/

Победа характера над болезнью, часы Петра Машерова и путешествие на север — сегодня мы публикуем очередные пять историй о поводах для гордости, выбранные нами из писем читателей. Напоминаем, что конкурс «25 поводов для гордости», который мы проводим с компанией EPAM, все еще продолжается. Вы можете принять в нем участие и получить шанс выиграть экскурсию в офис наших партнеров, а также стильный наполненный подарками рюкзак, дизайн которого разработан специально для проекта.

Правила конкурса:

До конца января присылайте на epam@tutbymedia.by рассказ о своем поводе для гордости. Будет отлично, если к письму вы приложите иллюстрации.

В письме нужно указать:

— номер контактного телефона (для связи с вами в случае победы);

— ваши настоящие имя и фамилию.

Всего выйдет пять выпусков (по 5 историй в каждом). Все отобранные нами участники будут считаться победителями конкурса.

О маме и профессии журналиста

Александра из Барановичей:

— «Здравствуйте, уважаемые телезрители! В эфире программа „Новости“». Именно эта фраза у многих жителей Барановичей, ассоциируется с моей мамой, Натальей Петровной Косиковой. Раньше я считала, что это у всех взрослых так: полная событий жизнь, сотни знакомых, желание быть в курсе самых главных происшествий и погоня за инсайдерской информаций, заграничные командировки…

Большую часть жизни мама была корреспондентом, ведущей, редактором, заместителем директора, а потом и директором региональной телекомпании «Интекс», нередко совмещая все эти должности. Сейчас я осознаю, как сильно влияла на меня ее работа. А когда-то в детстве я просто смотрела с ней передачи, приходила на «Интекс» во время ее прямых эфиров, ездила с ней на съемки.

В прошлом у мамы философско-экономический факультет БГУ, специальность — социология. Это был самый первый выпуск социологов в стране. А потом — интервью с тысячами людей и огромное количество репортажей. Десятки грамот, звание «Человек года» города Барановичи.

Читать историю дальше

Когда ей недавно пришлось уйти с телекомпании, она легко научилась пользоваться «фотошопами» и «корэлами» и занялась версткой. Это ли не чудо (по крайней мере, для людей ее возраста) — после 40 лет сменить профессию? А маме до сих пор на вид никто не дает больше 35.

С не самой высокой зарплатой регионального журналиста благодаря своей профессии и общительности она посетила множество стран. Искупалась в двух океанах, побывала в пяти штатах США, каталась зимой на велосипеде в Швеции, видела северное сияние и белых медведей на Чукотке, собирала ягоды на Дальнем Востоке недалеко от границы с Китаем…

Одна из ее волшебных способностей — вызвать доверие практически у любого человека и умение найти к нему подход. Самые снобские снобы выкладывают ей всю свою душу и биографию, не говоря уже о простых смертных. Еще удивляюсь ее вниманию к деталям — она могла бы быть белорусским Шерлоком Холмсом.

Маме никогда не бывает «лень»: она прекрасно готовит, шьет на машинке, поет, способна месяцами вкалывать по 14 часов в день и получать от этого удовольствие, у нее всегда много сил и энергии. Хоть идти много километров, чтобы просто прогуляться, хоть изучать что-то новое, если она в этом пока не разбирается. Однажды она залезла на телевизионную вышку без страховки, чтобы посмотреть на город!

Что же говорить о ней как о маме? О, это прекрасная мама! Она вырастила хорошего человека, который побеждал на предметных олимпиадах и перенял многие ее хорошие качества.

Она любит животных — в ее квартире сейчас живут две перепелки и кошка. Мама обожает детей, любит общаться с пожилыми. Она вообще верит в людей, а люди обожают ее. До сих пор случайные встречные нередко говорят ей «спасибо» за то, что своей журналистской работой она когда-то рассказала об их проблеме, помогла советом или действием.

Я очень горжусь своей мамой, потому что трудности не заставляют ее останавливаться. Она самая красивая и умная, да и просто — самая-самая!

О часах Машерова и Ли Харви Освальде

Ирина:

— С самого раннего детства мои любимые родители научили меня гордиться тем, что я живу в Беларуси, любить тот малый уголок, в котором родилась и выросла. Поэтому я очень горжусь ими, к сожалению, уже ушедшими из жизни, но оставившими в ней яркий след людьми.

Мама и папа были очень красивой парой и прожили свою жизнь так, как мечтают ее прожить миллионы людей. Всю жизнь они были рядом, радости и горести делили поровну и поддерживали друг друга до самой смерти.

