Иван Сацукевич /

В последнее время тема кладбищ и захоронений привлекает внимание минчан чуть ли не каждый месяц. Речь о конфликте вокруг Долгобродского военного кладбища и Куропат, находке надгробий с еврейского кладбища при строительстве третьей линии метрополитена. Неужели весь Минск стоит на костях, поэтому здесь невозможно что-то построить, чтобы не наткнуться на то или иное захоронение? Иван Сацукевич, один из авторитетных исследователей истории Минска, объясняет, почему это мнение ошибочное.

Стадион "Динамо" был расположен на территории бывшего еврейского кладбища, которое существовало в XVI - середине XIX веков. Фото Н.А. Иванова, 1959 год. Из архива Владимира Воложинского
Стадион «Динамо» был расположен на территории бывшего еврейского кладбища, которое существовало в XVI — середине XIX веков. Фото Н.А. Иванова, 1959 год. Из архива Владимира Воложинского

Действительно, в советские времена в пределах современного второго транспортного кольца были варварски уничтожены сразу восемь городских кладбищ. Речь о трех еврейских некрополях (на их территории сейчас находятся, соответственно, стадион «Динамо», университетский городок БГУ и сквер на улице Коллекторной), Сторожевском православном кладбище (ныне на этом месте Сторожевский сквер), Переспенском братском православном кладбище (мемориал «Минское братское кладбище» на Старовиленском тракте), Золотогорском католическом кладбище (территория вокруг костела Святого Роха), лютеранском кладбище (Лютеранский сквер на улице Либкнехта) и татарском кладбище (сейчас здесь Татарский сквер). Происходило это в 1930—1970-е годы.

Причин хватало. Старые некрополи не «ложились» на новые генпланы развития города, мешали решать актуальные на тот момент градостроительные задачи. Да и перед архитектором, у которого постоянно болела голова в поисках свободного места в центре города для значительных строек, был большой соблазн: на месте кладбища можно было легко разместить новые городские объекты (например, стадион или университетский городок). Не будем забывать об идеологическом аспекте — кладбища с их крестами и часовнями не соответствовали коммунистической идеологии, атеистической по сути.

Но не стоит и преувеличивать — площадь всех этих кладбищ, вместе взятых, хорошо если составит около 1% от территории современного Минска. Более того, далеко не все некрополи существовали в реальности. В подтверждение рассмотрим историю о так называемом госпитальном кладбище, которое якобы существовало в квартале закрытого троллейбусного депо на проспекте Машерова.

Университетский городок возник на месте еврейского кладбища, которое существовало во второй половине XIX века. Из книги Ильи Куркова "Мінск незнаёмы.1920-1940 гг."
Университетский городок возник на месте еврейского кладбища, которое существовало во второй половине XIX века. Из книги Ильи Куркова «Мінск незнаёмы.1920−1940 гг.»

В ноябре 2017 года я комментировал для TUT.BY застройку на этой территории и усомнился в существовании кладбища. После этого провел историческое исследование, которое местами напоминало детектив: настолько неожиданные повороты происходили во время его проведения. Выводы однозначные: никакого «госпитального» кладбища на месте закрытого троллейбусного депо № 1 на проспекте Машерова на самом деле не существовало!

Заметим, что никакой информации о сносе «госпитального» кладбища нигде нет. Как, кстати, и сведений о его существовании. Слухи об этом кладбище появились в прекрасной книге Захара и Софьи Шибеко «Минск. Страницы жизни дореволюционного города», которую знают все любители истории Минска. Впрочем, в самой книге кладбище не упоминается, а вот на вкладыше-карте на углу улиц Красной и 1-й Долгобродской (современный проспект Машерова) можно увидеть обозначенное кладбище.

Фрагмент карты Минска 1898 года из книги З.В.Шибеко и С.Ф.Шибеко "Минск. Страницы дореволюционного города»
Фрагмент карты Минска 1898 года из книги З.В.Шибеко и С.Ф.Шибеко «Минск. Страницы дореволюционного города»

Интересно, что вкладыш-карта для книги была подготовлена М.П. Зубченко по материалам Национального исторического музея Беларуси. Основой вкладыша стала карта Минска 1898 года из Белорусского архива научно-технической документации, которая фактически была скопирована для публикации в книге.

Фрагмент карты Минска 1898 г. Под № 29 видим Военное кладбище, № 28 - Золотогорское кладбище, № 70 - больничное кладбище
Фрагмент карты Минска 1898 г. Под № 29 видим Военное кладбище, № 28 — Золотогорское кладбище, № 70 — Госпитальное кладбище

План 1898 года не является оригинальным. Это — копия, сделанная в 1980-х годах. На плане можно увидеть сохранившееся до сих пор Долгобродское военное кладбище, не существующие Золотогорское и Сторожевское кладбища, а также то самое «госпитальное» кладбище.

Посмотрим на еще один план Минска — 1896 года.

Фрагмент проектного плана Минска 1896 г. Под № 73 - кладбище военного госпиталя, № 77 - Золотогорское католическое кладбище
Фрагмент проектного плана Минска 1896 г. Под № 73 — кладбище военного госпиталя, № 77 — Золотогорское католическое кладбище

Но никакого кладбища на улице Красной там нет! Оно показано на карте в соседнем квартале, на улице Широкой (современная Куйбышева), у артиллерийских казарм (№ 34 на плане). Неужели кладбище «перепрыгнуло» в соседний квартал? Очевидно, что это — ошибка того, кто составлял или перерисовывал карту.

