Фото, текст: Дарья Сапранецкая /

В Минске живет около двух миллионов человек. Каждый день мы встречаем часть из них — на улицах, в метро, магазинах, торговых центрах и подземных переходах. Иногда мы на мгновение соприкасаемся взглядами, а потом идем дальше. Каждый по своим делам. Humans of Minsk — это проект о случайных прохожих. Их рассказы — о себе и своей жизни в нашем городе.

В 2010 году фотограф Брэндон Стэнтон создал проект Humans of New York, в котором собирал портреты жителей Нью-Йорка и их короткие монологи. Сегодня у Humans of New York почти 18 млн подписчиков на фейсбуке и более 7 млн в инстаграме. Помимо Нью-Йорка, фотограф создал серии, посвященные другим странам и городам: Ирану, Ираку, Пакистану, Украине, Иордании, Индии, Иерусалиму. Проект и идея оказались настолько популярны и близки настроениям людей, что в интернете появились аналогичные проекты других авторов, посвященные Вильнюсу, Варшаве, Москве и т.д.

Для тринадцатого выпуска фотограф Дарья Сапранецкая собрала таких разных и таких близких по духу людей, которые живут в свое удовольствие и которых мы можем встретить на улицах города.

Игнатий, 18 лет. Бариста, владелец кофейни

Фото: Дарья Сапранецкая, TUT.BY

Неофициально я начал работать в 14 лет. У меня не было желания тратить свое время на глупые темы со сверстниками. Я вырос занудой в кругу зануд и устроился на работу в веломагазин. Изначально я покупал там запчасти для BMX, потом напросился помогать что-то таскать, стал чинить велосипеды, и директор предложил мне работу.

В веломагазине я научился общаться с людьми, и мое желание работать только укрепилось. Всю зарплату я откладывал. Мне было трудно совмещать учебу и работу. В конце концов в школе узнали, где я пропадаю, и реакция была ожидаемо негативной. Для них я должен был жить по налаженной схеме: доучиться, чтобы поступить и потом делать вот это и вот то.

Родители были против того, чтобы я работал. Но я всегда был непослушным сыном. Мне было скучно сидеть на уроках, и только на работе я чувствовал, что занят делом. Работа была связана с моим увлечением, и я получал от нее удовольствие. Это лучше, чем сидеть в играх или смотреть телик. Работа дала возможность стать независимым и жить отдельно.

Я всегда любил кофе и после двух лет работы в веломагазине пошел на какие-то заурядные курсы бариста, которые мне ничего не дали. Профессиональное обучение стоило больших денег, и я год работал в разных кофе-поинтах, чтобы просто получить опыт. Когда я получил образование, которое котируется в кофейной индустрии Европы, я понял, что на зарплату это не влияет, а мои попытки повлиять на качество продукта, который выпускается, пресекаются.

Люди, которые открывают в Минске кофейни, чаще всего тратят большую часть бюджета на интерьер, минимальное количество денег выделяют на оборудование и еще меньше — на обучение персонала. У них получаются очень красивые кофейни с ужасным кофе и низким уровнем сервиса. Есть исключения, но немного.

Я умудрился поработать чуть ли не во всех кофейнях Минска разного уровня. Набрался ценного опыта, посмотрел на чужие ошибки и достижения, вынес для себя полезные знания. И встал перед выбором: или уехать в Нью-Йорк, где живет дедушка, или попробовать открыть тут свой бизнес. Я решил повоевать с кофейной индустрией и сделать ее немного лучше. Работал на трех работах без выходных и спал по четыре-шесть часов, чтобы накопить денег на открытие своего заведения. Мама-юрист помогла с оформлением документов. Сейчас ее отношение к моей работе поменялось.

Мы открылись три недели назад и пока работаем в тестовом режиме. Средний возраст сотрудников — 22 года. Тут есть Даник, которому 16 лет, он идеалист в кофе, как и я. Когда он пришел в кофейню, где я работал, у него не было денег на вторую чашку кофе, я его угостил — так мы познакомились. Парень хочет многого добиться — я с удовольствием позвал его на работу барбэком. Он помогает основным сотрудникам, чтобы стать полноценным бариста. Я сделал ему подарок и оплатил обучение. Даник очень старается и внимателен к работе. Я думаю, из него вырастет хороший профессионал.

Я идеалистичный перфекционист и прививаю сотрудникам желание угодить каждому гостю. Улыбки довольных клиентов заставляют качественнее и быстрее работать, не забивать на мелочи. Мы отливаем из каждого сервера с кофе по 10 мл: только так мы можем быть уверены в качестве напитка, который принесли гостю. Мне нравится рано вставать и приходить сюда к 7.30, за полчаса до открытия, а уходить с последним клиентом — в 22.00. У меня никогда не было отпуска. Сейчас стало проще, я работаю над своим делом, а не на кого-то. Это дает огромную свободу для реализации планов, которых у меня еще много.

Антон, 38 лет. Владелец книжного магазина

Фото: Дарья Сапранецкая, TUT.BY

Мне нравилась прежняя работа. Но в один день просыпаешься и — вжух! — понимаешь, что 10 лет топчешься на одном месте и никуда не продвинулся. Зарплата на наемной работе может полностью не удовлетворять. Первое время приходилось совмещать свое дело с основной работой. Мы начинали с ночной книжной выставки на Даумана, и было непросто в пятницу после работы ехать на всю ночь и субботу работать, а высыпаться только в воскресенье. Так длилось полтора года.

Изначально у нас дома было какое-то количество денег, а потом жена сказала, что посоветовалась с подружками и купила на все деньги книжек. У меня сначала был шок: вроде и думали о книжном магазине, но было страшно, выйдет ли из этого хоть что-нибудь. Я бы один на это не решился, на первом этапе без поддержки никуда.

