В Калифорнии скончалась Хелен Клабен, которая прославилась благодаря своей истории выживания после крушения самолета в Канаде в 1960-х годах. Вместе с пилотом Ральфом Флоресом она провела 49 дней почти без еды, в основном питаясь снегом. Спасатели добрались до пары лишь за несколько часов до того, как их убежище занесло снежной бурей, пишет tjournal.ru.

Хелен Клабен. Фото: Jeef Klaben
Хелен Клабен в зрелом возрасте. Фото: Jeef Klaben

Клабен умерла в своем доме 2 декабря, но СМИ узнали об этом только через неделю. В последние годы женщина страдала от редкой формы рака.

Тяга к путешествиям

Хелен Клабен родилась в Бруклине 18 декабря 1941 года. Отец ушел из семьи, когда она была маленькой, оставив жене Хелен и ее четырех братьев. Дети с ранних лет помогали матери, которой не всегда хватало денег на пропитание. Частое общение со старшими братьями закалило девочку: она не боялась подолгу гулять без взрослых, увлекалась уличным бейсболом и мечтала о путешествиях.

Когда Клабен исполнилось 20 лет, она перебралась из Бруклина в город Фэрбанкс на Аляске и поступила в местный университет. На дворе стояли 1960-е годы, Клабен хотела приключений и рассчитывала отправиться за ними в Гонконг или Индию. Удобный маршрут туда лежал через Сан-Франциско, и в конце 1962 года Клабен нашла человека, готового отвезти ее туда на частном самолете — его звали Ральф Флорес.

40-летний Флорес работал механиком в Калифорнии и имел опыт полетов, хотя далеко не такой, какой требовался для путешествия в Калифорнию через Канаду. «Если ты мне не доверяешь, тогда не лети со мной», — сказал Флорес молодой девушке. Клабен доверилась, не зная, что у пилота нет опыта зимних полетов через и без того сложный канадский регион Юкон.

4 февраля 1963 года пара вылетела в сторону города Форт Сент-Джон. Через несколько часов полета сквозь снег и сильный ветер Флорес поднялся над облаками, рассчитывая после окончания бури следовать по ориентирам или по путям аляскинского шоссе. «Я понимала, что он не знает, где находится, он не говорил, что мы потерялись, но я это и так поняла», — вспоминала Клабен. «Мы летели рядом с горами, а под нами были деревья. Я знала, что мы разобьемся».

Так и случилось — из-за длительного полета самолет начал барахлить и снижаться. «Хорошо, Хелен, готовься», — громко сказал Флорес. Последнее, что увидела девушка, прежде чем закрыть глаза, — как кончик правого крыла ударился о верхушку дерева. Затем наступила темнота. Самолет разбился на безлюдной территории недалеко от границы Юкона и Британской Колумбии.

Проповеди вместо еды

Газетная вырезка об этих событиях с фотографиями героев. Фото: orwelltoday.com
Газетная вырезка об этих событиях с фотографиями героев. Фото: orwelltoday.com

Крушение самолета было столь сильным, что Клабен потеряла сознание на полтора часа. Очнувшись, девушка поняла, что у нее сломана левая рука и повреждена правая нога. Флорес же отделался трещиной в челюсти и нескольких ребрах. Но главная проблема заключалась не в травмах, а в холоде — термометр самолета показывал температуру -40°C.

Не имея спецподготовки, Флорес тем не менее начал действовать: он обернул поврежденную ногу пассажирки в свитеры, максимально плотно заткнул дыры в кабине, чтобы сохранить тепло, поставил ловушки на кроликов и попытался, хоть и безуспешно, починить радио для отправки сигнала бедствия.

Путешественники рассчитывали, что без проблем доберутся до пункта назначения, поэтому не взяли с собой ни приличных запасов еды, ни стандартного снаряжения для выживания вроде топора, спальных мешков или охотничьей винтовки. Скромные запасы съестного состояли из нескольких банок с консервами и коробки крекеров — этого выжившим хватило на 10 скудных дней.

В охотничьи ловушки никто не попадался, поэтому затем в ход пошла зубная паста, остатки которой выжившие разделили друг с другом, а далее в качестве еды остался лишь снег. Путешественники набирали его в консервные банки и кипятили на огне, который топили местной древесиной.

