/

100 лет назад была провозглашена Белорусская советская социалистическая республика. Почему это произошло в Смоленске, а не в Минске, насколько белорусские коммунисты были самостоятельны и почему юбилей отмечается 1 января, хотя все основные события произошли до или после этой даты? TUT.BY сформулировал основные вопросы о событиях столетней давности и попытался ответить на них максимально просто.

Что предшествовало провозглашению БССР?

Фото: БГАКФФД
Члены Временного военно-революционного комитета г. Минска и Западного фронта: Вильгельм Кнорин, Ян Перно, Александр Мясников, В. Селезнев, В. Фрейман, Карл Ландер, Кривошеин, избранные на объединенном заседании исполкома Минского Совета и комитета Западного фронта 30 августа 1917 года. Фото: БГАКФФД

После Октябрьской революции большевики пришли к власти и в Беларуси. Их руководящим органом оказался Областной исполнительный комитет Советов Западной области и фронта (Облисполкомзап).

Откуда он появился и являлся ли законным? После Февральской революции было создано временное объединение — Западная область (она не являлась национальным объединением, поскольку демократичное Временное правительство, как и недемократичная царская власть, не признавали право белорусов на автономию). Западная область стала административно-территориальной единицей, в состав которой входили Виленская, Витебская, Могилевская и Минская губернии. Чтобы ее контролировать, большевики решили использовать свою популярность среди военных. В ноябре 1917 года практически одновременно прошли три съезда (рабочих и солдатских, крестьянских депутатов, а также съезд армий Западного фронта). Органы власти, избранные на них, и были объединены в Облисполкомзап.

Местные большевики, которые группировались вокруг Облисполкомзапа, выступали против независимости или даже автономии Беларуси. «Мы считали, что белорусы не являются отдельной нацией и что те этнографические особенности, которые их отделяют от остальных русских, должны быть изжиты. Нашей задачей является не создание новых наций, а уничтожение старых национальных рогаток», — писал в 1918 году один из лидеров большевиков Вильгельм Кнорин.

Между тем Владимир Ленин, исходя из тактических целей, выдвинул лозунг «права наций на самоопределение». Поэтому местные большевистские власти не препятствовали созыву в Минске Первого Всебелорусского съезда (декабрь 1917 года). У его истоков стояли те общественные деятели, которые признавали существование белорусов как нации, но по-разному относились к дальнейшей судьбе страны (одни выступали за автономию, другие — за независимость). Делегаты съезда успели принять компромиссное решение: признать за белорусами право на самоопределение и установление демократических форм правления, после чего большевики разогнали съезд.

Вскоре делегаты собрались нелегально и выбрали Раду Всебелорусского съезда. В свою очередь из ее состава был избран Исполком Рады.

Когда 19 февраля 1918 года большевики эвакуировались из Минска (шла Первая мировая война, и немцы после срыва переговоров перешли в наступление), Исполком вышел из подполья, объявил себя высшей временной властью в Беларуси (до созыва Всебелорусского Учредительного собрания) и сформировал правительство. Спустя месяц, 25 марта 1918 года, была провозглашена независимость Белорусской народной республики.

Эти события происходили в условиях немецкой оккупации. Тем временем большевики эвакуировались в Смоленск, куда перенесли центр Западной области. Позже к последней была присоединена Смоленская губерния. Осенью 1918-го область стала называться Западной коммуной.

Как «национал-большевики» изменили ход событий?

Фото: БГАКФФФД
События 1917 года в Беларуси. Фото: БГАКФФФД

Тем временем на политическом горизонте появилась третья сила. Условно назовем их национал-большевиками. Это были белорусы, которые считали себя представителями нации, но при этом выступали за союз или федерацию с Россией и поддерживали большевиков. Для них разгон Всебелорусского съезда скорее свидетельствовал о самоуправстве местных большевиков (тогда как сторонники БНР видели в этом осознанное решение Петрограда).

«Национал-большевики» группировались вокруг двух организаций. Первая появилась благодаря Народному комиссариату (министерству) по делам национальностей, который возглавил Иосиф Сталин. При этом наркомате стали организовываться национальные комиссариаты. Они были должны мобилизовать народы на поддержку революции и Советской России. Так в конце января 1918 года был образован Белорусский национальный комиссариат (Белнацком), который возглавил Александр Червяков.

