/

В Белорусском союзе художников — более тысячи человек. На чье творчество стоит обратить особое внимание? Мы попросили искусствоведа Надежду Усову и куратора выставок Анну Карпенко выбрать пять современных отечественных художников, которых стоит знать каждому белорусу.

«У каждого искусствоведа любимых художников не 5, а 25», — говорит Надежда Усова. При выборе пятерки она исключила своих друзей-художников («я к ним пристрастна»), а также молодое поколение, экспериментирующее с формой.

— Оценивать не берусь, потому что, как мне кажется, для этого требуется время. Поколение 30-летних способно создавать шедевры (написал же Теодор Жерико «Плот «Медузы» в 28 лет!), их, возможно, и должны знать современники. Но цыплят по осени считают… В эту пятерку, на мой взгляд, должны войти зрелые художники, которым есть что сказать, чьи работы, как мне кажется, должны попасть в музеи Беларуси. Поэтому подход исключительно субъективный: художественный феномен.

Кто? Александр Соловьев, живописец, театральный художник

«Патриарх белорусского авангарда», в разгар советского застоя обратился к абстракционизму и создал своеобразные цветовые медитации.

Почему? Уникальная личность, патриарх белорусского авангарда, настоящий феномен, еще до конца не оценен, хотя получил и почетные звания, и медаль Франциска Скорины. Ему 91 год. Бывший партизан, фронтовик, окончил Мухинское училище, театрально-художественный институт в Минске.

Александр Соловьев "Белая гармония"
Александр Соловьев, «Белая гармония». Источник: news.vitebsk.cc
Александр Соловьев "Натюрморт"
Александр Соловьев, «Натюрморт». Источник: news.vitebsk.cc

В 1965 году Соловьев приехал в Витебск, где долгие годы работал художником-постановщиком, позднее главным художником театра имени Якуба Коласа. Однажды этот коллектив отправился на гастроли в Москву и его декорациям, как когда-то работам Льва Бакста, устроили овации сразу после поднятия занавеса. В 1970-е годы в разгар советского застоя обратился к абстракционизму и стал делать поразительные по философской образности и цветовой насыщенности вещи — своеобразные цветовые медитации — и выставлять их. В конце 1970-х, конечно, кроме оскорблений и ругани в свой адрес ничего не слышал. Выставки закрывали, а он удивлялся: какой подрыв идеологии находят в его холстах-пространствах?

Несмотря ни на что, его зритель нашелся. Причем не через 50 лет после смерти, как полагал сам художник, а еще при жизни. В 2016 году он подарил Национальному художественному музею в Минске десятки своих работ, которые были показаны там на персональной выставке. Думаю, что скоро его работы будут украшением и мечтой любого музея.

Людмила Кальмаева, живописец и график

«Интересна и непредсказуема». Автор скандальной «туалетной серии», которую побоялись выставлять в Беларуси.

Почему? За оригинальность мышления и потрясающе мастерство, творческое разнообразие. В ней есть неиссякаемая сила жизненности, оригинальность, удивительное чутье к современности, естественная европейскость. И не потому, что она многие годы живет в Голландии (покойный муж — голландец). Людмила Кальмаева, на мой взгляд, — тоже феномен белорусского художника, свободно отливающийся в ту или иную форму. Все чаще она появляется и проводит выставки в Минске.

Источник: kalmaeva.weebly.com
Фантазийная живопись Людмилы Кальмаевой. Источник: kalmaeva.weebly.com
Источник: kalmaeva.weebly.com
Из серии «Plenty to go on». Источник: kalmaeva.weebly.com
Источник: kalmaeva.weebly.com
Графика Людмилы Кальмаевой. Источник: kalmaeva.weebly.com
Источник: kalmaeva.weebly.com
Из серии «Plenty to go on». Источник: kalmaeva.weebly.com
Источник: kalmaeva.weebly.com
Из серии «Plenty to go on». Источник: kalmaeva.weebly.com

Ее театральные плакаты 1980-х стали классикой, которая повлияла на белорусский плакат второй половины ХХ века. Многие из них вошли в квартиры интеллигенции и студенчества, были модным смысловым интерьерным украшением. Она тогда ухватила какие-то коды белорусскости, сумела их образно обозначить. Кальмаева — генератор сумасшедших идей. Она всегда интересна, непредсказуема и как наблюдательный блогер, и как аналитик, и как преподаватель, и реалистическая портретистка, и как график. От скандальной «туалетной серии» — художественного стеба, который так и не решились выставить в Беларуси (но охотно купили китайцы), до изумительных «ню» — серий обнаженных. Обычно мы привыкаем к тому, что художник долгие годы работает в одном направлении, его можно узнать по почерку. Она нарушает привычные представления и всегда удивляет. У Людмилы Кальмаевой есть четкая позиция, особый взгляд. Это и влюбляет, и удивляет, и восхищает, и вызывает уважение.