А теперь давайте обратимся к оригинальным картам Минска.

Фрагмент карты Минска 1888 года
Фрагмент карты Минска 1888 года

На карте 1888 года мы не находим никакого кладбища. На этой территории, свободной от застройки, находятся «лабазы» — склады артиллерийской бригады. А вот на углу Красной и Михайловской (теперь Коммунистическая) можно заметить комплекс женского духовного училища и церковь при нем (на этом месте сейчас находится Министерство обороны РБ). Это всего лишь за квартал от того места, где сейчас находится заброшенное троллейбусное депо. Как легко человеку, который слабо ориентируется в Минске, перепутать это место! Особенно при механическом копировании картографического материала.

Фрагмент проектного плана Минска 1896 года с обозначением реально существовавших кварталов методом штриховки
Фрагмент проектного плана Минска 1896 года с обозначением реально существовавших кварталов методом штриховки

Посмотрим на еще один, проектный план Минска за 1896 год. Интересный нам квартал № 151 на карте показан как незастроенный. И никаких кладбищ тут нет. Хотя Золотогорское католическое кладбище с костелом в соседнем квартале присутствуют.

В конце XIX века городская застройка обступила артиллерийские кварталы, и большая часть из них была снесена. В 1898 году руководство 120-го Серпуховского пехотного полка, расквартированного в Минске, обратилось к городу за разрешением на строительство здесь полковой церкви. Это вторая гарнизонная церковь в Минске после храма Александра Невского, который был построен в том же 1898 году на Долгобродском военном кладбище и являлся гарнизонной церковью для 119-го Коломенского полка.

Полковая церковь — самая загадочная, потому что нет ни одной ее иллюстрации.

Фрагмент карты 1911 года. На улице Красной виден крестик церкви Серпуховского полка
Фрагмент карты 1911 года. На улице Красной виден крестик церкви Серпуховского полка

На карте Минска 1911 года видно Военное кладбище с «крестиком» церкви Александра Невского, Золотогорское кладбище с «крестиком» костела Святого Роха, «крестик» церкви женского училища. Также замечаем огороженную территорию вокруг церкви Серпуховского полка. Но никакого кладбища! Но уставшая рука картографа уже тянется подкрасить на территории вокруг полковой церкви такие же маленькие крестики, обозначающие кладбище, как и на соседних Золотогорском и Военном кладбище. И возникает ошибка, которая станет «сенсацией» через столетие.

Квартал из полуразрушенных зданий трамвайного депо с высоты полета немецкого самолета 10 сентября 1941 года. Из коллекции Павла Ростовцева
Квартал из полуразрушенных зданий трамвайного депо с высоты полета немецкого самолета 10 сентября 1941 года. Из коллекции Павла Ростовцева

Могли ли возникнуть захоронения вокруг полковой церкви стихийно, без разрешения власти? Нет, нет и еще раз нет! Разрешения на похороны давались духовным лицам разных конфессий (православные, католики, протестанты, мусульмане, иудеи) только на утвержденных территориях кладбища. При этом санитарные городские структуры жестко контролировали эти процессы. Тем более что церковь была гарнизонная. А военных хоронили исключительно на Долгобродском военном кладбище. Также его называли Госпитальным, поскольку там хоронили умерших в военном госпитале (располагался в здании современного Следственного комитета РБ на улице Фрунзе, 19). Все это подтверждается не только архивными документами, но и хронологически следующими картами.

Фрагмент немецкой карты Минска 1918 года
Фрагмент немецкой карты Минска 1918 года

Так, в 1918 году здесь находится полковая церковь, Конный рынок (под № 15) и территория, выделенная под строительство будущего трамвайного депо (№ 16). И никакого кладбища, крестиков, обозначающих захоронения на этой территории. Хотя рядом хорошо видны захоронения на Золотогорском и Военном кладбищах.

Поставить точку в этом вопросе позволяет изучение «Дела Минской городской управы по предложению господина Минского губернатора об отводе городом участка земли под устройство православного кладбища», которое велось восемь лет, с 1907 по 1915 год, и хранится в Национальном историческом архиве Беларуси. Почти на 200 страницах ведется переписка по проблеме переполненности единственного гражданского православного кладбища Минска — Сторожевского. Там же указывается, что Военное (или «госпитальное») кладбище использовалось только для захоронения военных чинов минского гарнизона. Других православных и тем более госпитальных кладбищ в Минске не было. И только в 1915 году было открыто третье православное кладбище — Переспенское, на котором хоронили горожан, а с середины 1915 года — и военных.

Трамвай движется недалеко от трамвайно-троллейбусного депо. 1955 г. Фото из книги Виталия Кириченко "Минск. Исторический портрет города. 1953-1959"
Трамвай движется недалеко от трамвайно-троллейбусного депо. 1955 г. Фото из книги Виталия Кириченко «Минск. Исторический портрет города. 1953−1959»

Таким образом, никакого кладбища на территории закрытого троллейбусного депо не было. А сведения о его существовании — результат ошибки неизвестного нам картографа или человека, печатавшего карты, который жил на рубеже XIX и XX веков и перепутал на одной из карт территорию вокруг церкви Серпуховского полка с территорией Долгобродского военного кладбища, где также располагалась гарнизонная церковь. Позже эта ошибка была растиражирована и попала в книги и страницы газет.

{banner_819}{banner_825}
-50%
-90%
-30%
-30%
-13%
-50%
-20%
-50%
-10%
0063297