Союзником Белнацкома являлось Центральное бюро белорусских секций Российской коммунистической партии (большевиков), которое объединяло беженцев-белорусов из Москвы, Петрограда, Саратова и других городов.

1918 год прошел в противостоянии между большевиками и «национал-большевиками» по «белорусскому вопросу», которое шло как кулуарно, так и публично (на съездах советов, на страницах газет).

Ситуация начала меняться, когда 11 ноября 1918 года в Германии произошла революция. Большевики аннулировали Брестский мир, по нему значительная часть Беларуси находилась под контролем Германии, и начали готовиться к наступлению на Запад. 10 декабря Красная Армия вступила в Минск. В этих условиях вопрос о белорусской государственности вновь вошел в повестку дня.

Прежде всего к тому времени независимость страны уже была объявлена: речь о БНР. Уже существовала Украинская советская социалистическая республика. Поскольку лозунг о «праве наций на самоопределение» никто официально не отменял, было непонятно, почему большевики игнорируют «белорусский вопрос». Большевики фактически были вынуждены перехватить инициативу у «националистов», а значит, предложить белорусам не меньше, чем они.

21−23 декабря 1918 года в Москве состоялась конференция с участием представителей Петроградской, Минской, Московской, Саратовской и Тамбовской белорусских секций РКП (б), а также Невельского уездного комитета РКП (б). Ее делегаты высказались за создание Временного рабоче-крестьянского правительства Беларуси и созыв Всебелорусского съезда коммунистов. Судя по всему, ее решение оказало большое влияние на руководство большевиков.

Кто, когда и как провозгласил БССР?

Картина Леонида Дударенко «Минск. 1919 год» (написана в 1977-м). В центре композиции из-за спин Жилуновича (держит манифест) и Червякова (его ладонь лежит на поручне трибуны) выглядывает Александр Мясников

На следующий день, 24 декабря 1918 года, вопрос о Беларуси обсудили в ЦК РКП (б). После чего 25 декабря нарком по национальностям Сталин лично пообщался с представителям Белнацкома и поговорил по телефону с руководителем Облисполкомзапа Александром Мясниковым. Последнему Сталин сообщил, что «ЦК партии решил по многим соображениям, о которых сейчас говорить не приходится, согласиться с белорусскими товарищами на образование Белорусского советского правительства. Вопрос уже решен, и обсуждать уже не приходится».

27 декабря в Смоленске (как центре Западной Коммуны) должна была начать работу 6-я Северо-Западная конференция РКП (б). Ее созыв решили отложить на несколько дней. А 27-го Сталин встретился в Москве с Мясниковым и комиссаром продовольствия Облисполкомзапа Моисеем Калмановичем и договорился о создании правительства. Позже Сталин передал Мясникову и Калмановичу записку, где были названы некоторые из будущих наркомов.

В тот же день Сталин дал в Минск телеграмму, адресованную специальному представителю СНК (правительства) РСФСР: «Сегодня в Москве я договорился с Мясниковым и Калмановичем о Белоруссии. С белорусами также (речь о „национал-большевиках“. — Прим. TUT.BY). Вопрос не вызовет на конференции никаких трений, ибо конференция будет иметь дело с решением ЦК партии».

Так все и произошло. 30 декабря в Смоленске открылась VI Северо-Западная областная конференция. Ее делегаты дисциплинированно объявили конференцию первым съездом Коммунистической партии (большевиков) Белорусской республики. По предложению Александра Мясникова Западная Коммуна была объявлена самостоятельной «Советской Белорусской республикой».

Кроме этого названия в документах І съезда компартии Беларуси и манифесте Временного правительства встречаются разные названия: «Белорусская социалистическая советская республика», «Социалистическая советская рабочая республика Беларуси», «Белорусская советская независимая республика».

В начале февраля 1919 года на Первом Всебелорусском съезде утвердилось название Социалистическая Советская Республика Белоруссия (ССРБ). И лишь в 1927-м, когда была принята новая Конституция республики, появилось новое название, хорошо знакомое современным белорусам — БССР. Для удобства читателей мы используем в тексте именно последнюю аббревиатуру, хотя формально это не совсем правильно.

