Евгения Пастернак, фото Надежда Бужан /

Писатель Евгения Пастернак
Писатель Евгения Пастернак

В этом году о Минской книжной выставке хочется поговорить. И есть что сказать. Во-первых, национальный стенд. Он был не красно-зеленый. На нем были книги, и эти книги были не только альбомы про Беларусь. На нем была художественная литература, в том числе и независимых издательств. И если этот стенд будет стоять где-нибудь на международной выставке, то за него не будет стыдно. Он красивый, он современный, он интересный, пишет писатель Евгения Пастернак.

Во-вторых, детская площадка. Наконец-то это были не викторины. Наконец-то на ней были живые дети, которые там постоянно копошились, а не пригнанные классы учеников с одинаковыми стеклянными глазами и одинаковыми флажками в руках.

В-третьих, первый раз работала профессиональная площадка, где проходили круглые столы и лекции для библиотекарей.

В-четвертых, у выставки появился сайт. Он пока почти не работал, но он есть. И его можно будет доделать. И работала группа на ФБ. И программа выставки появилась за целую неделю до начала ММКВЯ именно в этой группе.

Говорят, в этом году побит рекорд посещаемости книжной выставки (ее посетили более 61 тысячи гостей. — Прим. TUT.BY), и, честно говоря, меня это страшно радует. Как выяснилось, нужно немного. Просто сделайте выставку интересной — и люди придут.

Фото: Надежда Бужан, TUT.BY

И сразу пригнанные курсанты выглядят бельмом в глазу. В прошлые годы никакого диссонанса не возникало. Все было гармонично.

Но как только выставка стала рабочей, тут же полезли конструктивные недостатки.

Во-первых, мало места. Детская площадка частично закрыта накладным полом, но вокруг мрамор, и это не лучший вариант. Но другого места нет.

Во-вторых, очень маленький актовый зал. Восемьдесят мест — это несерьезно. Я не знаю, сколько народу вбилось в него во время встречи с Алексиевич, но гораздо больше на встречу просто не попало. Они не поместились внутри.

В-третьих, нет еды. В больших выставочных центрах есть столовые. У нас же работал крошечный буфет. А люди работают на стендах с утра до вечера.

Ну и самая больная, самая большая проблема нашей ММКВЯ — звук.

Как бы это объяснить уважаемым экспонентам, что книжная выставка и концертный зал — это разные вещи? И то, что она книжная выставка-ярмарка, не означает, что нужно устраивать сельский клуб? И внимание к стенду нужно привлекать качественной книгой, а не громкостью.

Россия привезла в этом году очень интересных авторов, иногда встречи с ними проваливались.

Евгений Водолазкин (российский писатель и литературовед. Доктор филологических наук. По версии газеты Guardian, роман Евгения Водолазкина «Лавр» вошел в топ-10 лучших книг мировой литературы о Боге. — Прим. TUT.BY), говорят, пел «Купалинку» вместе со своими слушателями, чтоб хоть как-то ответить центральному стенду, на котором что-то там гремело.

Фото: Надежда Бужан, TUT.BY

Когда в центральный микрофон поют, работа в павильоне останавливается. Невозможно не то что переговоры вести или с читателями общаться — невозможно выяснить, сколько стоит книга. Продавцы и покупатели орут друг другу в лицо или общаются знаками.

Мы проводили свой круглый стол на первом этаже за закрытыми дверями. Музыка мешала. Что в этот момент делали люди в основном зале, я даже представить себе не могу.

Меня часто спрашивают, почему к нам не приезжают хотя бы российские издательские гиганты, почему привозят мало известных писателей? А как их привезти? Если в любой момент выступления может грянуть хор. Или марш. Или девочки в национальных костюмах с бубнами устроят танцы посередине прохода и полностью парализуют ряд стендов.

Пока наши экспоненты не научатся уважать друг друга, не научатся выставлять звук так, чтобы он оставался внутри стенда, мы не можем надеяться на то, что выставка выйдет на реальный международный уровень. Пока что другие страны, за небольшим исключением, представлены у нас номинально, на уровне посольств.

Честно говоря, мы и на национальном поле в полную силу пока работать не можем. Потому что любое мероприятие, заявленное на выставке, может быть сорвано.

Самая яркая история, наверное, произошла несколько лет назад с Анной Грановской. Когда к ней на презентацию пришла группа слабослышащих детей. Как вы думаете, согласились ли приглушить музыку? Как вы думаете, будет ли «Полосатая газета» (Анна является издателем этой уникальной газеты. — Прим. TUT.BY) участвовать дальше в нашей выставке?

Справедливости ради скажу, что неуместна на выставке любая музыка. При всей моей любви к Вольскому, когда пытаешься под его песни записать книжный обзор, любовь сильно трансформируется.

И заметьте, Вероника Долина не пела. В рамках выставки у нее прошел бесплатный концерт в «Доме Москвы», а на стенде она просто разговаривала с читателями.

Вот как-то так решается этот вопрос на цивилизованных выставках. Поют в специально отведенных местах. Поют там, где это уместно и не мешает работе других.

И еще одна проблема, которая вылезла на этой выставке. От России приехали Настя Орлова и Нина Дашевская. Известнейшие и титулованнейшие детские писательницы.

Много ли людей пришло на встречи? Совсем нет.

А почему?

А потому что, к огромному моему сожалению, в наших магазинах их книг нет. В наших государственных магазинах продается российский дешевый ширпотреб. А при кажущемся общем рынке мы тащимся в хвосте.

В частных магазинах книги, конечно, есть. Но посетители частных магазинов на центральную выставку не ходят, они уже приучены совершенно к другим форматам работы. К тишине и к уважению к автору. Их можно привести на выставку, но им тоже нужна гарантия, что им не будут петь в лицо.

Кстати, об уважении.

Детская площадка. Идет маленький спектакль. Сидят дети. Смотрят. Врывается дама, требует, чтоб ей освободили площадку на полчаса раньше, потому что ей надо. Собирает своих выступающих (детей!), начинает громко репетировать прямо тут. Прямо во время выступления другой команды. На все попытки ее остановить грозит фамилией замминистра.

Фото: Надежда Бужан, TUT.BY

Как вы думаете, что чувствует в этот момент человек, ответственный за детскую площадку? А выступающие? А дети?

В интервью эта писательница, естественно, рассказывает о добре, духовности и строит планы переводов на другие языки. Мне просто интересно, кем она будет грозить там?

Книжный мир сейчас — это тесное, очень доброе сообщество. Нам нечего делить. Мы не конкуренты.

Поэтому любое столкновение с хамством и агрессией в этом мире воспринимается очень остро. Почти болезненно.

В этом году в павильоне красивые девушки раздавали посетителям ленточки с бело-голубым белорусским орнаментом. К огромному сожалению, они не могли ответить на вопрос, что это и зачем.

Но лично я эту ленточку сохраню на память.

Потому что хочу верить, что эта XXVI Международная минская книжная выставка-ярмарка станет переломной и что через десять лет у нас будет кипеть работа по продаже книжных прав, знаменитости будут сменять друг друга на главном стенде и вещание будут вести крупнейшие мировые телеканалы.

Это все возможно. Но нам всем нужно очень многому научиться.

Мнение авторов может не совпадать с точкой зрения редакции TUT.BY.

-30%
-10%
-20%
-12%
-10%
-20%
-50%
-25%
-15%
-51%
-30%