Фото, текст: Дарья Сапранецкая /

В Минске живет около двух миллионов человек. Каждый день мы встречаем часть из них — на улицах, в метро, магазинах, торговых центрах и подземных переходах. Иногда мы на мгновение соприкасаемся взглядами, а потом идем дальше. Каждый по своим делам. Humans of Minsk — это проект о случайных прохожих. Их рассказы — о себе и своей жизни в нашем городе.

В 2010 году фотограф Брэндон Стэнтон создал проект Humans of New York, в котором собирал портреты жителей Нью-Йорка и их короткие монологи. Сегодня у Humans of New York почти 18 млн подписчиков на «Фейсбуке» и более 7 млн в «Инстаграме». Помимо Нью-Йорка, фотограф создал серии, посвященные другим странам и городам: Ирану, Ираку, Пакистану, Украине, Иордании, Индии, Иерусалиму. Проект и идея оказались настолько популярны и близки настроениям людей, что в интернете появились аналогичные проекты других авторов, посвященные Вильнюсу, Варшаве, Москве и т.д.

Фотожурналист Дарья Сапранецкая в седьмом выпуске нашла героев города, и мы предлагаем с ними познакомиться. 

Вика, 24 года. Младший научный сотрудник НПЦ НАН Беларуси по материаловедению

Фото: Дарья Сапранецкая, TUT.BY

«У нас во дворе не было гендерного разделения. В футбол играли и мальчики, и девочки. Во время такой дворовой игры меня заметила тренер и предложила играть в команде. Когда я в 9 лет пришла в “Бобруйчанку”, там не было разделения на дублеров и старших, и я играла в футбол вместе с 30-летними. В 11 лет я вышла играть в чемпионате Беларуси. В 13 — взяли в молодежную сборную. В 15 лет я попала в училище олимпийского резерва, а в 16 в составе команды вышла в финальный этап чемпионата Европы и стала мастером спорта. Даже после травмы не могу без футбола. Подружка, с которой мы когда-то вместе занимались, спрашивает: “Зачем тебе футбол?” А я просто не могу по-другому.    

Передо мной встал выбор: или футбол, или учеба. Я, конечно, совмещала. Но после того, как порвала связки, с профессиональным спортом пришлось завязать. Правда, все равно тянуло на поле, я играла в мужской любительской лиге. Такой вот гендерный легионер (смеется). Мне случалось чувствовать пренебрежение со стороны команды-соперника. Им не нравилось, что против них девушка играет. На меня это не повлияло, мы их обыграли.  

В учебе меня всегда тянуло к техническим специальностям, и папа в этом поддерживал. Так я поступила учиться на физика-ядерщика. Я из тех, кому легко дается учеба, не сидела над учебниками ночами. Никогда бы не подумала, что свяжу жизнь с наукой. Когда я поступала, строилась атомная электростанция и я думала, буду там работать. Казалось, что это очень перспективно.

Но вышло так, что я поступила в магистратуру и пошла работать в НПЦ НАН Беларуси по материаловедению. Я занимаюсь плазмоникой и Рамановской спектроскопией. У нас работает классный молодой коллектив. Мы часто ездим в другие страны, когда проходят исследования и симпозиумы. Я живу в общежитии. Младший сотрудник, конечно, получает зарплату мизерную, я бы на нее не прожила без помощи родителей. Пока живу на энтузиазме, меня прет. Я не ощущаю себя взрослым человеком. В 18 лет казалось, что в 25 у меня уже будет какой-то достаток за плечами. А я на простой велосипед долго откладывала». 

Юрий, 32 года. В поиске работы разработчиком JavaScript

Фото: Дарья Сапранецкая, TUT.BY

«До курсов у меня было свое дело в торговле, за которое я получил по шапке. На самом деле эта сфера мне никогда не нравилась, это в какой-то мере обман, а я человек честный и мне было сложно. У нас с товарищем было ЧТУП.  Оказалось, партнер прибыль оставлял себе, а пополам мы делили только расходы. Мне не очень понравился такой опыт, хотя он стал полезным. После этого я ремонтировал компьютеры, пошел на курсы тестировщиков. Дальше меня случайно взяли учиться в один стартап на полгода. В конце концов я попал на супержесткие курсы Rolling Scopes в EPAM. Эти курсы высоко ценятся в IT и дают крутой опыт.    

