/ Фото: Дмитрий Матвеев

Республика Мадагаскар — одно из беднейших государств мира, свыше 70% населения которого живут за чертой бедности. Миллионы граждан живут менее чем на 2 доллара в день. Минчанин Дмитрий Матвеев побывал вместе со своим отцом на этом далеком острове и готов рассказать о своих впечатлениях читателям TUT.BY.Фото: Дмитрий Матвеев

Автор «Фотоотдыха»: Дмитрий Матвеев

Был ли прав Фридрих Энгельс?

Огромный самолет «эйрбас» авиакомпании Turkish Airlines был заполнен лишь наполовину — большинство туристов осталось в Порт-Луи, аэропорту Маврикия, в котором мы простояли около часа. Наш пункт назначения лежал немногим более 1000 км западнее. Мы направлялись на остров Мадагаскар. Мне с отцом предстояло выяснить, прав ли был Фридрих Энгельс.

В своей работе «Диалектика природы» он писал: «Много сотен тысячелетий назад, в еще не поддающуюся точному определению эпоху того периода в развитии земли, который геологи называют третичным, предположительно к концу этого периода, жила где-то в жарком поясе, — по всей вероятности на обширном материке, ныне находящемся на дне Индийского океана, — необычайно высокоразвитая порода человекоподобных обезьян».

Фото: Дмитрий Матвеев

В общих чертах так называемая лемурийская гипотеза утверждала, что остров Мадагаскар является оставшейся частью того ранее существовавшего континента, о котором писал Энгельс. «Лемурия» — таково название мифического континента, якобы когда-то включавшего в себя и современную Индию, и даже Австралию.

Мы вели неспешную беседу. Услышав наш разговор, к нам подошел средних лет мужчина, как оказалось, болгарин. Собеседник в красках расписал, с какими трудностями нам предстоит столкнуться на острове — отсутствием нормальных дорог, высоким уровнем преступности. Потом он продемонстрировал некую книжицу — она оказалась документом с перечислением сделанных прививок. Список, честно говоря, впечатлял. Наш же «арсенал» профилактики инфекционных заболеваний состоял исключительно из измельченной ткани куриных эмбрионов, зараженных вирусом желтой лихорадки. Она была введена нам подкожно год назад перед посещением Танзании. Этот факт был зафиксирован в сертификате желтого, как и сама лихорадка, цвета. Его могли попросить предъявить по прибытии на Мадагаскар.

Фото: Дмитрий Матвеев

Фото: Дмитрий Матвеев

Фото: Дмитрий Матвеев

О трудностях с передвижением наземным транспортом наш собеседник оказался прав. Но причиной этому был сильнейший циклон «Энаво», унесший жизни свыше 80 человек. Ураган застал нас на восточном побережье несколько дней спустя. Однако обо всем по порядку.

Как уже отмечалось, свыше 70% населения Мадагаскара живут за чертой бедности. Миллионы граждан живут менее чем на 2 доллара в день. При этом население острова последние 50 лет прирастает беспрецедентными темпами — более 2,5% ежегодно. В год провозглашения независимости Республики Беларусь на Мадагаскаре проживало 11,4 миллиона человек, в 2018 году цифра перевалила за 26 миллионов. И хотя площадь острова составляет внушительные 587 тыс. км², при сохранении текущих темпов прироста уже через 20 лет здесь будет жить более 40 миллионов человек. В сельском хозяйстве занято около 70% трудоспособного населения (за последние 10 лет эта цифра немного снизилась). В 2011 году Forbes вообще назвал мадагаскарскую экономику худшей в мире!

Фото: Дмитрий Матвеев

Эти сухие статистические данные дают понять, что, вероятно, ждет в будущем уникальный остров, на котором проживают 5% от общего количества видового разнообразия Земли. При этом примерно 80% всей флоры и фауны острова являются эндемиками, то есть нигде более в мире не встречаются. Так, знаменитые лемуры (вернее — «лемурообразные») обитают только на Мадагаскаре (не путать с внешне похожими на них «лориевыми», которых можно повстречать в нескольких местах Африки и Азии).

В силу ряда причин (в том числе достаточное расстояние от материковой Африки) остров не представляет особого геополитического интереса. По большому счету до происходящего на Мадагаскаре нет дела никому из развитых государств и даже международных организаций. Инвесторы тоже не проявляют устойчивого интереса к острову.