Как проходил первый съезд белорусской компартии?

Здание Дворянского собрания в Смоленске, где была провозглашена БССР. Фото: wikipedia.org
Здание Дворянского собрания в Смоленске, где была провозглашена БССР. Открытка начала ХХ века. Фото: wikipedia.org

Первый съезд КП (б) Беларуси состоялся 30−31 декабря 1918 года в здании Дворянского собрания (в то время он назывался Домом культуры). Это здание сохранилось. Теперь там находится областная филармония (Смоленск, улица Глинки, 3).

Подробного стенографического отчета об этом форуме нет. Тем не менее сохранились интересные воспоминания, которые оставил белорус Ефим (Яўхим) Кипель. В то время он учился в Смоленской военной школе штабной службы. Позже, в 1930-е годы Кипель был необоснованно репрессирован, участвовал в деятельности Белорусской центральной Рады, созданной немцами в оккупированном Минске. После войны находился в эмиграции. Учитывая его отношение к большевикам, нетрудно обвинить Кипеля в субъективности. Но его воспоминания передают атмосферу, в которой была провозглашена БССР.

— Аднойчы камісар школы прыйшоў са спісам і выклікаў усіх тых, хто ў фармуляры быў запісаны беларусам. Такіх знайшлося чалавек дваццаць. Ён нам сказаў, што пойдзем абвяшчаць Беларускую Рэспубліку, і тут жа загадаў пагаліцца, наглянцаваць боты і надзець новыя гімнасцёркі.

Калі ўсе былі гатовыя, нас маршам павялі ў Дом культуры. Тут нас сустрэў Вільгельм Кнорын (один из лидеров большевиков. — Прим. TUT.BY). Ён усіх нас рассадзіў на прыстаўных крэслах. Як толькі мы селі, зараз жа прыйшла і другая група чырвонаармейцаў; іх таксама парассаджвалі на прыстаўных крэслах. У Смаленску тады, апрача школы штабной службы, былі яшчэ і вайсковыя курсы, на якіх вучылася 250 чалавек; з іх каля 70 былі беларусы; вось гэтых беларусаў і прывялі на з’езд.

Хутка адчынілі паседжанне з’езду. Прэзідыуму не выбіралі, а прынялі цэлым спісам. За старшыню прэзідыўму быў нехта з Народнага камісарыяту замежных справаў. Зараз жа пасля адчынення з’езду пачаліся прывітанні. Ад беларускіх камуністаў з’езд вітаў латыш В.Кнорын, ад беларускіх сацыялістаў-рэвалюцыянэраў дазволілі выступіць эсэрцы Палуце Бадуновай. У сваім выступленьні яна запатрабавала безадкладнага зачынення з’езду як неправамоцнага.

— Беларуская Рэспубліка ўжо абвешчаная законнымі прадстаўнікамі беларускага народу (речь о БНР. — Прим. TUT.BY). Усё, што вы тут робіце, — гэта фальш. Ніхто нас не выбіраў! — крычала Бадунова і настойвала на зачыненні.

Бадунову супакоілі: старшыня прэзыдыюму прыстрашыў вывесці яе з залі, калі яна ня сціхне. Найбольш спрачаўся з Бадуновай Змітро Жылуновіч (Цішка Гартны). Быў момант, калі ён ледзь не падскочыў біцца да яе. Бадунова сціхла і пакінула залю (в 1938 году Бодунова будет расстреляна, Жилунович умрет в психиатрической лечебнице. — Прим. TUT.BY).

Пасля Бадуновай з’езд вітаў паляк Юзэф Уншліхт. За ім выступаў літоўскі камуніст I. Смілга. (…). Пасля (…) выступіў латыскі камуніст Р. Бэрзін. 

У часе з’езду былі перапынкі. На перапынках частавалі чаем з цукрам і бутэрбродамі. А 5-й гадзіне ўвечары прыступілі да галасавання тае рэзалюцыі, якую прапанаваў прэзыдыум. Галасавалі ўсе прысутныя, у тым ліку і вайскоўцы (голосовать они не имели права. — Прим. TUT.BY). Супраць рэзалюцыі галасавалі прысутныя на з’ездзе эсэры. На гэтым з’езд і скончыўся. Трываў ён гадзінаў сем.

