/

Уже несколько лет подряд продвижением белорусской продукции на западные и восточные рынки занимаются не только дипломаты. Организаторы фестиваля «ТЕАРТ» приглашают из-за рубежа в Минск критиков, продюсеров и менеджеров, чтобы те познакомились с белорусской программой фестиваля. TUT.BY побеседовал с несколькими специалистами и узнал, какие спектакли заинтересовали иностранцев, а также какие работы белорусских режиссеров могут быть востребованы в Европе.

В рамках белорусской программы было показано десять спектаклей. По словам российского театрального критика Екатерины Костриковой, главного редактора московского журнала «Замыслы», их можно условно разделить на три блока. Постановки по современной драматургии, работы, связанные с мифом (речь идет об античном мифе), и со своей идентичностью (то есть с национальной белорусской культурой).

Скрытая видеокамера и чат с интимными фактами

Фото: Игорь Чищеня
Сцена из спектакля «С училища». Фото: Игорь Чищеня

В лидерах оказались спектакли, поставленные по пьесам современных драматургов. На первое место собеседники TUT.BY поставили «С училища» (режиссер Александр Марченко) — проект Центра визуальных и исполнительских искусств «АРТ Корпорейшн». В одноименной пьесе Андрея Иванова рассказывается об истории любви учащейся колледжа Таньки к своему преподавателю по философии. Показы спектакля проходили в пространстве ОК16 (на Октябрьской, 16), которое выкупил Белгазпромбанк.

Екатерина Кострикова сравнила ОК с «Винзаводом» (центром современного искусства, который был открыт в Москве на территории бывшего пивоваренного завода «Московская Бавария»). На ее взгляд, жанр спектакля идеально соответствовал площадке.

— 70% времени спектакля мы наблюдаем за происходящим через видеотрансляцию. Конечно, это смелый ход, потому что из пространства театра мы переходим в кинотеатр, где, кроме плоского экрана, собственно, ничего на сцене нет. Зритель становится соучастником развивающейся драмы, поскольку является пассивным наблюдателем. Эффект присутствия возникает за счет знания — все, что мы видим на экране, происходит в соседних комнатах, а экран является тем открытым окном в мир социальных сетей, где между личным и публичным границ больше не существует.

По мнению Костриковой, в этом спектакле поднимаются проблемы современного человека, который живет жизнью только на публику, нараспашку через социальные сети и инстаграм.

Екатерина Кострикова. Фото: Виктор Кузнецов
Екатерина Кострикова. Фото: Виктор Кузнецов

— Такое впечатление, будто есть скрытая видеокамера, которая наблюдает за героями. Одновременно есть чат, где выкладываются интимные факты из личной жизни персонажей «С училища».

По словам критика, ей бы очень хотелось увидеть этот спектакль в Москве.

Доктор филологии, доцент Варшавского университета Андрей Москвин отмечает, что режиссер Александр Марченко ввел в белорусское пространство и белорусский контекст те достижения (в данном случае речь о видеотрансляции), которые давно прижились в европейском театре.

По мнению Москвина, когда актеры вышли на поклоны, создалась иллюзия, что сцены с их участием были записаны заранее. Это свидетельствует, что создатели спектакля достигли своей задачи. Собеседник TUT.BY выделил актрису Анну Семеняко, которая сыграла главную героиню Таньку.

— Цудоўна, што ў незалежным праекце акцёры могуць іграць ролі, якія, магчыма, не заўжды даступныя ім у дзяржаўным тэатры.

Высоко оценил этот спектакль немецкий критик Томас Ирмер, автор журнала «Театр времени». По его мнению, это самый современный спектакль из белорусской программы ТЕАРТа.

Как отметил Томас, в его окружении мало знают о современной белорусской культуре. Сам он когда-то читал Василя Быкова, разумеется, знаком с творчеством Светланы Алексиевич и работой Свободного театра. На этом его знания о культуре нашей страны исчерпываются. Томас полагает, что Беларуси важно иметь какого-то драматурга, который мог бы представить в своих произведениях нашу страну всему миру и выступить от имени нового поколения белорусских авторов. Томас предполагает, что таким человеком мог бы стать автор пьесы «С училища» Андрей Иванов (в этом году TUT.BY делал с ним подробное интервью).

Допрос от интеллектуальных полицейских

Сцена из спектакля «Человек из Подольска». Фото: Татьяна Матусевич, kimpress.by
Сцена из спектакля «Человек из Подольска». Фото: Татьяна Матусевич, kimpress.by

Блок постановок по пьесам современных драматургов также был представлен спектаклем «Человек из Подольска» Молодежного театра (режиссер Дмитрий Богославский). Одноименная пьеса россиянина Дмитрия Данилова переносит нас в одно из отделений московской полиции, куда попадает главный герой. История о банальных придирках и издевательствах полицейских над «случайным» прохожим постепенно превращается в абсурдистскую внепространственную историю, когда мучители оказываются более образованными, чем жертва.

