BBC News Русская служба


28 ноября 1948 года Сталин подписал секретное решение бюро Совета министров СССР: «Еврейский антифашистский комитет немедля распустить, органы печати этого комитета закрыть, дела комитета забрать». На следующий день оперативники МГБ обыскали и опечатали помещение.

Из архива Игоря Кузнецова
Пример выписки из протокола заседания «тройки». Он датируется 1937 годом. После войны «троек» уже не было, но репрессии продолжались. Фото из архива Игоря Кузнецова

Глава комитета, художественный руководитель Государственного еврейского театра Соломон Михоэлс к тому времени был мертв. Арестовали 17 из 20 членов президиума комитета, в том числе писателей Переца Маркиша, Льва Квитко, Семена Галкина и Давида Гофштейна, первую советскую женщину-академика Лину Штерн, бывшего начальника Совинформбюро Соломона Лозовского, главврача Боткинской больницы Бориса Шимелиовича, актера Вениамина Зускина, поэта Ицика Фефера.

Всего по делу привлекли 125 человек, из которых 23 были расстреляны и шесть умерли в тюрьме.

Об арестах не сообщалось. Выглядело это так, будто известные люди просто исчезли. Александру Фадееву и Илье Эренбургу во время зарубежных поездок приходилось лгать, будто они недавно видели коллег в Москве.

Мавр сделал свое дело

Еврейский антифашистский комитет, первоначально в составе 47 человек, в основном творческой интеллигенции, был учрежден 7 апреля 1942 года для создания положительного образа СССР в США и Британии и, как сказали бы теперь, фандрайзинга.

С поставленной задачей комитет справился. Были налажены контакты, собраны 33 миллиона долларов пожертвований. В Америке Еврейский совет по оказанию помощи России возглавил Альберт Эйнштейн.

К 1948 году отношения между СССР и Западом безнадежно испортились, необходимость в существовании ЕАК отпала, и былые заслуги активистов им же поставили в вину.

Главной причиной опалы комитета нередко называют письмо к Сталину с идеей создать Еврейскую автономную область в Крыму. Однако между обращением (февраль 1944 года) и началом репрессий прошло почти пять лет.

Допросы с пристрастием и приговор без доказательств

Малограмотный следователь избил писателя Абрама Когана, когда тот стал править ошибки в протоколе собственного допроса: значит, знаешь русский язык, а книжки на идише сочинял?

Как утверждал на суде Ицик Фефер, следователь Лихачев откровенно объяснил ему: «Я сверну вам шею, или мне отрубят голову. Если мы вас арестовали, то найдем и преступление».

Другой следователь по делу ЕАК, Владимир Комаров, впоследствии арестованный из-за близости к попавшему в опалу министру госбезопасности Абакумову, писал из тюрьмы Сталину: «Особенно я ненавидел и был беспощаден с еврейскими националистами, в которых видел наиболее опасных и злобных врагов».

Несмотря на пытки, немолодые интеллигенты не подписали признаний в шпионаже и терроризме, поэтому суд, начавшийся 8 мая 1952 года, сделали закрытым.

На процессе произошел неслыханный случай: председатель военной коллегии Верховного суда генерал-лейтенант Александр Чепцов счел обвинения недоказанными и обратился в ЦК за разрешением вернуть дело на доследование.

«Вы хотите нас на колени поставить перед этими преступниками. Приговор апробирован народом, делом политбюро занималось три раза. Выполняйте решение!» — ответил секретарь ЦК Георгий Маленков.

14 из 15 обвиняемых приговорили к расстрелу. Отправили в ГУЛАГ только академика Штерн, физиолога с мировым именем, в 1925 году приехавшую в СССР из Швейцарии строить социализм.

Как выяснилось впоследствии, Фефер долгие годы тайно сотрудничал с госбезопасностью, но и это его не спасло.

Семейное дело?

Иосиф Сталин и Лазарь Каганович. Фото: Википедия
Иосиф Сталин и Лазарь Каганович. Фото: Википедия

Чем объяснить поведение Сталина?

Впитанным с детства бытовым антисемитизмом (его личный секретарь Борис Бажанов, бежавший в 1928 году на Запад, утверждал, что патрон уже тогда отпускал в узком кругу соответствующие ремарки)?

Старыми счетами с Троцким и прочей «ленинской гвардией»?

Мнением, что евреи — ненадежный элемент в случае войны с Америкой?

В наши дни можно услышать, что гонения, пережитые ими в СССР, стали расплатой за активное участие в установлении советской власти и уничтожении старой России. Однако послевоенный удар пришелся не по партийно-чекистской верхушке — с той разделались еще в 1930-х годах — а по ни в чем не повинной еврейской интеллигенции: ученым, врачам, писателям.

Историк Леонид Млечин утверждает, что первопричиной дела ЕАК было ухудшение здоровья Сталина, точнее, то, что о нем писали западные корреспонденты в Москве. Старого диктатора это сильно раздражало.

Основой для спекуляций служили его внешний вид и участившиеся исчезновения из публичного пространства. Но вождя такое объяснение не устраивало. Он был уверен, что кто-то из окружения сливает иностранцам сведения о его медицинских проблемах.

МГБ нашло устроившее Хозяина объяснение: информация уходит через родственников его покойной жены. В конце 1947 года арестовали сестру Надежды Аллилуевой Анну, супругу ее покойного брата Павла Евгению, их дочь Киру и второго мужа Евгении инженера Николая Молочникова.

Избиваемый на допросах Молочников вспомнил, что у жены была знакомая, а у той дочь, которая вышла замуж за работавшего шофером в американском посольстве Виталия Зайцева.

Этот Зайцев якобы «крутился вокруг Киры» и расспрашивал ее о подробностях жизни Сталина. Арестованный Зайцев вскоре «сознался», что он американский шпион.

-25%
-15%
-10%
-50%
-15%
-20%
-20%
-50%
-25%
0066856