1. Школьница написала на асфальте «Жыве» и попала в РУВД за пикет. Рассказываем, чем все закончилось
  2. «Новые отношения меня не пугают». Одно утро с Юлией Курьян
  3. «Жена разбудила и говорит: «Слушай, ты уже не подполковник». Поговорили с лишенными званий экс-силовиками
  4. Паша «Мясной король». Как популярный гродненский блогер занялся мясным мини-бизнесом, который вдруг «выстрелил»
  5. Приближается 9 Мая. Как можно поздравить ветеранов и помочь им (в том числе финансово)
  6. «Зимой мы здесь живем совершенно одни». История пары, которая переехала из города в деревню
  7. Lada Vesta больше не лидер продаж, Rapid тоже нашли замену: какие машины сейчас покупают белорусы
  8. Скардино рассказала, как живет в Швейцарии и планирует ли возвращаться в Беларусь
  9. Помните айтишника с БЧБ-флагом на балконе, у которого забрали машину? Узнали, что с авто сейчас
  10. В Польше задержали самую крупную в истории партию контрабандных сигарет из Беларуси
  11. «Среди покупателей есть и обычные пенсионеры». В Минске переоткрылась ремесленная пекарня Lёn
  12. Золотовалютные резервы в апреле выросли после трех месяцев падения
  13. В МИД Беларуси ответили на призыв «Большой семерки» провести новые выборы
  14. Что в ВОЗ ответили на слова Лукашенко о том, что Беларуси ничем не помогли в борьбе с COVID-19
  15. Теперь официально: ветераны ВОВ не получат в этом году единовременные выплаты к 9 Мая
  16. Эксперт рассказал, что можно сажать рядом с помидорами, а что — нельзя
  17. «Заинтересовали вещи определенных цветов». К дизайнерам Honar пришел с проверкой Госстандарт
  18. «На 19 мая у него был обратный билет в Норильск». Что известно о докторе, которого задержали в Борисове
  19. В какие страны пустят белорусов, привившихся непризнанными ЕС «Спутником V» или вакциной от китайской Sinopharm
  20. Участвовавший в испытании «Спутника V» минчанин спустя полгода проверил, что ему вкололи
  21. «Человечество стоит на краю пропасти». Температура Земли в 2020 году достигла рекордно высоких показателей
  22. Юрий Мельничек: «Когда наступит Беларусь 2.0, все отыграет назад достаточно быстро»
  23. Почему на лице появляются пигментные пятна и как от них избавиться. Комментирует дерматолог
  24. В Беларуси готовят указ по банковскому мошенничеству. Что планируют изменить
  25. «Мы с Колей жили в этом домике». Показываем, где находится «любимый дворец» Лукашенко
  26. СМИ назвали фамилию еще одного возможного фигуранта по «делу о госперевороте»
  27. Тест. Вы хорошо ориентируетесь в простых вопросах экономики?
  28. Лукашенко запретил продажу жилья через облигации. И что теперь будет с ценами на квартиры?
  29. Мингорисполком отказал в проведении отдельного шествия «Бессмертный полк»
  30. Семья минчан построила дом в дачном поселке и живет там круглый год. Вот как там все устроено


Во время своего осеннего визита в Минск Юрий Шевчук успел встретиться с вдовой Василя Быкова, посетить женский монастырь и дать концерт во Дворце спорта. За бортом осталось около сотни грустных скитальцев, решивших купить билет прямо перед концертом, да несколько десятков таинственных поклонников из Литвы: специально приехав узреть легенду, они обнаружили отсутствие в кассе билетов. Увы, аншлаг…

Татьяна Замировская

Концерты ДДТ поддаются описанию так же трудно, как и концерты какого-нибудь Джона Зорна или тайные творческие вечера любителей атональной музыки. Дело даже не в сложности материала (Шевчук прост и открыт, как гостеприимные двери Дома пионеров), а в принципиальной невозможности всякого обывателя понять ход мыслей мэтра.

После вычурного концептуализма двухчастных "Единочеств", казалось бы, окончательно заклеймивших Шевчука как личность суетную, за гнетом глобальных проблем и желанием перевернуть мир забывшую о музыке (два часа депрессивно-кликушеской декламации под тяжелые для восприятия эпические народно-хоровые рулады — сложная форма подачи материала; исключение разве что гениальная песня "Осенняя"), новый альбом "Пропавший без вести" по-настоящему удивил. Несмотря на обилие самоповтора, музыкальный материал альбома был интересным и по-своему трогательным. Плюс прекрасное индустриальное звучание а-ля Nine Inch Nails — прямая отсылка к эпохальной программе "Мир Номер Ноль".