Томас Ирмер воспринял этот спектакль как интеллектуальную комедию, в которой стражи правопорядка обсуждали авангардную музыку и современных исполнителей.

— Ситуация, когда полицейские более эрудированны, чем человек, которого они допрашивают, — замечательная идея для комедии. Ведь существует стереотип, что полицейские брутальные, что они плохо относятся к людям. В «Человеке из Подольска» ситуация противоположная.

Томас Ирмер. Фото: Hermann Pentermann, noz.de
Томас Ирмер. Фото: Hermann Pentermann, noz.de

Спектакль Молодежного театра Томас Ирмер назвал ярким, современным и для контраста сравнил его с «Июлем» Могилевского облдрамтеатра. По его мнению, при постановке последнего в большей степени чувствовался советский подход. Немецкий гость уверен: «Человек из Подольска» был бы интересен в Германии.

— Эта пьеса еще не известна в нашей стране, но было бы неплохо познакомить с ней немецких зрителей. Возможно, им был бы не совсем понятен контекст. Но они получили бы интересное представление о постсоветском пространстве. Хотя, — добавляет Томас, — из этого и других спектаклей национальной программы не всегда можно понять, как живут современные белорусы.

По мнению Андрея Москвина, режиссер Дмитрий Богославский сделал большой шаг вперед по сравнению со своими предыдущими постановками (например, спектаклем «Саша, вынеси мусор»).

— Рашэнне гэтага спектакля вельмі цікавае. З аднаго боку, для паліцэйскіх гэта гульня, з другога, яны ставяцца да сітуацыі цалкам сур’ёзна. А яшчэ вельмі да месца выкарыстоўваюцца танец, музыка ды светлавыя эфекты.

Екатерина Кострикова назвала «Человек из Подольска» злободневной постановкой, где пронзительность драматургии пока перевешивает режиссерский замысел.

— В этом спектакле возникает очень забавный сюжет, созданный через видеопроекцию. Существует расхождение между действием персонажа в реальности и в пространстве, заявленном на экране. На сцене мы видим обаятельных полицейских, блестяще владеющих словом, этаких интеллектуалов в форме, а на экране возникает клоунский мир этих же персонажей, издевающихся над заключенным уже не только морально, но и физически. Мне показался этот сюжет интересным, но очень во многом он остался одним из сценических приемов, так и не став единым художественным решением всей постановки.

Античные сюжеты и сайт знакомств

Сцена из спектакля "Бетон". Фото: rtbd.by
Сцена из спектакля «Бетон». Фото: rtbd.by

Во втором блоке спектаклей можно объединить работы, связанные с античным мифом. Речь о двух постановках режиссера Евгения Корняга: «Бетон» и «Сестры Грайи».

Жанр «Бетона», поставленного в Республиканском театре белорусской драматургии, обозначен как «визуальная поэзия». Древнегреческий миф об Орфее и Эвридике воплощен языком пластики. История их любви, понятная без слов даже тем, кто не знаком с сюжетом, противопоставляется и одновременно переплетается с современными отношениями, где партнеров зачастую находят на сайте знакомств (объявления с последних появляются бегущей строкой на экране, установленном в зале).

Для Екатерины Костриковой «Бетон» стал событием № 2 в белорусской программе ТЕАРТ (после «С училища»).

— Это очень мощное высказывание, серьезная работа с мифом, с архетипами этого мифа, ведь он решен через современную действительность и через очень яркую пластическую форму. Мне нравится, что режиссер не боится «выводить» драматических актеров в пластическую историю и делает это очень грамотно. В одних эпизодах акцент сделан на драматической игре, в других — на пластике. Во втором случае происходит отсылка к некому ритуальному театру, заставляющему нас здесь и сейчас, через женское и мужское начало, через страсть и боль задуматься об этом мифе как о чем-то очень конкретном. Ведь на самом деле Орфей спускается не в Ад, а борется за свою любовь здесь и сейчас.

Фото: eclab.by
Фото: eclab.by

Андрея Москвина порадовал сам факт, что режиссер Евгений Корняг снова активно ставит, причем — в государственных театрах. По мнению польского критика, режиссер использует античные сюжеты, чтобы порассуждать о современном человеке и отношениях как между мужчиной и женщиной, так и глобально между людьми.

— «Бетон» не толькі сур’ёзны спектакль. У ім шмат гумару, гратэску, нібыта адчуваецца гогалеўскі дух.

По мнению Москвина, «Бетон» и «Сестры Грайи» были бы в первую очередь интересны польским зрителям (вместе со спектаклями «С училища» и «Человек из Подольска»)

— «Гэта вельмі прыгожы фізічны тэатр», — утверждает польский критик.

Таким образом, плавно перейдем к «Сестрам Грайи» Минского областного кукольного театра (работает в Молодечно). Главные героини — персонажи древнегреческой мифологии. Имеющие один глаз, они живут на границе страны смерти и знают все о тайнах человеческих судеб.