Кто? Андрей Воробьев, скульптор

«Выдумщик, фантазер». Автор «Шкловского огурца» и камерных философских скульптур, которые заставляют размышлять.

Почему? Андрей Воробьев привлек внимание давно. Можно подумать, что это реинкарнация его собственного учителя — Владимира Жбанова — в могилевской городской среде (скульптор живет в Могилеве. — Прим. TUT.BY). Но это абсолютно не так.

Мне нравится, что он выдумщик, фантазер, патриот своего города, радеет за родной Могилев. И он разный. С одной стороны, может креативно подойти к официальному заказу — он автор знаменитого памятника — «Шкловского огурца» — и монументальных «Могилевских львов» на мосту через Днепр. С другой, у него есть камерные философские скульптуры с оригинальной текучей пластикой, которые заставляют размышлять о жизненных смыслах.

Фото: Анжелика Василевская, TUT.BY
«Шкловский огурец». Фото: Анжелика Василевская, TUT.BY

Это скульптор ироничный, гротескный, интригующий. Старается уйти от пафоса, хотя есть и такие работы. За ним всегда интересно наблюдать. Андрей Воробьев — автор невероятных фантасмагорических идей и проектов. Например, хотел построить тоннель возле художественного музея имени Масленикова. С одной стороны в тоннель может войти взрослый, но пройти его насквозь не сможет, потому что с другой стороны вход в тоннель — в виде тела ребенка. Концептуальные объекты Воробьева претендуют стать изюминкой города, примером художественного формирования городской среды, в том числе и туристической.

Кто? Вячеслав Павловец, акварелист

Работает в технике акварели, которую «по лаконизму и эмоциональной спонтанности можно сравнить с японскими». Создает своеобразные белорусские акварельные хокку.

Почему? Камертон абсолютного вкуса и мастерства в современной белорусской акварели. Ему удалось сформулировать белорусский пейзаж, превратив его в чистый эстетический феномен. Вячеслав Павловец — очень скромный человек, работает в журнале «Мастацтва» художественным редактором. При нем журнал приобрел стильный европейский вид.

При этой загрузке он умудряется создавать удивительно белорусские по настроению и характеру пейзажи в технике акварели, которые можно по лаконизму и эмоциональной спонтанности сравнить с японскими. Это своеобразные белорусские хокку. В этих акварелях мы можем услышать мелодику своей страны со стороны, с которой ее еще не рассматривали. Они абсолютно гармоничные и абсолютно белорусские. Павловец, можно сказать, воспел и возвысил до поэтической метафоры белорусский бессолнечный «серый денек». Его произведения цепляют за душу. Это, не побоюсь сказать, чистейшая поэзия в акварели.

"Дерево"
«Дерево». Из архива Национального художественного музея

Сейчас акварель у нас, в отличие от Европы, непопулярна: мало кто понимает и оценивает по достоинству изысканность этой техники. Многие прирожденные графики изменяют себе, уходят в живопись, которая лучше востребована на художественном рынке. Вячеслав Павловец — один из хранителей традиции, нескольких мастеров, которые удерживают высокий уровень белорусской акварельной школы.

Павел Татарников, иллюстратор

«Уникальный талант в области европейской книжной иллюстрации», которого ищут и находят издатели со всего мира.

Почему? Один внешний вид книг с его романтическими иллюстрациями вызывает желание изучать белорусскую историю. Очень бы хотелось видеть его иллюстрации в учебниках по истории Беларуси для младших классов. Он романтик, технический виртуоз, ну и, конечно, дотошный исследователь.