Отец очень любил нас с мамой, и мы себя чувствовали настоящими принцессами рядом с ним. Те люди, которые близко знали папу, называли его настоящим князем, имея в виду щедрость, доброту и широту души. Ему довелось общаться с Петром Машеровым, Владимиром Мулявиным, Зинаидой Бондаренко… Отец воевал, и воевал достойно: командовал ротой, с частями 3-го Белорусского фронта принимал участие в штурме Кенигсберга, где был тяжело ранен. В боях он потерял глаз, и уже после войны его «догнали» два ордена Великой Отечественной войны.

Читать историю дальше

Маме, 14-летней девчонке, на войне постоянно приходилось рисковать жизнью, так как они со своей мамой и младшей сестрой не успели эвакуироваться до прихода немцев. Во время оккупации бабушка Мария была в минском подполье связной партизанского отряда. Она работала экономистом в десятой аптеке. Квартира бабушки была явочной, а маме часто приходилось носить медикаменты и взрывчатку для партизанского отряда «Народные мстители».

Мама вспоминала, как шла через немецкие блокпосты и ни один немец ее ни разу не остановил. Они только причмокивали губами «какая красивая фройляйн». Мама и в самом деле была девушкой редкой красоты. Иногда, рассказывала мама, в доме поздно вечером появлялся очень красивый молодой парень — высокий светловолосый, синеглазый, веселый… Он всегда приходил с одним или двумя товарищами. Они о чем-то тихо совещались, и все называли его Жан.

Это была мамина первая любовь. Она очень ждала, когда он снова придет, и думала, что молодой человек француз. Только после войны она узнала, что это был офицер «Смерша» и руководитель диверсионной группы, подготовившей ликвидацию Вильгельма Кубе.

И мама и бабушка смертельно рисковали, но даже после войны они никогда не просили для себя ни наград, ни славы. Единственным документом, который подтверждал их подпольную работу, было удостоверяющее письмо. Да и то, пригодилось оно лишь для того, чтобы после войны не угодить в концлагерь — ведь бабушка работала в аптеке в период оккупации, выполняя поручения подполья.

Меня иногда спрашивают, когда говорю, что отец общался с Машеровым: «видно, ваш папа был каким-то партийным начальником?» И очень удивляются, когда узнают, что он был часовым мастером. Но одним из лучших в Беларуси: мог починить и разобрать часы любой системы, как советские, так и иностранные. В отцовских волшебных руках часы начинали ходить даже при сложных поломках. Знаменитые часы Петра Машерова — «Полет» — отец не раз чистил, менял в них детали, ремонтировал.

Он работал в небольшой часовой мастерской, которая находилась в самом центре Минска, на Коммунистической. Однажды мама привела туда свою молоденькую коллегу — девушка собиралась выходить замуж за иностранца. Жил он в этом же доме. У него испортились часы, но ни одна мастерская их починить не взялась.

Мама предложила коллеге прийти вместе со своим женихом к моему папе в мастерскую и показать часы ему. Ремонт для отца оказался несложным, а приятный молодой американец искренне благодарил. И даже пригласил отца и маму после работы сходить с ним и его невестой Мариной в кафе. Так родители познакомились с Ли Харви Освальдом. Отец впоследствии никогда не верил, что этот милый застенчивый парень и есть истинный убийца президента Кеннеди.

Папа был очень образованным человеком: в юности закончил технологический техникум по специальности химика, два года жил и работал в Баку. Знал несколько языков, в том числе, свободно владел фарси и дари. Отучился три года на историческом факультете БГУ. Но война, а после необходимость помогать своей большой семье — тяжело болеющей матери и шести сестрам — заставили его прервать учебу и искать возможность зарабатывать.

Отец когда-то еще на фронте обменялся с американцем часами. Тот в обмен на советские отдал ему трофейные — швейцарскую «Омегу». Отец всегда носил эти часы. Он сам научился ремонтировать любые механизмы и делал это блестяще. Хотя работать ему приходилось одним глазом. О папе не раз снимали сюжеты для телевидения, о нем писали разные издания. Хотя отец всегда очень стеснялся этой публичности, как и мама.

Они просто жили вместе долго и счастливо, умели дружить и дорожили своими друзьями и семьей. И, конечно, они очень любили меня и подарили мне долгие годы счастливого детства и юности. Думаю, что наш мир и наша Беларусь держатся на таких людях — добрых, верных, щедрых и трудолюбивых. Вечная память моей маме Ларии Леонидовне Юрцевич и папе Константину Степановичу Юрцевичу.