Я только окончил бесплатные курсы JavaScript и собираюсь стать Junior-разработчиком в 32 года. Это смелый шаг, на который непросто решиться. В этом возрасте в IT уже сложно найти работу.

Я дружу с головой и осознаю, что у любого человека есть как минимум два варианта развития событий: либо ты работаешь на галимой работе, получаешь так себе деньги и у тебя немного перспектив, либо ты рискуешь и занимаешься тем, что тебе на самом деле нравится. Программирование оказалось мне реально по кайфу, эта работа приносит не только деньги, но и удовольствие.  

Все эти полтора года, пока я учусь в IT, живу на хлебе, гречке и овсянке. А как иначе? Если не покупать сладости, пиво и другие абсолютно ненужные продукты, то оказалось, что мне не так много и нужно. Я живу на 100-150$ в месяц, это только на еду. Нет, я не веган, за эти деньги я позволяю себе мясо. Килограмм свинины купишь за 8 рублей, а кто-то за эти же деньги купит себе килограмм печенья. Каждый сам делает свой выбор.

Сейчас я делаю задание для тренинга на преодоление страха подойти к девушке, которая понравилась. Мне нужно собрать в тетрадку 100 женских имен с подписями за 2 часа. Я полтора года на кашке с водой выживал, поэтому ни о каких встречах с девушками речи даже не шло. Не потому, что я не смог бы нагло врать и понтоваться, а потому, что не вешаю свои проблемы на других, сначала надо их решить и хотя бы стабильность какую-то приобрести. Поэтому сейчас, когда ощущаешь, что вот она — финишная прямая и все скоро наладится, решил заняться этим вопросом».

Николай, 63 года. Инженер минского планетария

Фото: Дарья Сапранецкая, TUT.BY

«Обе мои дочки живут в Америке, одна — в Филадельфии, другая — на Гавайях. Я у них в общей сложности больше двух лет пробыл, мне грин-кард дали. Гавайи нельзя ни с чем сравнить, конечно. Хотя, я ж нигде и не был. Всю жизнь просидел в Беларуси и сорвался вот на старости лет на обратную сторону Земли, где люди ходят вверх ногами. Я вернулся, потому что не хотел напрягать детей. Английский знаю ровно настолько, чтобы задать вопрос, не хотите ли чаю. Да и в таком возрасте сложно там нормально обустроиться.

По сути дела, я всю жизнь занимался уникальными вещами, узкоспециализированными и штучными. Часто начиналось все с того, что стоит никому не нужная сломанная установка и никто не может в ней разобраться. Куда ни приду, все поднимаю с нуля, то же и с обсерваторией.

Я мечтал здесь работать. Еще студентом подрабатывал в обсерватории. Потом работал в институте физики в Могилеве. Около 30 все поменял, нужно было растить детей и зарабатывать на квартиру — пришлось идти за высокой зарплатой технологом на производство. Только в зрелом возрасте снова занялся любимым делом, тем, что по душе. Я питал страсть к космосу с раннего детства, она еще до Гагарина появилась, когда никто не представлял, что можно взять и куда-то туда к звездам полететь.

Планетарию недавно исполнилось 53 года. Но телескоп немецкий, цейссовский, он еще старше. Может, даже трофейный, кто знает. Люди приходят сюда по разным причинам — кто-то по-настоящему интересуется астрономией, а кто-то просто — сфотографироваться, по-разному бывает. От грудничков до глубоких стариков приходит контингент. С научной точки зрения здесь нельзя ничего серьезно наблюдать из-за того, что ночной Минск сам по себе представляет источник света и засвечивает небо. Я тут скорее популяризацией астрономии занимаюсь, и мне приносит удовольствие рассказывать людям о космосе.

Обычно мы с посетителями смотрим Юпитер, потом появляется Сатурн, Венера у нас за деревьями и не видна. В августе темнеет, и мы наблюдаем планетарные туманности, звездные и шаровые скопления, двойные звезды и галактики. Я классическую музыку ставлю, места тут мало и атмосфера сама по себе камерная. Кроме работы по ночам в обсерватории, днем я содержу в рабочем состоянии планетарий.  Я увлекаюсь космологией, статьи интересные выискиваю на эту тему. Ну и, как у всех, у меня есть четвероногий друг — диван, как без него».

Проект Humans of Minsk в инстаграм и фейсбук.

Предыдущие выпуски смотрите тут.

{banner_819}{banner_825}
-21%
-21%
-10%
-10%
-30%
-20%
-10%
-20%
-35%
-40%
-99%