Кто руководил БССР?

Формально на этот вопрос ответить просто. Временное правительство возглавил Змитер Жилунович (его рекомендовали на этот пост коллегия Белнацкома и представители белорусских коммунистических секций). Но большевики из Облисполкомзапа обвели и его, и его сторонников вокруг пальца.

На Первом съезде КП (б)Б было избрано Центральное бюро в составе 15 человек. Казалось бы, руководящие органы БССР создавались на паритетных основах («национал-большевики» и представители Облисполкомзапа). Но в Бюро включили только двух «национал-большевиков» — самого Жилуновича и работника Белнацкома Иосифа Лагуна. Председателем Бюро был избран Александр Мясников, секретарем — Вильгельм Кнорин.

Жилунович попытался изменить ситуацию и увеличить 15 человек за счет своих сторонников из белорусских секций при РКП (б). Разумеется, это предложение набрало при голосовании всего два голоса «за».

Случился скандал. Жилунович попытался переговорить со Сталиным. Вместе с Лагуном он заявил о выходе из Центрального бюро и отказался подписывать Манифест Временного рабоче-крестьянского советского правительства. 1 января 1919 года Сталин отправил телеграмму Мясникову: «Должен напомнить, что правительство будет находиться [в] прямой связи с Цека партии и ему подчиняться». В тот же день он потребовал от Жилуновича ответить ему, «подчиняется ли он беспрекословно решению Цека (ЦК. — Прим. TUT.BY) партии».

В итоге Манифест был подписан только 2 января в Смоленске не позже 2 часов 55 минут ночи, после чего передан по телеграфу в Минск. При этом было решено указывать, что он принят 1 января в теперешней белорусской столице. То есть формально 1 января 1919 года не произошло ничего существенного. БССР была объявлена еще 30 декабря, а манифест был принят только 2 января 1919-го.

Но даже в правительстве Жилунович не мог действовать самостоятельно. Должность управляющего делами правительства получил Вильгельм Кнорин. По его собственным воспоминаниям, он хранил у себя печать правительства и «сидел в том же кабинете, что и Жилунович». Уточним, что Временное правительство и ЦБ компартии находились в Первом доме Советов. Это бывший Дом губернатора, где до этого работали минские губернаторы, после них — учреждения БНР (теперь в здании по адресу: площадь Свободы, 7, находится Республиканский музыкальный колледж).

По словам Кнорина, условия были такие, что «ни одна телеграмма правительства не могла пройти без предварительной цензуры — без секретаря» (секретарем ЦБ партии был именно Кнорин, который присутствовал на всех заседаниях правительства). В условиях, когда общую политику определяла Москва, победителем чаще всего оказывался тот, кто имел непосредственный контакт с центром. Таким образом, Жилунович и его соратники находились под полным контролем представителей бывшего Облисполкомзапа (после создания Временного правительства последний был ликвидирован). Поэтому действительными руководителями БССР можно считать Александра Мясникова и Вильгельма Кнорина.

В каких границах была провозглашена республика?

Карта БССР в 1919 году. Изображение: francis-maks.livejournal.com
Карта БССР в 1919 году. Изображение: francis-maks.livejournal.com

На Первом съезде с докладом о границах новой республики выступил член правительства Григорий Найденков (уже 29 мая 1919 года он будет расстрелян Верховным революционным трибуналом, в 1990-е — реабилитирован).

В результате было принято постановление о «Границах Беларуси». В нем отмечалось, что основным ядром БССР считаются Минская, Смоленская, Могилевская, Витебская и Гродненская губернии с частями прилегающих к ним местностей соседних губерний, населенных по преимуществу белорусами (речь шла об отдельных территориях Ковенской, Виленской, Сувалковской и Черниговской губерний).

Границы БССР во многом совпадали с границами БНР. Но уже 16 января 1919 года Могилевская, Смоленская и Витебская губернии были переданы в состав РСФСР. Протесты белорусских коммунистов не дали никаких результатов (против такой аннексии единогласно выступили все члены Центрального бюро КП (б)Б, в том числе группа Мясникова-Кнорина).

Почему было принято такое решение? Свою роль могли сыграть несколько факторов.

