своем участке белорусский художник, коренной боярин (или боярчанин — ни мы, ни они сами точно не знают) Сергей Жилевич.

«Хочу в Бояры»

Дом Сергея Федоровича стоит где-то посреди Бояр. Проехать мимо него сложно. Главный ориентир — забор, выполненный в форме огромных карандашей. Сразу за оградой стоит деревянная скульптура Богородицы с младенцем, которая является прохожим из ствола старого вяза.

— Это дерево стояло раньше вон там, где столб, — указывает художник на пенек возле соседского дома на другой стороне улицы. — Они боялись, что дерево крышу развалит, и спилили его. Я забрал ствол себе. Хотелось сделать что-то значительное. Ведь дерево такое роскошное, мощное, редкое.

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY

В спиленном вязе мастер вырезал образ Богородицы с младенцем и поставил у ворот. С улицы композицию хорошо видно. Религиозный арт-объект публика приняла благосклонно. По словам Сергея Федоровича, не раз перед ней останавливались автомобили, крестились водители, пассажиры, пешеходы. Некоторые даже на колени падали. В свое время ее хотели освятить, но высокое духовное начальство добро не дало — не возле церкви же стоит.

В Бояры художник переехал больше 30 лет назад. Сам он родился в Пинске, но здесь всю жизнь прожил его дед, провел детство отец. В этот дом Сергей Федорович вернулся не сразу: нежные годы провел в райцентре, окончил художественно-графический факультет в Витебске, отслужил в армии, творил несколько лет в Минске.

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY

— Потом в Россию ездил, Казахстан. Там тоже свой след оставил — памятный бюст Гагарину. Вернулся в Минск — и что-то мне неинтересно стало. Чувствую, что-то не то. И я вернулся назад, но не в Пинск, а в дедов дом.

Поселился в старом, почерневшем от времени дедовском срубе. Дом до сих пор стоит на участке, а рядом — деревянная скульптура Сергия Радонежского с иконой:

— Он встречает гостей и провожает. Всех и вся благословляет с надеждой, что вы лучше станете чуть-чуть…

В дедовской хате Сергей Федорович продолжил творить. Со своими работами он выставлялся в странах СНГ, Польше, Франции, Германии, Испании и США. Его статуя Святого Георгия попала в один из старейших в мире аукционных домов — Сотбис. Скульптура выставлялась на торги по начальной цене в 800 долларов, правда, продана так и не была.

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY

Имя полесского мастера известно и в Беларуси, и на Западе. Его работы можно найти не только в отечественных музеях, но и в частных коллекциях Европы и США. Востребованность и известность открывала двери во многие страны. Казалось бы — езжай, живи, твори. А он остался.

— Мы с товарищем как-то в Дрездене были. Нам предложили остаться на неделю после выставки. Сидим с ним, рисуем Дрезденскую галерею, и я Вите говорю: «Хочу в Бояры». Он мне сказал: «Никому не рассказывай только. Есть и виза, и где жить, и кормят — а ему в Бояры хочется!».

По словам художника, знакомые до сих пор с трудом верят, что мировым столицам он предпочел белорусское село:

— Часто говорят: мол, я здесь, в деревне, прозябаю. Нет. Наоборот, я радуюсь, что обрел такое пространство, где можно спокойно и вволю творить.

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY

«Титан Буонарроти», Сократ и Сенека

Как бы далеко ни уезжал художник, все равно возвращался в Бояры. Здесь он создал семью, купил пустующий соседний участок и построил новый дом по собственному проекту. Изюминки двухэтажного хозяйского дома из кирпича — стеклянная веранда и огромная гостиная, стены и потолок которой завешаны картинами мастера:

— Потолок — это потому что на стенах места уже не хватало, — объясняет автор.