О девушке с неограниченными возможностями

Елена из Минска:

— Я очень горжусь своими сестрой и мамой. У меня есть старший брат Саша (ему 24, и он уже доктор), а еще сестра-двойняшка Юля. Так случилось, что мы родились раньше срока (на седьмом месяце) и чуть не погибли при рождении. Сейчас нам уже по 17 лет и благодаря нашей маме мы не только родились и выжили, но еще и многого добились в жизни.

У нас с сестрой детский церебральный паралич. Я передвигаюсь без особых проблем, а Юля использует для этого инвалидную коляску. Только не подумайте, что я это рассказала, чтобы вызвать жалость, совсем нет. Я по-настоящему горжусь своей сестрой!

Юля всегда была бойкой. Мама — тоже крепкий орешек, которую на жалость не пробьешь. Она с детства учила нас, невзирая на инвалидность, все делать самостоятельно и говорила «Жалость прилипнет сама, а зависть надо заслужить!» Так и получается, что мы старались и стараемся всего добиваться своим трудом.

Читать историю дальше

Сначала мы ходили в садик, где сестра всегда была «звездой» любого утренника, потом отправились в школу. Обычную школу. Там сложно постоять за себя и показать свои лучшие качества. Но не поверите! Моя Юля умудрялась не просто успевать писать контрольные и диктанты, но и делала параллельно массу интересных проектов.

Например, она оснастила кабинет труда рабочим местом для людей с инвалидностью. А еще придумала проект по переработке джинсовых брюк в пеналы «Одним надоело, другим пригодится». А сколько творческих выставок за ее плечами, даже не перечислю. Количество дипломов точно перевалило за сотню.

Ее энтузиазму может позавидовать любой ходячий человек. В 2015 году она с программой «Экспресс ООН-70» проехала с выставкой по всем городам Беларуси, в 2016 — участвовала в проекте «Инклюзивная Беларусь». Недавно участвовала в велопробеге. И это только треть всего, что она делала и делает.

Она и волонтерит в ЮНИСЕФ, и выступает на тренингах, освещая вопросы инклюзии, и проводит мастер-классы по творчеству и аквагриму для детей хосписа. Даже участвует в марафонах на коляске. Только в прошлом году она в составе команды пробежала забеги в Гомеле, Гродно, Бресте и полумарафон в Минске.

Юля еще и изобретатель, вернее, вынужденный изобретатель. Она всегда стремится создать условия для людей с инвалидностью, чтобы обеспечить им комфорт и доступ ко всем сферам. Загляните на сайт domdobra.by — там много о том, чем она занимается.

Этим летом у нас с сестрой была тревожная и радостная пора одновременно. После окончания 9-го класса мы решили поступать в Минский радиотехнический колледж. К слову, Юля окончила девять классов с аттестатом с отличием, средний балл — 9,4.

С 1 сентября мы — учащиеся специальности «Программируемые мобильные системы». Заметьте, учится сестра на коляске — на дневном! Возможно, из колясочников она чуть ли не единственная в стране на дневном отделении.

Летом сестра сдала успешно испытания и поступила в инженерную школу EPAM Garage Kids. Идеи из нее всегда бьют ключом. Сейчас мы с ней и с командой из колледжа работаем над двумя проектами: «Мобильный навигатор для людей с инвалидностью» и «Инклюзивное оборудование для комфортной жизни» (архитектор проекта Дмитрий Орехов). Последний недавно получил диплом второй степени на Республиканском конкурсе инновационных проектов.

Сестра сделала из нашей квартиры настоящую экспериментальную лабораторию с доступным оснащением и мечтает обучать детей с инвалидностью жизни без посторонней помощи. А еще Юля мечтает полететь куда-нибудь на самолете и… прыгнуть с парашутом. Отчаянная девушка!

Моя сестра вкусно печет оладьи, красиво рисует и умеет дружить! Все это произошло благодаря нашей маме — мудрому и дальновидному воспитателю. Она работает в центре языковой подготовки, а еще занимает должность зампреда в общественном объединении инвалидов «Откровение», где много делает для таких ребят, как Юля.

Мне очень повезло с семьей и я ей очень горжусь!

О путешествии за полярный круг

Елена:

— В 27 лет я вышла замуж. Мой супруг работал на Крайнем Севере России в небольшом городе Губкинский (25 тысяч жителей), который находится в Ямало-Ненецком автономном округе. Удаленность от ближайшего крупного населенного пункта — приблизительно 300 км.