Почему Юрий Юлианович не решился построить концерт целиком на этом новом "саунде" — загадка. Несмотря на обилие ярких импровизационных моментов — как бы случайных джазовых врезок от трубача Ивана Васильева, контрабасом и лихими соло на саксе от "Дяди Миши" и великолепных, то индустриальных, то трип-хоповых аранжировок — концерт являл собой странное мельтешение контрастов. От буффонадно-постмодерновой "Контрреволюции", полной самоиронии, намеренных цитат из раннего ДДТ и электронных битов, Шевчук вдруг по-свойски переходит к народным хитам: "Что нам ве-е-е-тер, да на это отве-е-е-е-тит!" — бодрыми юношескими контральто тянут восхищенные студенты, заглушая и Шевчука, и довольно неплохой сценический звук. После жестких и напоминающих что-то из Rammstein "В бой" и "Звезды" Юрий Юлианович вновь забрасывает невод в океаны народной ностальгии: видимо, в Минске остались люди, не слышавшие "вживую" песен про "Четыре окна", "Что такое осень" и "Летели облака". Несмотря на трогательный видеоряд (Шевчук, Бутусов и Кинчев, молодые и сердитые, бродят по осеннему лесу), песня звучит так, словно кто-то ужасно похоже поет ее на прокуренной кухне. Уж и дружба этих трех гардемаринов русского рока непонятно где, и нас самих в каком-то смысле давно нет, а ДДТ — вот они, по-прежнему здесь, поют про осень, рассказывают о том, что "эта песня была сочинена на кладбище", и пускаются в рассуждения о природе попсы, войны и патриотизма. Жутковато.

Однако несмотря на колебания между презентацией альбома и удовлетворением вселенских чаяний, под конец шоу настал-таки момент катарсиса. Импровизаций было все больше (гитарное соло на десять минут в середине "Мама, это рок-н-ролл", барабанные шоу с участием жестяных бочек — реверанс в сторону наших Drum Extasy?), а песня "Потолок" из альбома "Мир Номер Ноль" превратилась в рэгги-гимн городу Минску — этого не испортила ни поистертая "Родина", ни гимны любимому Петербургу.

Когда ДДТ исполняли песню, посвященную подводникам "Курска", подумалось, что Юрий Шевчук — это российский аналог легендарной панк-рокерши Патти Смит. Старушка Патти точно так же верит, что рок-н-ролл спасет мир, зовет всех на баррикады, посвящает песни бесланским детям, собирает аншлаговые концерты, являя собой нечто среднее между гигантским динозавром, внезапно появившимся в бизнес-районе города и христианской мученицей, разыгрывающей странный спектакль о том, что музыка способна изменить реальность. Шевчук — такой же искренний и так же верит во все это. "Ну что, ребята, будет война? — спрашивает он у притихших зрителей. — Не будет! Правильно! Война — это очень страшно".

Зачем Шевчуку топить свою восстановленную музыкальную яркость в океанах дворовых легенд о самом себе — вопрос сложный. Зачем чередовать проявления откровенно дурного вкуса (разудалая песня "Попса") с по-настоящему мудрыми произведениями (та же "Контрреволлюция") — тоже, в общем-то, загадка. Но спрашивать его об этом на пресс-конференции, устроенной после концерта, было как-то неловко. Да и на вопросы он редко отвечает, предпочитая жанр задушевного монолога.

"У вас такие деревни классные. Может, переехать к вам жить? — улыбается он журналистам, неловко пытаясь закурить. — У нас заборы развалены, все бухают. А у вас народ более трудолюбивый. Ведь чтобы заборы поправить, никакое правительство не нужно! Нам надо учиться у вас трудолюбию". Он искренне сокрушается, что услышал в Киеве так много злого о россиянах, когда "сам приехал на майдан во время революции, чтобы разобраться в том, что там на самом деле происходит", ведь "это же все сестры — Беларусь, Украина, Россия, Молдавия. На самом деле ведь нету никаких границ в душе!"

В рассуждениях музыканта о том, что настоящий творец не должен идти на поводу у власти (особенно в этом смысле досталось Борису Борисовичу Гребенщикову — "ему вообще надо идти возглавлять какую-нибудь политическую партию… допустим, ммм, "Тибетских Октябрят"), о границах ("После развала Союза осталось странное ощущение — как будто, чтобы сходить в гости к соседу, чаю попить и поболтать, теперь надо паспорт показывать"), и о глобализации, казалось, сквозит тоска по временам СССР. Не случайно песня "Рожденный в СССР" была одним из финальных номеров концерта. В ситуации, когда русскому року вдруг стало не с кем бороться, помогает либо отстранненный поп-буддизм (как у Бутусова), либо дзен-ирония (Гребенщиков). Юрий Шевчук выбрал более четкую гражданскую позицию, сражаясь с "попсой", высмеивая олигархов, взывая к народному началу ("Надо любить народную песню, в ней наши корни, в ней наше спасение!") и по-доброму насмехаясь над сильными мира сего ("Что бы я спросил у Лукашенко? Спросил бы, почему он играет в хоккей, а не в большой теннис, хе-хе!")

Учитывая успешный выход группы из творческого кризиса "Единочеств", можно предположить, что, запиши ДДТ модно звучащий, не связанный с социальным контекстом и не призванный решать глобальные проблемы, диск, он тут же стал бы бестселлером. Не исключено, что даже пресловутая аудитория группы "Звери" или Земфиры (у которой, по мнению Шевчука, "только одна хорошая песня — "Бесконечность") предпочла бы этот диск всякому другому: Юрий Юлианович по-прежнему умеет сочинять душераздирающие мелодии. Однако Шевчук предпочитает отстраняться от поп-контекста, наводняя песни тягостными реалиями и тем не менее проводя аншлаговые концерты. Хотя музыка, которая меняет мир, это уже не музыка.
-10%
-10%
-5%
-10%
-10%
-30%
-10%
-5%
-5%
-10%
-20%
-50%
-10%
0073023