Однако не на дом посмотреть приезжают к художнику туристы. Главная достопримечательность его участка и всей деревни — сад скульптур, который Сергей Федорович начал создавать у себя в огороде 20 лет назад. Сейчас в нем более 100 скульптур из гранита, алюминия, мрамора, бронзы и дерева. Среди них — бюсты людей, которые оставили след в жизни художника: мама, отец, дед, Высоцкий, Микеланджело, Ростропович, Марк Шагал, Сократ, Сенека, Эпиктет. Есть и скульптура «куб», посвященная Казимиру Малевичу.

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY

— Микеланджело Буонарроти жил в эпоху Возрождения. На его творчестве я вырос. Поэтому я посвятил ему огромный валун, из которого сделал скульптуру «Титан Буонарроти».

— А Сократ и Сенека почему?

— Философия мне близка. Постулаты, которые они проповедовали, помогают творить и жить, поэтому я был обязан отдать им свою дань. «Нравственные письма к Луцилию» в свое время вообще у меня настольной книгой была. Я ее не просто цитировал, я ею жил. Вообще с помощью философии любая, даже самая сложная жизненная ситуация разрешается.

В саду есть скульптуры, родившиеся из библейских, древнегреческих сюжетов, есть абстрактные фигуры: «Вечность», «Капля утренней росы», гранитные яблони, дорожка к которым выстлана мраморными плитами в форме опавших листьев.

На вопрос, зачем ему все это возле дома, Сергей Федорович отвечает просто:

— А жить зачем? Зачем картины пишутся, составляются симфонии? Человеку что-то дается, и он чувствует, что обязан это делать.

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY

Посмотреть на его сад скульптур приезжают туристы со всего мира. О полесской диковинке узнают от знакомых и владельцев ближайших агроусадеб. За несколько лет в его книге отзывов собралось сотни записей от благодарных посетителей на русском, белорусском, английском, немецком, французском, испанском, иврите, японском языках. В основном приезжают маленькими группами, но бывало, что и целыми автобусами. Среди иностранных гостей особой популярностью пользуется Стул исполнения желаний, который установлен на холме у пруда.

— Я как-то после своей выставки в Музее белорусского Полесья стоял возле зала. Тут женщина из толпы выбежала и мне на шею бросилась со словами: «Сергей Федорович, у меня сын родился». Я опешил: «А я здесь при чем?!». Оказывается, год назад она у меня была в саду и на стульчике загадала желание — чтобы сын родился, — рассказал собеседник.

Сад скульптур открыт для гостей в любую пору года. Посетить его по согласованию с автором может каждый — абсолютно бесплатно. Художник говорит, что арт-объект он годами создавал не ради денег, а для вдохновения.

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY

«Лучшее место на Земле — это Бояры»

В Боярах Сергею Федоровичу скучать некогда. За садом возле пруда — его мастерская, где бок о бок стоят готовая деревянная скульптура, посвященная жертвам Холокоста, которую вскоре установят в Давид-Городке, и огромная каменная глыба — будущий монумент пинским пограничникам. Все это — коммерческие проекты художника. Немного поодаль ждет своего часа метровый кусок дуба, из которого мастер вырезает трех ангелов.

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY

Кроме того, Сергей Федорович преподает изобразительное искусство в обычной сельской школе в соседнем агрогородке Оснежицы. Там же ведет кружок по шахматам. Именитого мастера работа с детьми не тяготит — наоборот, говорит, разрядка.

— Рыба ищет, где глубже, а человек — где лучше. Объективно, лучшее место на Земле — это Бояры. Не вообще Бояры, а именно мой участок. Ну где еще у меня был бы такой кусок земли в 50 соток, где можно было бы сделать такое? В городе начнешь работать, дым пойдет, так соседи начнут жаловаться. Тут мне никто ничего не говорит. Да и грибы у меня под домом растут, рыбы в пруду плещутся. Вокруг одни сплошные преимущества. Ни в каком Минске нельзя такого получить. За границей — тоже. Хотя, может, и можно, но там не моя среда. Я должен жить там, где родился.

{banner_819}{banner_825}
-80%
-35%
-20%
-44%
-30%
-20%
-10%
-50%
-20%
-5%
-10%
0065444