Путешествие в Лемурию

Фото: Дмитрий Матвеев

Приземлившись в аэропорту Антананариву, столицы Мадагаскара, мы без особого труда нашли того, кто нас доставит к гостинице. По прибытии водитель такси вежливо предложил свои услуги гида. Нашу цель можно было охарактеризовать всего двумя словами — «лемуры» и «баобабы», то есть конкретный маршрут был, что называется, вариативным. «Их есть у меня», поняв, что нам нужно, сказал водитель и в подтверждение своих слов показал фотографии в потрепанном буклете. В общем мы решили отправиться «на охоту» за лемурами уже на следующее утро, а Антананариву осмотреть уже на обратном пути. Хотя даже беглый взгляд на город говорил о его, мягко говоря, местечковости: какой-нибудь танзанийский Дар-эс-Салам в сравнении со столицей Мадагаскара покажется чуть ли не Лондоном.

Выехали в восточном направлении. Время от времени видели вдоль дороги людей, торгующих углем. Три четверти населения страны пользуется им для приготовления пищи — газ в стране слишком дорог. То тут, то там — женщины, стирающие белье. Водитель пояснил, что для многих это подработка. Кое-где встречаются торговцы медом в бутылках из-под «Джонни Уокера». Я купил у одного из местных какую-то приготовленную на основе меда сладость — скажем так, мадагаскарскую пахлаву. Попадались даже торговцы небольшими солнечными батареями, предназначенными, правда, исключительно для зарядки мобильников.

Фото: Дмитрий Матвеев

Фото: Дмитрий Матвеев

Фото: Дмитрий Матвеев

И вот мы в первом из многих мест обитания лемуров. Двое местных парней занимаются разведением ящериц и хамелеонов, а по совместительству подкармливают обитающих неподалеку в лесу лемуров. Некоторое время мы шли между деревьями, ребята то и дело останавливались и прислушивались, кричали что-то «на лемурском». Результат не заставил себя долго ждать: из чащи, ловко перепрыгивая с ветки на ветку, к нам стали приближаться лохматые существа необычайно яркого коричнево-белого окраса. «Этот вид называется kokerel sifaka, — пояснил один из провожатых. Наши «сифаки» были существами вежливыми — они деликатно брали нас за руки и подтягивали к себе зажатые в них угощения. «Сколько же у нас общих генов», — поймал я себя на мысли, глядя на конечности животных с хорошо развитыми пятью пальцами.

Нафотографировавшись вдоволь, мы попрощались с нашими провожатыми и с первыми попавшимися нам представителями инфраотряда «лемуры». К слову, «лемурообразные» объединяют восемь семейств, четыре из которых пока не вымерли. Примечательно, что в среднем ученые открывают один новый вид лемуров каждые два года (последний открыт в начале 2018-го). Сейчас насчитывается 113 разновидностей этих удивительных животных. У лемуров лишь один естественный враг — фосса, хищное млекопитающее, также являющееся эндемиком Мадагаскара. Хотя в большой степени это экономическая деятельность человека.

Фото: Дмитрий Матвеев

Лемуры часто упоминаются в местном фольклоре. Например, вид «бабакото» почитается особо — в переводе с малагасийского это означает «отец маленького мальчика». Существует много легенд, объясняющих происхождение этого слова. Но все они неизменно отсылают к особой связи человека с этим лемуром. Согласно одной из легенд, один мальчик пошел в лес собирать мед, залез на дерево, но был покусан пчелами и сорвался с высоты — добрый бабакото поймал ребенка. Забавно, что эти лемуры любят принимать солнечные ванны — заберутся на рассвете повыше, скрестят «ноги», передние конечности повернут ладонями к свету и прикроют глаза — местные жители полагают, что таким образом «бабакото» поклоняются солнцу.

Особое почитание этих животных, увы, едва ли им помогает. Международный союз охраны природы и природных ресурсов определил природоохранный статус вида babakoto как «находящийся на грани исчезновения». Ареал обитания лемуров сокращается из-за масштабной вырубки лесов, которая ведется для увеличения площади земель, пригодных для сельского хозяйства. Более того, несмотря на табу и даже юридические запреты, на этого лемура по-прежнему ведется охота. Нам повезло: в одном месте мы повстречали этого лемура — он поразил нас своим глубоким, по-человечески задумчивым взглядом.

Путешествие через ураган

Фото: Дмитрий Матвеев

Заночевать мы решили в местечке Андасибе. Разместились в удобном треугольном домике, где и дожидались темноты, ведь ночь — это время активности нескольких видов лемуров. Часов в десять вечера мы выдвинулись в путь — местный гид шел по дороге, над которой с двух сторон нависали джунгли, и время от времени останавливался и по каким-то своим, неведомым нам признакам обнаруживал присутствие животных, выхватывая их из темноты светом фонарика. «Это — «мышиный лемур», — уверенно произносил он. К слову, это самый маленький примат на планете. Я точно помню, что был абсолютно счастлив — это был очень «лемуронасыщенный» день.