«Мы представляли, что растопленный снег — это суп. Порой он был томатный, иногда со вкусом говядины и всех прочих сортов», — вспоминала Клабен. Чтобы убить время, напарники читали книги Флореса. В самолете он часто возил религиозные сочинения, включая Библию, и вскоре стал уговаривать девушку отказаться от иудаизма в пользу христианства.

В начале марта Флорес отправился на поиски цивилизации, сделав себе снегоступы из веток и проволоки, и пропал на восемь дней. В одиночестве Клабен стала писать письмо к родственникам: в нем она рассказывала о поездке на Аляску, знакомстве с Флоресом и их полете. Единственное, что девушка не хотела описывать, это события после крушения. «Все это звучало как эпитафия. Не было смысла писать конец истории, пока этот конец не настал», — говорила девушка журналистам.

Спасение

Флорес не добрался до цивилизации, но нашел поляну в густом лесу, откуда их могли лучше увидеть спасатели. Вернувшись, мужчина убедил Клабен попытать счастья. На 42-й день выжившие отправились на место, таща за собой импровизированные сани с пожитками. Пару дней спустя пилот вновь оставил девушку и обнаружил замерзший и заснеженный пруд, на котором вытоптал знак SOS со стрелкой, указывающей на их лагерь.

На тот момент поиски Флореса и Клабен решили свернуть, не добившись никаких успехов в течение нескольких недель. Лишь благодаря везению сигнал о помощи увидел пилот самолета Чак Гамильтон, которого вызвали обратно на базу. На следующий день, 25 марта 1963 года, он высадился недалеко от озера с группой спасателей и эвакуировал путешественников — это случилось во время снежной бури, которая почти полностью уничтожила импровизированное убежище Клабен и Флореса.

Из-за поврежденной ноги и сломанной руки девушку пришлось эвакуировать отдельно от напарника. Гамильтон нес ее на спине больше четырех километров до точки сбора. Как вспоминал мужчина в 2008 году, глубина снега составляла полтора метра, и он постоянно проваливался и падал. «Мне приходилось падать лицом [в снег]. Я не мог упасть на нее», — объяснял мужчина. И все-таки ему удалось благополучно эвакуировать раненую.

Жизнь после

Газетная вырезка об этих событиях с фотографиями героев. Фото: orwelltoday.com
Газетная вырезка об этих событиях с фотографиями героев. Фото: orwelltoday.com

После спасения Флоресу пришлось попрощаться со своей летной лицензией, хотя три года спустя ему вновь разрешили летать. Позже в интервью журналистам он рассказывал, что якобы спасатели прилетели за ними сразу после того, как иудейка Хелен дочитала Новый Завет. Девушка о такой сцене не вспоминала. В 1979 году у Флореса родился внук Бенжамин, в будущем ставший боксером в тяжелом весе. Путешественник продолжил дружбу с Клабен вплоть до своей смерти в 1997 году на 76-м году жизни.

Несмотря на то, что из-за переохлаждения девушке пришлось ампутировать несколько пальцев на ноге, спасенная Клабен выглядела счастливой. После спасения она перебралась в Нью-Йорк и в 1964 году выпустила книгу «Эй, я живая!», повествующую о деталях выживания в канадской глуши. В 1975 году по мотивам произведения сняли одноименный фильм.

Девушка отучилась в Колледже Хантер и Колумбийском университете, а затем устроилась в книжное издательство. В 1967 году она вышла замуж за аналитика по ценным бумагам Роберта Кана. В 1980-х годах пара разошлась, но сохранила дружеские отношения вплоть до смерти Кана в 2009 году.

По воспоминаниям близких, тяга к приключениям не оставила Клабен после крушения. Женщина продолжила увлекаться спортом, путешествовала с семьей в Европу, Азию и Вест-Индию. «Большинству людей кажется, что они не справятся с кризисом (после трагичных происшествий. — Прим. TJ), и для меня было очень важно узнать, что я смогла [справиться]», — говорила выжившая в интервью в 1975 году.

2 декабря 2018 года 76-летняя Хелен Клабен скончалась после борьбы с редкой формой саркомы. У нее остались двое сыновей, один из которых работает врачом, а также шесть внуков.

-25%
-20%
-10%
-30%
-20%
-10%
-25%
-20%
-25%
-10%
-10%
-10%
0066856