Фото, текст: Дарья Сапранецкая /

В Минске живет около двух миллионов человек. Каждый день мы встречаем часть из них — на улицах, в метро, магазинах, торговых центрах и подземных переходах. Иногда мы на мгновение соприкасаемся взглядами, а потом идем дальше. Каждый по своим делам. Humans of Minsk — это проект о случайных прохожих. Их рассказы — о себе и своей жизни в нашем городе.

В 2010 году фотограф Брэндон Стэнтон создал проект Humans of New York, в котором собирал портреты жителей Нью-Йорка и их короткие монологи. Сегодня у Humans of New York почти 18 млн подписчиков на «Фейсбуке» и более 7 млн в «Инстаграме». Помимо Нью-Йорка, фотограф создал серии, посвященные другим странам и городам: Ирану, Ираку, Пакистану, Украине, Иордании, Индии, Иерусалиму. Проект и идея оказались настолько популярны и близки настроениям людей, что в интернете появились аналогичные проекты других авторов, посвященные Вильнюсу, Варшаве, Москве и т.д.

Для восьмого выпуска фотограф Дарья Сапранецкая нашла героев города, которые рассказывают свои истории и становятся нам ближе. 

Ксана, 30 лет. Юристка

Фото: Дарья Сапранецкая, TUT.BY

«Я не люблю стереотипы. Это значит, что кто-то кого-то судит. К 30 годам я решила, что не буду больше никого судить. Я не чайлдфри, не против отношений, но меня не пугает вероятность того, что к старости я не найду пару и останусь одна с 30 кошечками. И меня раздражает, если кто-то за это осуждает.

Я — юрист-хозяйственник и уже год занимаюсь рукопашным боем. Первое время тренер бегал вокруг меня и кричал: “Бей, бей, бей!” А я дотронуться ни до кого не могла, не то что ударить. Любому человеку — и мужчине, и женщине, которые никого никогда не били, тяжело осознанно ударить чужого человека даже в перчатке. Мне очень помог тренер, все время меня подбадривал: “Ударишь тренера — будет бесплатная тренировка”. Да и парни с занятий тоже поддерживали и помогали.  

У меня не получается оставлять юриспруденцию на работе. Я не могу выйти из офиса с полностью завершенными проектами, они всегда со мной. Постоянно о них думаю и ищу решения. Я часто остаюсь допоздна, чтобы все доделать, но заканчивается один проект и начинается новый. Тренировки помогают мне находить баланс между работой и личной жизнью. Они переключают. Бывает, что тебе настучали по голове и ты выходишь с тренировки сильно уставшим физически. Но ты отдохнул морально, потому что на тренировке невозможно ни о чем думать, кроме как о тренировке.

Я никогда не была уверена в себе. И слышала на Ted Talks, что девочек воспитывают быть идеальными. Мальчиков воспитывают быть храбрыми. Девочка, если знает, что не справляется с задачей, чаще откажется от нее, а мальчик,скорее всего, пойдет напролом. Не всех девочек так воспитывают, но у меня были похожие истории с перфекционизмом. Тренировки помогли мне это побороть. Я пришла с пониманием, что не в дугу вообще в рукопашном бою. Ну и что! Я ведь и не должна уметь это делать. Буду просто стараться, может, что-то получится.

Раньше я не могла так абстрагироваться. Все время смотрела по сторонам и думала: “О боже, я дно, хуже всех”. А сейчас думаю: “Пускай тут я дно, но другие вещи я делаю хорошо”. Потом перестала себя со всеми сравнивать и занимаюсь просто так. И стало получаться. Этого навыка мне все время не хватало, он вообще всегда по жизни нужен. И не только мне».

Гриша, 23 года. Выпускник колледжа легкой промышленности в поисках работы 

Фото: Дарья Сапранецкая, TUT.BY

«У меня проблемы с речью из-за родовой травмы. Я медленно и плохо выговариваю слова, и по этой причине меня плохо воспринимают окружающие. Мне от этого очень обидно. Комиссия хотела забрать меня в Новинки, но бабушка не дала этого сделать. Я боюсь этого места. Мне бы там было плохо.