Зов приключений гнал нас далее на восток — там мы их действительно нашли, правда, повторять мы никому не советуем. Наш путь пролегал через местечко Brickaville, портовый город Toamasina, в котором мы должны были заночевать и по восточному побережью ехать почти до самого севера острова. Я решил, что нам нужно перебраться на остров Nosy Boraha (ранее Sainte Marie), входящий в состав Мадагаскара, и провести на нем некоторое время. Уже находясь в Toamasina, я получил сообщение от однокурсницы, проживавшей в США, что в течение суток с востока на Мадагаскар обрушится сильнейший циклон. «Это всего лишь ветер, просто немного сильнее обычного», — коротко заметил отец, когда я сообщил ему об этом.

Фото: Дмитрий Матвеев

Утром в назначенное время водитель нас ждал в фойе гостиницы — его лицо выражало крайнее беспокойство. «Возможно, нам стоит задержаться в городе еще на сутки и переждать ураган», — сказал он с надеждой. «Спокуха! Глупо терять время из-за какого-то ветра», — отрезал отец.

Не успели мы выехать из города, как дорогу нам преградило упавшее дерево диаметром около полуметра. Водитель свернул на другую улицу. Далее, когда мы все же покинули город, ураган бил нам в стекла со скоростью 200−240 км/час (циклон 4-й категории). Как говорится, дул такой ветер, что кокосы вырывало вместе с деревьями, на которых они росли. Сломанные крупные деревья на нашем пути встречались в среднем каждые километр-два. У завалов дежурили местные жители, намекая, что проезд можно расчистить — разумеется, не бесплатно. Получив несколько ариари, они начинали усердно работать топорами.

Фото: Дмитрий Матвеев

Тем не менее нам удалось целыми и невредимыми добраться до Mahambo, где мы и заночевали. На следующий день мы доехали до местечка, где вроде бы должен был находиться пирс и паром в направлении острова Nosy Boraha — так было указано на карте Maps.Me. Но пирса не было, впрочем, как и парома. Местные жители также не смогли объяснить, в чем дело. Видимо, паром останавливался в нескольких сотнях метров от берега и забирал людей на небольшой шлюпке. Тем не менее даже несколько стихший ветер (ураган ушел вглубь острова) не позволял пока наладить водное сообщение.

Фото: Дмитрий Матвеев

Ждать у моря погоды не хотелось, и мы решили ехать в Тану (так местные называют столицу), а оттуда двинуться уже на западное побережье. Повсюду мы встречали следы разрушений, вызванных циклоном, — кое-где разлилась река, затопив дорогу, и мы вынуждены были встать в длинную очередь машин. Поначалу никто не отваживался пересечь место затопления. Через некоторое время попытку проехать предприняли водители грузовиков — им это удалось. Мы заплатили стоявшим невдалеке парням, и они, облепив нашу машину со всех сторон, протолкали ее, как шлюпку по воде — двигатель был заглушен. Хотя в салон просочилась вода, главное, мы смогли продолжить наше путешествие. Подобным образом мы «форсировали» еще несколько затоплений. Ночью нас ждало еще несколько препятствий — оползни. Со склонов прямо на дорогу выползла вязкая и чрезвычайно скользкая масса. Мы проехали мимо двух водителей, которые жгли костер на обочине возле перевернутого грузовика. Пришлось ждать в темноте несколько часов, пока расчистят дорогу…

Так, с приключениями, добрались до столицы. Менее чем за час регулярный рейс Air Madagascar доставил нас из столицы на западное побережье острова, в город Morondava. Это место известно прежде всего благодаря Аллее баобабов. Их можно найти в 31 африканском государстве, однако 6 из 8 видов баобабов растут только на Мадагаскаре. Это удивительное растение: диаметр ствола может составлять десятки метров, а возраст — несколько тысяч лет. В стволе крупного баобаба может содержаться более 100 тонн воды. Это свойство спасло жизни множества людей и диких животных, таких как жирафы и слоны, ведь даже в очень засушливое время баобабы сохраняют влагу внутри. Неслучайно баобаб называют «Деревом жизни». Да что там говорить — есть даже низкоуглеводный напиток производства компании «Кока-Кола», содержащий экстракт этого растения.

Фото: Дмитрий Матвеев

Проведя несколько беззаботных дней на побережье Индийского океана, мы вернулись в столицу, а оттуда — домой, в Беларусь. В заключение отмечу, что выдвинутая в XIX веке зоологом Ф. Склейтером «лемурийская гипотеза» современными исследованиями не подтвердилась. Но был ли прав Энгельс, когда говорил о необычайно высокоразвитых животных, обитавших на месте современного Мадагаскара? Безусловно. И я предлагаю убедиться вам в этом лично!

{banner_819}{banner_825}
-50%
-90%
-30%
-30%
-13%
-50%
-20%
-50%
-10%
0063297