Первоначально мы это делали для дочки, нам хотелось привезти ей интересных книжек, а заказать из издательства можно только партию. Эту партию мы распределяли по знакомым и на этом ничего не зарабатывали. Такое хобби скорее, а не бизнес. Но мы видели, что в Минске сложно достать какие-то книги, которые отличаются от ассортимента «Белкниги», и эта ниша на тот момент была пустой.

Родственники считали наше дело безумной затеей, не понимали, как можно вложить деньги в книжки, которые никому уже не нужны. Нас отговаривали открывать магазин, потому что аренда стоит больших денег и мы обязательно прогорим. Чем больше людей это говорило, тем страшнее становилось. Но изначальная идея привозить людям детские книжки по хорошей цене казалась правильной, и мы решились. Уже в первый день, когда про магазин еще никто не знал, у нас были покупатели.

В любом деле со временем выгораешь. Меня люди зажигают, нравится общение: придет веселый покупатель, расскажет что-нибудь интересное, не только про книжки, — и уже здорово. С детьми тоже приятно пообщаться. Есть девочка, которая приходила с мамой с открытия магазина. Сейчас она уже выросла и приходит сама, рассказывает, чем занимается, что у нее нового, всегда покупает книжки в подарок подружкам. Да, наверное, дети больше не читают, но мы-то видим других детей у себя в магазине и на книжной выставке на Даумана. У нас великолепный контингент покупателей. Часто люди возвращаются и благодарят за то, что мы посоветовали хорошую книжку, и думаешь, что всё не зря. У многих людей в торговле есть непременное желание «втюхать» товар, а мы не хотим продавать книжки, которые окажутся ненужными. Мы просто рассказываем про плюсы и минусы разных изданий, и покупатель сам делает свой выбор.

У нас дома много книг — полмагазина можно открыть, это точно. Я сам, как ребенок, их рассматриваю, когда новые появляются. Это все для дочки покупалось, сын еще маленький, и ему пока рано. Когда занимаешься своим частным делом, на детей появляется больше свободного времени, чем у человека, который работает сменами на заводе.

До сих пор люблю играть в дочкины игрушки. Мне не нужна отмазка, что я ей помогаю. Просто сажусь иногда за лего и собираю. Я переношу дела, чтобы помочь Даше подготовиться к экзамену в музыкальной школе, раньше постоянно возил ее по студиям и кружкам, но в этом году мы от многого отказались, потому что ребенок реально устает. Ей не нужно столько занятий.

Алена, 43 года. Водитель трамвая

Фото: Дарья Сапранецкая, TUT.BY

По молодости я очень любила гонять на мотоциклах. У моего парня был черный тяжелый МТ с коляской, и мы на нем ночью на дискотеки ездили чуть ли не вчетвером. Я до сих пор, когда вижу байкеров, останавливаюсь и с восхищением смотрю, открыв рот. Меня они не раздражают, как остальных.

Когда я училась в индустриальном училище, на дискотеке в своей деревне познакомилась с курсантом Серпуховского высшего военного училища. Как говорится, ничто не предвещало беды, но я с первой минуты поняла, что это мой человек. Мы год переписывались, встречались по возможности, он учился на последнем курсе, и его распределили офицером в Красноярский край. Нужно было делать выбор: или расставаться, или жениться. Мне пришлось бросить учебу и ехать за мужем в Сибирь.

Мы с моим супругом однозначно бы развелись в начале семейной жизни. Я была горячая девушка: шашка наголо — и а-та-та. Но когда ты в Сибири и тебе некуда деться, то приходится притираться. Я сама говорила мужу, что ушла бы от него сто раз, но куда, в тайгу? Домой добраться — четверо суток на поезде только до Москвы. Не жалею, что мы не развелись, у меня нет никого в прошлом, кто был бы лучше его, и я родила от мужа двоих любимых детей.

Когда у мужа закончился контракт, мы вернулись в Беларусь, у меня был маленький ребенок и не было профессии. Куда деваться — непонятно. В Зеленом Луге у меня жил брат, и мы часто ездили к нему с вокзала на трамвайчике. Брат в шутку предложил устроиться водителем. Там как раз был набор на курсы, и я попробовала устроиться, хотя конкурс тогда был четыре человека на место.

Многие считают, что водить трамваи легко, и поэтому в основном их водят женщины. Да, в трамвае нет руля и две педали, но и маневрировать мы не можем, как на остальном транспорте. Вот перегородила мне машина дорогу — и водитель не понимает, что у меня при пустом трамвае скорости меньше 40 км/ч и при сухих рельсах путь экстренного торможения — 21 метр минимум.

Мне сразу понравилось водить трамвай. Я считаю, что любой человек должен любить свою профессию. Это неуважение к себе, когда ты работаешь там, где не нравится. Конечно, у меня тоже есть сложности: на первую смену встаю в 2.20, чтобы успеть из Уручья доехать на дежурном автобусе до диспетчерской станции. Но я не сижу в кабинете рядом с начальником, который постоянно меня контролирует. Тут, в кабине, у меня свобода. Выпал первый снег и залепил мне лобовое стекло, а я еду и любуюсь, как в нем отражается солнце, какое все вокруг красивое. Я фанат трамваев. Даже в отпуске на них смотрю влюбленными глазами, куда бы ни ездила.

Проект Humans of Minsk в инстаграм и фейсбук.

Предыдущие выпуски смотрите тут.

{banner_819}{banner_825}
-20%
-40%
-15%
-30%
-50%
-58%
-20%
-10%