Я учился во вспомогательной школе. У нас была упрощенная программа для больных детей. В 16 лет я поехал в оздоровительный лагерь, и там были иностранцы. Я пробовал с ними разговаривать и понял, что хочу изучать английский язык. В моей школе его не учили. Ни одного английского слова. Дети это просто не потянули бы. Волонтер из лагеря, с которым я дружил, посоветовал попробовать самостоятельно учить язык.

Я начал с алфавита и простых фраз. Потом учил грамматику. Купил учебники и сам занимался. Одно время ходил на языковые курсы, но они подорожали, и я перестал ходить. Стал заниматься по YouTube. Сейчас хожу на бесплатные групповые занятия, но их немного. Мне нравится английский язык, он красивый. С помощью английского моя речь улучшается. Люблю переводить и хотел бы стать переводчиком. Пока мой уровень — Pre Intermediate, это ниже среднего.

Дети из моего класса работают обувщиками и специалистами на швейной фабрике. А я уже два года не нахожу работу. У меня вторая рабочая группа инвалидности, и после колледжа я могу работать комплектовщиком или упаковщиком. Каждый день ищу работу на разных сайтах. У меня дома нет Wi-Fi, и я хожу в Domino’s Pizza посидеть в интернете. Я звоню по объявлениям, а меня даже не слушают и кладут трубку. Все из-за речи, она мне сильно мешает. Я очень хочу найти работу. Это сейчас для меня самое важное».

Тамара Викторовна, 68 лет. Баянистка

Фото: Дарья Сапранецкая, TUT.BY

«Я сама из приюта. После войны нас, детдомовских, было очень много. И, знаете, как-то все в люди вышли. Мы даже недавно собирались выпуском в Самохваловичах, где наш детдом был, — 30 человек приехало, нас даже телевидение снимало.

Я никогда не видела маму и не знаю, почему она меня оставила. В свое время завуч детдома хотела меня удочерить и разыскала маму и сестер в Ташкенте. После меня она двух девочек родила — еще одну Тамару и Розу. В 15 лет я очень хотела ее найти, но в итоге мы так никогда и не встретились.

Тяжело жить одной на свете, когда помощи ждать неоткуда. Я работаю с 16 лет. Кем только я не работала! На четыре года в Казахстан ездила целину поднимать.Там я сама выучилась играть на баяне. Ноты немного знала и на слух любую песню подбирала. Я в ансамбле танцевала. Пляшу, а сама на баян смотрю. Я даже немного в музыкальном училище в Молодечно проучилась вместе с Юрием Антоновым. Правда, он на гитаре учился, а я на хоровом дирижировании. Жалко, что пришлось бросить — не получалось совмещать с работой на стройке в Минске.

Я накопила денег, купила баян и играла у себя в общежитии. Ну вот нравится мне баян и все тут, его раз — и понес. Это тебе не пианино. Я и в санаторий ездила отдыхать и там тоже играла. Знаете, как всем мои песни нравились? На ура шли! Женщинам моего возраста иногда просто хочется попеть хороших песен под баян. Иду мимо, а мне кричат: “Томочка, скорей бери баян и давай петь!”

Меня много кто на дни рождения и свадьбы приглашает: и в города, и в деревни, совершенно разного возраста люди зовут. Одна женщина на свадьбу дочери пригласила, так там молодежь кинула свою дискотеку в ресторане и все ко мне на баян прибежали подпевать. Я ж и играю, и пою и, бывает, песня такая хорошая, что плакать хочется. А, бывает, так разыграюсь, что люди на столах танцуют.   

Никогда не беру денег за то, что играю. Я от этого такое удовольствие испытываю. Мне не надо за это денег. Я с 16 лет работаю и смогла себе накопить. Да и сколько одной надо? Мне и пенсии хватает, еще остается иногда».

Проект Humans of Minsk в инстаграм и фейсбук.

Предыдущие выпуски смотрите тут.

{banner_819}{banner_825}
-30%
-20%
-99%
-55%
-50%
-45%
-10%
-10%
-20%
-30%