В декабре 2018 года исполняется 20 лет с тех пор, как телеведущая Екатерина Андреева начала работать в программе «Время» на Первом канале. Русская служба Би-би-си сделала с Андреевой большое интервью. Предлагаем вашему вниманию его фрагменты. Полностью интервью можно прочитать тут.

Ведущая Екатерина Андреева. Фото: Википедия
Ведущая Екатерина Андреева. Фото: Википедия

«Я прочитала слово вместо „террористы“ „трактористы“. Получилось, что какие-то трактористы напали куда-то»

Би-би-си: Помните свою главную ошибку?

Е.А.: Ну у меня их было три всего, не очень больших, поэтому даже смысла нет обсуждать. Потому что это были легкие оговорки, которые зритель даже не заметил.

Би-би-си: Ну одну какую-нибудь ошибку.

Е.А.: Я прочитала вместо «террористы» слово «трактористы». И получилось, что какие-то трактористы напали куда-то.

Би-би-си: Мне жалко трактористов.

Е.А.: И это было смешно одновременно, и не смешно, потому что любая такая ошибка потом разбирается. Но вот они как-то у меня встали боком, эти трактористы.

Би-би-си: Как вы оказались в журналистике? Сначала вы учились на юридическом.

Е.А.: Да, я попала в прокуратуру. Я с детства хотела быть силовиком — работать пожарным, или милиционером, или космонавтом…

Би-би-си: Почему?

Е.А.: Хотелось наводить порядок, соблюдать законы, справедливость. Причем это было рано, с трех лет. Я надевала резиновые сапожки, брала пластмассовое ружье, шапку типа шерифа, дедушкины награды нацепляла на себя и ходила, патрулировала поселок дачный.

Би-би-си: С юрфака вы в итоге ушли.

Е.А.: И перевелась на исторический факультет.

Би-би-си: Вы там сравнивали Сталина с Гитлером.

Е.А.: Одна из моих научных работ была сравнением этих двух систем, в которых было много общего. Мой научный руководитель по многим моментам этой работы со мной не соглашался. Потому что те совпадения, на которые я указывала как историк, ему казались оскорбительными для личности Иосифа Виссарионовича.

Би-би-си: У вас с тех пор висит его портрет дома?

Е.А.: Он не висит, а стоит. У меня не только его портрет, а очень много артефактов разных исторических личностей, потому что я изучаю через вещи, в том числе могу настраиваться на вибрации этих людей. У меня есть портрет Черчилля, марка Черчилля, веер Марии-Антуанетты, есть кое-какие вещи Наполеона, есть вещи того же Сталина…

Би-би-си: Какие вещи?

Е.А.: Сталина? У меня есть вилка, которой он ел, есть его личный маленький семитомник речей, которые были всем представлены на «съезде победителей» — те люди, которые потом попали в страшное горнило 37 года, его личное издание. И подарил мне это один священник, зная мою тягу к таким артефактам. Поэтому я никогда не принимала и не принимаю никакие обвинения. Сказать, что я сталинистка, — упаси боже.

«Согласитесь, что новость, что кто-то хотел сбить „Боинг“ президента — это такой горячий пирожок»

Би-би-си: Насчет объективности и нейтральной новостной журналистики. Сейчас много говорят о fake news, в том числе на государственном российском телевидении. Например, новости на Первом об изнасилованной мигрантами девушке в Германии, которую потом опровергла полиция. Вы проверяете сообщения, которые вам приходят?

Е.А.: Конечно. Но дело в том, что фейковая новость — это новость, которая служит сознательному введению в заблуждение общественности. В случае с девочкой — если мы говорим об этом — это, скорее, девочка ввела в заблуждение всю общественность. Потому что она сообщила о том, что с ней это произошло (в сюжете Первого канала цитировались слова близкой родственницы несовершеннолетней. — Би-би-си).

Би-би-си: А второй источник?

Е.А.: И наш корреспондент об этом сообщил. Был и второй источник: «А та сторона говорит, что это не так». Вот и все. Я это не отношу к фейковым новостям, мы ее не сфабриковали.

Би-би-си: Но это уже другие истории. А вот насчет опровержений. Если вы понимаете, что в эфире дали вот такую новость — «рассказала героиня». Но потом выяснилось, что не так. Нормально дать опровержение?

Е.А.: Ну, наверное, дают сюжет и говорят, что так и так.

Би-би-си: Но вот их как-то мало на Первом. Другая история — про «Боинг». Она была основана на одном источнике из Росавиации, анонимном. Версия о том, что Украина сбила малайзийский «Боинг», якобы перепутав его с «Боингом» президента Владимира Путина. Один источник.

Е.А.: Да, но здесь смотрите — мы же новости! Я работаю в прямом эфире, вдруг выходит «молния». И ты вынужден реагировать на это. Сообщать: по сообщениям источника — та-та-та. Мы вот это выдаем. Просто некогда проверить. Если мы не скажем это, а это окажется правдой, будет вариант, что мы пропустили эту новость.

Би-би-си: Но тогда было довольно много других новостей, которые тоже, наверное, выходили во время ваших эфиров.

Е.А.: Да, но согласитесь, что новость, что кто-то хотел сбить «Боинг» президента — это такой горячий пирожок.

«Чтобы Навального позвали в новости, повод, который он должен создать, должен быть очень значимым»

Би-би-си: А есть стоп-листы на Первом?

Е.А.: Что есть?

Би-би-си: Стоп-листы есть на Первом?

Е.А.: Я про такое не слышала.

Би-би-си: Ну вот Навального не позовут в новости. Или позовут? Или просто не хотят видеть? Или потому что нельзя?

Е.А.: Он баллотировался даже в мэры.

-10%
-15%
-15%
-50%
-30%
-50%
-45%
-50%
-25%