Когда белорусы отправились на переговоры в Москву, то Владимир Ленин цинично объяснил им позицию Центра: «Республика — буферная и нужна постольку, поскольку граничит с другими странами. Смоленская, Витебская и Могилевская губернии не граничат с другими странами, поэтому их можно исключить» (цитата по протоколу заседания ЦБ КПБ от 31 января 1919 года). То есть в целом независимость Беларуси не воспринималась большевиками серьезно. Провозглашение республики было для них исключительно тактическим ходом. Кроме того, в то время на белорусские территории претендовала Польша. Исходя из логики Ленина, если восток Беларуси переходил России, то эти области не могли достаться идеологическому противнику.

Историк Владимир Ладысев изучил документы Особого совещания (создано в Москве после того, как были провозглашены Литовская, Латвийская и Эстонская социалистические республики) и называет еще одну причину — экономическую. Участники совещания считали, что «не существует предпосылок создания не только самостоятельной Белорусской республики, но даже штата как части федеративного организма с мощно развитой экономикой». То есть хозяйственники не хотели отрывать территорию от единого хозяйственного комплекса.

Эти две причины и привели к тому, что в 1919 году от Беларуси остались «рожки да ножки» — территория Минской и Гродненской губерний.

Когда БССР первый раз прекратила существование и как была восстановлена?

Карта ЛиБел. Фото: Wikipedia Commons
Карта ЛиБел. Фото: Wikipedia Commons

Фактически это произошло два раза. Второй раз — на наших глазах, в 1991 году. Первый раз — через два месяца после своего провозглашения.

2−3 февраля 1919 года в здании современного Купаловского театра прошел І Всебелорусский съезд Советов. На нем была принята Конституция республики, а также новые границы (участники съезда зафиксировали, что восточная Беларусь переходила к России). После чего один из руководителей партии большевиков Яков Свердлов потребовал, чтобы БССР объединилась с Литвой. Послушный съезд дисциплинированно проголосовал «за». Окончательно решение об объединении было оформлено 27 февраля 1919 года на заседании ЦИК обеих республик.

Фактически Литовско-Белорусская Советская Социалистическая республика (ЛитБел) появилась, чтобы оправдать присоединение восточных белорусских земель к России. А также чтобы создать классическое буферное государство. Ведь других очевидных целей для создания ЛитБел не было.

Большинство руководителей БССР (кроме Кнорина и Калмановича) не попали в число руководителей нового государственного объединения. Впрочем, и ЛитБел просуществовала недолго. Вскоре началось наступление польской армии. 8 августа 1919 года она заняла Минск, после чего история ЛитБел фактически завершилась. Впрочем, быстрое исчезновение этого государства объяснялось не только военными поражениями. Руководители республики отказались передать крестьянам землю, начали принудительно образовывать совхозы и коммуны и загонять туда крестьян, что сразу лишило ЛитБел поддержки населения.

Второе провозглашение БССР произошло в 1920 году, когда большевики перехватили инициативу в советско-польской войне. Восстановить ЛитБел уже не представлялось возможным (республика оказалась не «советской», а «буржуазной»), поэтому ставка была сделана на реанимацию БССР.

Решение об этом вновь принимались в Москве. Вот, например, резолюция Политбюро, датированная маем 1920 года: «После того как будет занят Минск, основать Губернский ревком (революционный комитет. — Прим. TUT.BY) в Минске в составе председателя Червякова, члена Кнорина, другого члена, желательно еврея-коммуниста». Позже на основе губревкома будет создан Военно-революционный комитет Белорусской Республики, который до осени 1920-го являлся верховной властью в республике.

Как сложились судьбы людей, которые провозглашали республику?

Портрет Осипа Дыло работы В. Волкова. 1926 г. Национальный художественный музей Республики Беларусь

Во Временное рабоче-крестьянское советское правительство входило 19 человек. Большинство из них были репрессированы. Так, своей смертью умерли лишь три (!) человека. Нарком труда Язеп Дыла (Осип Дыло) скончался в 1973 году в Саратове, не дожив неделю до 93 лет (но и он стал жертвой репрессий). Нарком по внутренним делам Семен Иванов умер в 1955-м (кажется, это был единственный член правительства, которого репрессии не затронули). Нарком почт и телеграфов Карл Розенталь позже был осужден за присвоение и растрату государственных средств и злоупотребление властью. Его приговорили к семи годам лишения свободы. Позднее срок скостили наполовину. Розенталь работал на стройках МВД и скончался в 1983-м на 93-м году жизни.

