BBC News Русская служба


Война, как известно, дело хлопотное, затратное, и к тому же еще и опасное. Результат может оказаться совсем не таким, как изначально задумывалось. Так что же делать правителю некой отдельно взятой страны, которому очень, очень, очень мешает жить какая-то другая страна, но при этом ему не хочется идти на чрезмерный риск? Гибридная война — вот ответ на эту дилемму!

Французские корсары с добычей. Изображение: Википедия
Французские корсары с добычей. Изображение: Википедия

Ваши солдаты в казармах, флот — в портах. Все тихо и спокойно, но при этом некие до сих пор никому не известные, но хорошо вооруженные люди без знаков различия портят жизнь вашему противнику и его гражданам, а вы делаете вид, что к вам это не имеет абсолютно никакого отношения.

Речь идет не о том, о чем вы сейчас подумали.

Почему бы не подмигнуть?

Мысль о такого рода военных действиях возникла в Западной Европе, причем совсем не вчера.

С развитием парусного флота и, соответственно, военно-морских сил, у многих монархов появилась идея — а почему бы не подмигнуть какому-нибудь хозяину или капитану корабля, оснащенного всякими пушками, чтобы тот отправился в открытое море нападать на любые суда вражеской державы?

Если его поймают — делать вид, что мы тут ни при чем. Если он успешно ограбит французский, испанский, голландский и так далее корабль — пусть делится добычей с королем или королевой.

Официальный грабеж

Генри Морган. Изображение: Википедия
Генри Морган. Изображение: Википедия

Пиратство вещь не новая, этим делом еще филистимляне занимались. Но пираты всегда и везде считались простыми разбойниками, которых отправляли на виселицу, чтобы другим неповадно было.

Однако в 1243 году король Англии Генрих III стал выдавать официальные лицензии на такой грабеж. Условий было несколько:

  • Обеспечить корабль, команду, оружие
  • Нападать только на корабли — как военные, так и гражданские — определенной вражеской страны, других не трогать
  • Делиться добычей с монархом (король, королева или тот, кто выдал лицензию, получал от 10% до половины награбленного — остальное делилось между хозяевами кораблей, капитаном и командой)

Так на свет появились корсары. То есть возникла вполне официальная гибридная война.

Ради родины и ради кошелька

Лицензия на грабеж называлась letter of marque по-английски или lettre de course по-французски (откуда и появилось слово корсар). По-русски этот документ называется «каперское свидетельство».

Хотя корсары и занимались примерно тем же, чем и обычные пираты, пираты как были, так и оставались разбойниками, а корсары были людьми уважаемыми, которым удалось совместить службу как на пользу родины, так и ради своего собственного кошелька.

Тут следует заметить, что в целях этой статьи все люди, имевшие лицензию на разграбление определенных иностранных судов, будут называться корсарами, хотя, строго говоря, корсарами в те времена назывались лишь французские суда с каперским свидетельством, которые оперировали в основном в Средиземном море и боролись с берберскими пиратами и поддерживавшими их государственными образованиями в Северной Африке, и французские же каперы, оперировавшие из Бретани, Дюнкерка и прочих подобных мест.

Англичане называли своих корсаров приватирами, голландцы — флибустьерами — названий было много, но все они занимались разбойничеством с благословения какой-то державы.

Не для слабонервных

Фрэнсис Дрейк. Изображение: Википедия
Фрэнсис Дрейк. Изображение: Википедия

Золотой век корсарства (как, собственно, и пиратства) пришелся на XVII — XVIII века, когда все, кто мог — от англичан до голландцев, французов и даже фарерцев, пытались, во-первых, овладеть испанскими галеонами, которые везли золото из американских колоний в Испанию, а во-вторых, захватить под свой контроль испанские территории в западном полушарии. Ну и нападать друг на друга в зависимости от того, кто на данный момент считался врагом.

Пушки, абордажи, галеоны, каравеллы, бриги — Атлантический океан был тогда не для слабонервных.

Многие корсары мало чем на практике отличались от пиратов. Дабы увеличить доходность предприятия, некоторые получали каперские свидетельства сразу от нескольких стран, часто воевавших друг с другом. Главное было не забыть, кому какой документ показывать.

Атлантический океан оказался для них мал, и они быстро распространились в Индийский, где каперские свидетельства им выдавала британская Ост-Индская компания.

Тамошние корсары (да и пираты тоже) базировались в основном на Мадагаскаре, но свою добычу сбывали в Бомбее и других британских портах в Индии.

У Ост-Индской компании часто бывали напряженные, если не откровенно враждебные отношения с падишахами Могольской империи, и корсары не стесняясь грабили индийские суда, шедшие в Джедду на Аравийском полуострове, которые перевозили паломников. В те времена паломники везли с собой все свои сокровища, чтобы с ними уж точно ничего не случилось. Проходившие мимо португальские и голландские суда также были лакомой добычей.

Многие корсары, несмотря на сомнительный способ заработка, стали национальными героями у себя дома, и их похождения восхваляются до сих пор.