В связи с замужеством я оставила хорошую работу в Беларуси, родителей, родственников и друзей. Это решение было сложным, но обдуманным. И мы вместе улетели в совсем незнакомый для меня город, в условия десятимесячной зимы и полярной ночи.

Трудности были во всем: в одежде, которую необходимо было надевать в несколько слоев, даже в способах передвижения, ведь снега там очень много. На нас сильно сказывались недостаток солнца и морозы до минус 50 градусов, а также периодические перебои с продуктами в магазинах.

Сейчас, находясь дома в Беларуси, я горжусь тем, что сумела акклиматизироваться и прожить в Губкинском целый год. Конечно, не без помощи моего супруга. Пусть это и небольшой срок, но первый год нашей совместной жизни прошел в таком необычном месте.

Как же было приятно вернуться в нашу родную Беларусь! Мы с таким удовольствием наслаждаемся цветущими рапсовыми полями, зелеными лугами, и высокими деревьями. Теперь по-настоящему поняли, какая Беларусь красивая, теплая, и как сильно мы ее любим.

О белорусских медиках

Владислава из Минска:

— Тема медицины в нашей стране много обсуждается, но в основном, к сожалению, с негативной стороны. А я бы хотела рассказать, что нам есть кем гордиться и в этой сфере. Низкий поклон сотрудникам Минской областной клинической больницы!

Это не обычное благодарственное письмо пациента о спасенной жизни человека… Это рассказ доктора, который консультирует пациентов, и который каждый раз, видя со стороны, как работают медиики, благодарен им за этот труд.

В 23 года, окончив медуниверситет, я начала работать врачом-психиатром-наркологом. И моя трудовая жизнь началась с ночных дежурств в приемном покое одной районной больницы. После первого дежурства я пришла домой, села на диван и заплакала горькими слезами. Сквозь рыдания я объясняла маме, что больше никогда не пойду на эту работу…

Маленькая девочка, которая ни одного нецензурного слова в жизни не употребляла, должна была проводить медосвидетельствования людей, которые были сильно пьяны или находились под воздействием наркотиков. Кроме этого, необходимо было «отрезвлять» пациентов, которых друг за другом возила скорая помощь, особенно много — в выходные дни. Они ругались, пытались со мной драться, а наркозависимые «выбивали» обезболивающие… К такому в университете не готовили — в 23 года я наивно полагала, что все мои пациенты будут вежливы, культурны, а я им буду объяснять психологические аспекты зависимости, поддерживать на пути к выздоровлению…

В итоге вот уже десять лет я работаю врачом-психиатром-наркологом (в том числе на ночных дежурствах в отделении экспертизы опьянений). Бывает всякое, но я очень люблю свою профессию и своих пациентов. В тоже время я поражена жизненной энергией других медработников нашей больницы. Люди сталкиваются со смертью, болью, слезами и стонами каждый день, и при этом они не оставляют профессию. Потому что они ей живут.

Поначалу мне казалось, что я попала в больницу, куда привозят раненых из «горячих точек». Каталки с пациентами повсюду. Одних выписывают или переводят в другие отделения, но на их места уже выстроилась очередь из новых пациентов. Телефоны в отделениях разрываются: «Поступление! Приемный покой! Необходима консультация. Срочно!»

Работники никогда не сидят, они все время бегают из палаты в палату, из отделения в приемный покой, из приемного покоя в другое отделение на консультацию. И при этом все улыбчивы, доброжелательны, внимательны, сдержаны. Нет такого диагноза и случая, за который они не берутся, — могут, умеют и делают всё.

Недавно меня поразила подготовка к Новому году в больнице. Среди людских слез, страданий и рабочей суеты в каждом отделении был построен новогодний уголок. Это было действительно трогательно. Люди, которые на Новый год оказались у нас, могли прикоснуться к сказке даже в больничных стенах. Композиции делали врачи, медсестры, санитарки.

Только такая трепетная любовь к своей профессии, душевная теплота и неиссякаемая энергия могут лечить пациентов. Я могу лишь предполагать, что, тратя столько сил на работе, они наверняка меньше внимания уделяют собственным семьям и себе, тратя всю энергию и любовь на пациентов. Это великие люди, и я горжусь ими.

Партнер проекта:
Мы — большая команда, объединяющая более 25 тысяч консультантов, архитекторов, дизайнеров, разработчиков и инженеров в 25 странах мира. Уже четверть века мы создаем технологии будущего и помогаем нашим клиентам решать глобальные бизнес-задачи.

{banner_819}{banner_825}
-35%
-10%
-80%
-50%
-20%
-80%
-20%
-10%
0063409