/

За последние два года Селеста Инг вошла в топ современных американских писателей. Я медлила с рецензией на ее книги. По-хорошему, для того, чтобы рассказать о писателе, нужно дождаться его третьего романа. Первый может быть случайной удачей, второй часто оказывается гораздо хуже, и лишь третий дает представление о масштабе автора.

Селеста Инг. Фото: Avery Jensen, wikipedia.org
Селеста Инг. Фото: Avery Jensen, wikipedia.org

Бывают и исключения. Первый роман Харпер Ли, случайно найденный несколько лет назад, оказался не очень удачным наброском. Сэлинджер так и не написал второго романа: сборная сага о семье Глассов не в счет. А Дж. С. Фоер выстрелил двумя великолепными романами («Полная иллюминация» и «Жутко громко и запредельно близко»), после чего последовала книга о вегетарианстве, а долгожданный третий роман оказался малочитабелен.

Селеста Инг пока что написала лишь два романа: первый — замечательный (TUT.BY уже публиковал на него краткую рецензию), второй — хуже. Оно и понятно: первую книгу автор «черпает» из себя, во второй дописывает то, что не вошло в первую.

Первый роман «Все, чего я не сказала» перевели в прошлом году, второй — «И повсюду тлеют пожары» — появился в минской продаже несколько недель назад. Даже по этой, менее удачной книге, можно судить: Селеста Инг как писатель состоялась.

Роман «Все, чего я не сказала» начинается простой фразой: «Лидия мертва, но они пока не знают». Не так уж много фраз, которые так годятся для «затравки». Обычно в пример такого начала приводится чарующая фраза из «Ребекки» Дафны Дю Морье: «Last night I dreamt I went to Manderley again». Кто-то умер, а какие-то они не знают. Кто-то вернулся туда, куда вернуться в реальности почему-то невозможно…

«И повсюду тлеют пожары» начинается гораздо более определенно: «Летом в Шейкер-Хайтс только о том и говорили, что Изабелл, младшенькая Ричардсонов, все-таки спятила и спалила дом». И если в первой книге Инг загадка, предстающая детективной, оказывается обманкой, то во второй так и есть: Иззи спалила родительский дом и сбежала. Весь роман — ответ, почему она так сделала.

Фото: swobodna.ru
Фото: swobodna.ru

Если «Все, чего я не сказала» сосредоточена на одной семье, то «И повсюду тлеют пожары» — на трех. Возможно, это и есть причина, по которой книга оказалась хуже первой. По ней во множестве бродят схематичные люди, у которых по две или три черты характера на брата. Итак, семья номер один. Холеная домохозяйка Элена, ее муж — успешный юрист (больше мы о нем не узнаем почти ничего), их трое «удачных» детей — популярная и красивая дочь Лекси, популярный и красивый Трип, умный «ботан» Сплин, и, наконец, ребенок неудачный, та самая бунтарка Иззи. Семья номер два: женщина-фотограф Миа и ее дочь Пёрл. Номер три: семья Маккалла, удочерившая брошенную девочку. Ну, и отдельно — мать этой самой малышки, Биби, пытающаяся вернуть ее обратно.

В первой книге Инг — две неразрывные темы: каково инородцу встроиться в американское общество и каково быть любимой дочерью, обреченной реализовывать невоплощенные родительские амбиции. Одна тема переплетается с другой естественно, без напряжения. Во второй тем множество: типичная американская семья, нетипичная американская семья, суррогатное материнство, похищение аж двух младенцев, один аборт, одно ошибочное заключение относительно этого аборта, гибель второстепенного героя, (не)возможность белой семьи дать полноценную жизнь китайскому ребенку, трогательный набросок об однополой паре, подпольный расизм, тяга нарушить сытое благополучие предместий и противоположная тяга — его обрести… И это еще не все.

Многовато тем для четырехсот страниц, а ведь автор еще и пытается заглянуть в душу героев: и ткань текста неумолимо расползается на фрагментики. Практически ни одна линия не доведена до конца: иногда автор просто в нужный момент ставит марионеток-героев на то место, которое задумано. Не они сами логически приходят туда — их водворяет Селеста Инг.

Фото: polaris.lv
Фото: polaris.lv

Тем не менее, и неудача может служить доказательством таланта и направления. Китаянка Инг и дальше будет говорить о современной реальности голосом уроженки США, но при этом не вполне американки.

О подростках, мечтающих о другой семье — той, где их будут принимать такими, каковы они есть: подросток Пёрл рвется от богемной матери в живущее по правилам ухоженного американского пригорода семейство Ричардсонов, а младшая их дочь Иззи — к матери Пёрл, фотохудожнице Мии. О непонимании детей и родителей — пример Элены и Иззи. Иззи — «черная овца» в белом стаде Ричардсонов воспринимает придирки матери как попытки ее унизить, а мать «цепляется» к ней только потому, что этот ребенок дался ей тяжелее иных — и она безумно боится за его душевное и физическое здоровье. О юности, когда человек чувствует себя почти таким же одиноким, как в старости. О попытке «быть, как все», уничтожающей личность. О том, что вкладывают в нас родители и почему их благие начинания заканчиваются крахом для них и грузом для нас. О том, возможно ли совместить расу и гражданство…

Словом, Селеста Инг по-прежнему будет писать хорошие книги — достаточно содержательные, достаточно интересные; отчасти психологические, отчасти социальные, самую малость остросюжетные. Миссия Инг — создавать книги, интересные и искушенному, и неискушенному читателю. Это автор промежуточный, благодаря которому мы можем перейти от сравнительно легкого чтения к «великому американскому роману», чья эпоха, надеюсь, пока не закончилась.

{banner_819}{banner_825}
-21%
-20%
-30%
-10%
-50%
-18%
-20%
-20%
-30%
-10%