Вот несколько наиболее известных:

Сэр Фрэнсис Дрейк. Первый англичанин, совершивший кругосветное плавание. Отличался особой неприязнью к испанцам и прославился, грабя их корабли и города. Привез тонны перуанского серебра в Англию, взятого с испанских галеонов. Испания считала его обычным пиратом, то есть разбойником, но в Англии он считался героем, и щедро делился добычей с королевой Елизаветой I.

Дрейк также привез в Англию и северную Европу картофель (за что в Германии в городе Оффенберг ему установили памятник, который в 1930-х годах снесли нацисты).

Под конец карьеры он получил рыцарское звание и даже занялся политикой.

Сэр Генри Морган. Один из самых успешных британских корсаров. Он базировался на Ямайке и нападал на испанские корабли и города в Карибском бассейне.

Ему и его коллегам-корсарам удалось пешком перейти через Панамский перешеек и захватить город Панама на тихоокеанском побережье, где был основной склад серебра и золота, отправлявшегося из Перу в Испанию.

Испания неоднократно требовала от Лондона судить его за пиратство, но у него было каперское свидетельство, и вместо суда он стал вице-губернатором Ямайки и одним из богатейших людей в Британской империи.

Согласно современникам, во время рейдерства отличался жестокостью по отношению к захваченным в плен испанцам.

Был возведен в звание рыцаря.

Барбаросса (Баба Арудж). Турецкий капитан, начавший карьеру с обыкновенного пиратства. Вскоре он получил грамоту от эмира Туниса, разрешавшую ему грабить вражеские суда и порты, в обмен на что он должен был отдавать 20% захваченного эмиру.

В какой-то момент Барбаросса даже стал эмиром Алжира.

Он был известен своими нападениями по всему Средиземноморью. Погиб в бою с испанцами.

Многие другие корсары плохо кончили — либо были пойманы врагами и повешены, либо погибли, не оставив никаких следов в истории.

Но с точки зрения тогдашних властей, подобная гибридная война против вражеских держав была чрезвычайно удобной, так как весь риск, как физический, так и политический, перекладывался на плечи частных граждан, занимавшихся неизвестно чем где-то там за рубежом.

Палка о двух концах

Арудж Барбаросса. Изображение: Википедия
Арудж Барбаросса. Изображение: Википедия

Так продолжалось до начала XIX века. Но к тому времени многие страны поняли, что хотя корсарство и подобные гибридные войны — вещь, конечно, полезная, одновременно это палка о двух концах. Корсары оказались, за некоторыми исключениями, людьми ненадежными, озабоченными, во-первых, своей мошной, а во-вторых, своей карьерой.

Дела государственные их заботили меньше всего, в результате часто возникали серьезные дипломатические проблемы, так как корсары регулярно то, подобно пиратам, нападали на тех, кто под руку попался, то игнорировали неудобный факт, что между странами был заключен мирный договор, и продолжали нападать на уже бывших врагов державы — а потом со всем этим должны были разбираться дипломатические службы.

Соответственно, многие страны часто пытались отменить эту практику — но лишь при условии, что остальные сделают то же самое. Франция и Англия регулярно — начиная с 1324 года — объявляли о том, что корсарство отменяется, но в последующие 500 лет во время очередной войны друг с другом вновь раздавали каперские свидетельства.

Крымская война

Пришлось дожидаться окончания Крымской войны. В 1856 году семь держав подписали Парижскую декларацию, отказавшись от корсарства. К декларации затем присоединились еще 45 государств, в результате чего этот способ заработать на жизнь оказался вне закона (за несколькими небольшими исключениями) практически во всем мире.

Одним из исключений оказалась, например, Боливия, которая в 1878 году стала выдавать каперские свидетельства во время войны с Чили, так как у нее не было собственного военно-морского флота.

Тем не менее подобные гибридные войны и узаконенное пиратство были на практике отменены.

Что дальше?

Но, как и всегда в жизни, не все так просто.

Испания и США — две важные с точки зрения мореходства страны — Парижскую декларацию не подписали до сих пор.

Обе страны следуют всем принципам декларации и ни разу ее не нарушали, но оставляют за собой право прибегать к помощи подобных частных вооруженных формирований.

У Вашингтона по этому вопросу практически нет выбора.

Первая статья, подзаголовок 8-й Конституции США ясно гласит, что конгресс имеет право «объявлять войну, выдавать каперские свидетельства и устанавливать правила относительно военной добычи на суше и на море», и, соответственно, если Америка захочет официально присоединиться ко всем международным запретам корсарства, ей придется менять собственную конституцию.

Вашингтон не прибегал к гибридным военным мерам с 1815 года, но кто может предсказать будущее? Какие еще Дрейки и Барбароссы отправятся в открытое море на свой страх и риск?

И кто еще решит заглянуть в военторг и отправиться воевать там, где их не ждали?

{banner_819}{banner_825}
-30%
-30%
-18%
-10%
-15%
-31%
-40%
-10%
-10%
-80%