Нарком военных дел Александр Мясников погиб в 1925 году в авиационной катастрофе. Судьба еще четырех наркомов (иностранных дел Всеволода Фальского, юстиции Александра Кваченка, здравоохранения Иллариона Пузырева и сообщения Иосифа Савицкого) осталась неизвестной. Остальные 11 были репрессированы.

Были расстреляны и руководители компартии, определявшие политику большевиков (но не входившие в состав правительства): например, Вильгельм Кнорин и Карл Ландер.

Кто-то из читателей наверняка глубокомысленно скажет: «Время было такое!» Действительно, большинство создателей БНР также были репрессированы (спаслись лишь те, кто уехал в Западную Европу или в США). Разница лишь в том, что многие представители БНР все же являлись для советской власти противниками (что ни в коем случае не оправдывает действия тоталитарной машины; к тому же большинство деятелей БНР признали советскую власть). А по отношению к создателям БССР речь шла о соратниках и единомышленниках, которых выкосили под корень.

Как БССР повлияла на белорусскую историю?

Чтобы ответить на этот вопрос, нам не обойтись без сравнения БНР и БССР. Ведь, по сути, они представляли собой два альтернативных направления, по которым могла развиваться Беларусь.

Лидеры БНР не успели разработать законодательство, не смогли создать судебную систему и собирать налоги с населения. Увы, но БНР так и не смогла создать свою армию (хотя такие попытки неоднократно предпринимались), а без оружия в руках защитить интересы страны было нереально. Большинству белорусов был свойственен низкий уровень национального самосознания, в стране так и не сформировалась национальная буржуазия, которая могла быть заинтересована в создании собственного государства и финансировала бы его деятельность. В этих условиях реализовать проект под названием «БНР» было нереально.

Создание БНР стало первой попыткой провозгласить независимость Беларуси, но называть эту республику государством в классическом смысле этого слова все-таки не совсем корректно.

А вот БССР все-таки стала таким государством, в котором присутствовало большинство из названных характеристик (от системы госуправления и законодательства до судов). БССР — пример того, как попытка провозгласить независимость наконец-то была реализована на практике. И это первый пример ключевого влияния БССР на белорусскую историю.

Чтобы проиллюстрировать второй пример, вспомним договор «О военном и хозяйственном союзе между РСФСР и БССР», заключенный 16 января 1921 года (то есть практически за два года до создания СССР). Согласно ему, объединялись следующие семь наркоматов: военных и морских дел, Высший совет народного хозяйства, внешней торговли, финансов, труда, путей сообщения, почт и телеграфов. Они входили в правительство РСФСР и имели в правительстве БССР лишь по своему представителю. Если добавить, что БССР никогда не проводила самостоятельной внешней политики (даже переговоры по заключению Рижского мира, по которому Западная Беларусь перешла к Польше, проходили без участия белорусской делегации), возникает вопрос, насколько самостоятельной была БССР. И была ли она самостоятельной вообще? Лидеры БССР изначально сделали ставку на союз с Россией и определили стратегическое направление, по которому наша страна развивались на протяжении последующих 70 лет (если не более).

А вот третий пример ключевого влияния БССР на национальную историю совпадает с влиянием БНР. Когда на рубеже 1990-х в Советском Союзе начался парад суверенитетов, а СССР распался, независимость получили только те нации, которые имели статус национальных республик. При этом в СССР были народы, чей уровень национального самосознания был куда выше, чем у белорусов (к примеру, татары или башкиры). Но они имели статус автономии и сохранили ее в составе России.

Политики, провозгласившие БССР, руководствовались разными целями. Для одних это было делом жизни, для других — тактическим ходом. Но если бы в январе 1919 года БССР не появилась на свет, возможно, наша страна в начале 1990-х не смогла бы стать самостоятельным государством.

{banner_819}{banner_825}
-10%
-20%
-40%
-20%
-84%