Сцена из спектакля "Сестры Грайи". Фото: teart.by
Сцена из спектакля «Сестры Грайи». Фото: teart.by

Екатерине Костриковой «Сестры Грайи» показались межжанровым спектаклем, соединяющим театр кукол и пластические движения.

— Мне понравилось взаимоотношение работы тела как такового с пластическими изваяниями. Удивительно, как скульптурность может перерастать в пластику. И как пластика замирает в скульптуре.

При этом спектакль показался московскому критику коллажем из мифов, которые возникают через осколки сохранившейся античной культуры.

— Замечательно, что мы как будто собираем эти осколки. Но при этом некоторые сюжеты показались очень умозрительными. Некоторые архетипы в этой истории превратились в стереотипы. Если судьба, то это нить, если Медея — то кровь, если Медуза-горгона — то змеи на голове. Иногда эти истории воспринимались как красивые иллюстрации. Хотелось бы, чтобы режиссер пошел дальше и решил для себя, что для него значат эти красивые иллюстрации из страшных книг.

«Ехал сюда с убеждением, что здесь все запрещено, все нельзя»

Сцена из спектакля Купаловского театра "Ревизор". Фото: svaboda.org
Сцена из спектакля Купаловского театра «Ревизор». Фото: svaboda.org

В третий блок вошли постановки, связанные с национальной белорусской культурой. Мнения критиков о спектакле «Рэвізор» Купаловского театра (режиссер Николай Пинигин) кардинально разошлись. Андрей Москвин высоко оценил спектакль. По его мнению, среди достоинств «Ревизора» — «вельмі цікавая канцэпцыя, выдатныя акцёры, цудоўнае спалучэнне беларускай мовы і трасянкі, а таксама паралелі з сучаснымі беларускімі рэаліямі».

А вот Томас Ирмер был однозначен: «Это было как реплика из старых театров 1970−80-х годов». Кроме «Ревизора» немецкий критик во время своей поездки в Минск увидел еще и «Павлинку» (пожертвовав ради нее «Бетоном»). По его мнению, на общем фоне Купаловский театр выглядит более консервативным, чем другие белорусские коллективы.

Спектакль «Новая зямля» Брестского областного театра кукол (режиссер Александр Янушкевич) показался Екатерине Костриковой очень красивым, но вызвал определенные вопросы.

— Мне кажется очень важным, что театр пытается заниматься осмыслением своей культуры. В постановке ощущается возвращение к истокам, притчевое и ритуальное начала. Режиссер ставит перед собой задачу соединить эпос и современность. Причем через такой сложный для театра жанр, как поэма.

При этом московского критика смутила определенная фрагментарность.

— Да, все красиво, но по отдельности. Для меня спектакль не сложился в единую цельную форму. Иногда «Новая зямля» напоминает коллажные зарисовки. Думаю, через актеров эту историю можно было сделать более целостной.

Не все в «Новай зямлі» понравилось и Андрею Москвину.

Сцена из спектакля "Новая зямля". Фото: teart.by
Сцена из спектакля «Новая зямля». Фото: teart.by

— Сучасныя акцёры, якія жывуць у горадзе, адышлі далёка ад беларускасці, ад беларускага духу і беларускіх характараў. Яны не чуюць Коласа, яны дрэнна чытаюць тэкст. Складвалася ўражанне, што яны не да канца разумеюць адметную канцэпцыю рэжысёра.

В целом все три собеседника TUT.BY высоко оценили «белорусскую программу» ТЕАРТ.

— Сёлета яна выключна цікавая, — говорит Андрей Москвин. — Гэты ўзровень падрыхтаваны працэсамі, якія папярэдне адбываліся ў беларускім тэатры. У тым ліку, папярэднімі фестывалямі ТЕАРТ, форумамі, што існуюць у Магілёве і Брэсце.

— Я увидела по-настоящему разнообразную палитру. Это актеры, работающие в разных техниках, спектакли, поставленные в разных жанрах. И, конечно, работа с совершенно разным текстовым материалом: от народного эпоса к современной драматургии, что не может не радовать, — говорит Екатерина Кострикова.

— Мое первое впечатление: ваш театр почти не отличается от театров в других странах, — добавляет Томас Ирмер (ради объективности следует сказать, что речь все-таки идет лишь о лучших спектаклях, показанных на ТЕАРТ. — Прим. TUT.BY). — Большинство людей, которые интересуются культурой, что-то знают о литературе, но не о театре Беларуси. Это удивило меня. А еще я ехал сюда с убеждением, что здесь все запрещено, все нельзя. После трех дней в Минске мне кажется, что здесь все нормально. И это самый большой сюрприз.

{banner_819}{banner_825}
-15%
-20%
-21%
-10%
-10%
-20%
-40%
0063385