Эти качества принесли ему известность и престижные награды на конкурсах книги и в Беларуси, и широко в мире: японские издатели хотели полностью выкупить права на иллюстрации к книге «Царевна в подземном царстве», тайваньский издатель пригласил его (белоруса!) оформить книгу китайского эпоса «Небесный император и десять солнц», по его иллюстрациям ставился кукольный спектакль «Снежная королева» в Копенгагене, священники маленькой итальянской деревни в Альпах поручили ему необычный заказ — создание книги, посвященной 1700-летию деревни. И художник несколько дней жил в той деревне, слушал воспоминания, искал в архивах, как выглядели местные ландшафт, архитектура несколько веков назад.

"Параноя". Источник: tatarnikov.com
«Параноя». Источник: tatarnikov.com
"Чыстыя вуліцы". Источник: tatarnikov.com
«Чыстыя вуліцы». Источник: tatarnikov.com
"Гародня. 1601". Источник: tatarnikov.com
«Гародня. 1601». Источник: tatarnikov.com

Иллюстраторов в мире, на самом деле, не так много, и Татарников один из лучших. Его находят и ищут издатели по всему миру. Сейчас он сам может выбирать, что ему интересно. Здорово, что он преподает в Минске, доцент Академии искусств. Есть у кого учиться мастерству и главное — отношению к делу.

***

Куратор выставок Анна Карпенко предупреждает: ее мнение, скорее всего, не будет совпадать с мейнстримом, «но в контексте современности очень важно знать имена этих художников».

Кто? Жанна Гладко

Сумела показать, как личная травма показывает распределение власти как внутри семьи, так и на уровне общества.

Почему? Жанна делает большие, серьезные проекты. Работает с острыми социальными, гендерными темами. К сожалению, у нее до сих пор не было персональной выставки в Беларуси.

Люблю ее совершенно потрясающий проект, очень личный, связанный с собственной историей взаимоотношений с отцом. В нем прослеживается интересная стратегия. С одной стороны, художница обнажает болезненные, интимные темы, связанные, например, с эпизодом, когда отец разобрал ее любимое пианино, очень важное для Жанны. Понятное дело, это стало для нее травмой.

Жанна Гладко, серия "Не Ален Делон", в серию включены автопортреты художницы в виде Алена Делона, групповая выставка QAI/by, галерея современного искусства "Ў", Минск, 2016
Жанна Гладко, серия «Не Ален Делон», в серию включены автопортреты художницы в виде Алена Делона, групповая выставка QAI/by, галерея современного искусства «Ў», Минск, 2016
Жанна Гладко, серия автопортретов, групповая выставка XXY, галерея современного искусства "Ў", Минск, 2014
Жанна Гладко, серия автопортретов, групповая выставка XXY, галерея современного искусства «Ў», Минск, 2014
Жанна Гладко, автопортрет из серии Inciting Force (фото создано для персональной выставки в Тбилиси), 2016
Жанна Гладко, автопортрет из серии Inciting Force (фото создано для персональной выставки в Тбилиси), 2016

С другой стороны, через личные истории, историю своей семьи художница показывает важные гендерные связи на социальном уровне: как в обществе распределяются классические патриархальные отношения, когда отец — такая фрейдистская фигура — не только управляет материальными процессами, контролирует поток денег в семье, но и имеет важный символический статус. Не вмешиваясь в жизнь Жанны, своими действиями он косвенно влияет на ее мировосприятие. Это история о том, как личная травма показывает распределение власти и внутри семьи, и на уровне общества.

Кто? Маша Святогор

Автор проекта «Kurasoushchyna — любовь моя». Создает по-детски трогательные и глубокие работы. Работает в технике фотоколлажа.

Почему? Маша работает в интересной технике фотоколлажа. Работает и с личной историей, и с семейными архивами.

Не так давно у Маши была персональная выставка в ЦЭХе, которая называлась «Курасоўшчына — любовь моя». Это прекрасный пример того, как один из районов Минска, причем не самый престижный, может стать объектом эстетического притяжения. Также у нее есть серия потрясающих коллажей, из которых она делает ироничный проект, касающийся истории искусства. Она снимает модель и подставляет ей лица с известных классических полотен.

Источник: mashasvyatogor.com
Источник: mashasvyatogor.com
Источник: mashasvyatogor.com
Источник: mashasvyatogor.com
Источник: mashasvyatogor.com
Источник: mashasvyatogor.com
Источник: mashasvyatogor.com
Источник: mashasvyatogor.com
Источник: mashasvyatogor.com
Источник: mashasvyatogor.com
Источник: mashasvyatogor.com
Источник: mashasvyatogor.com

Маша участвовала в нашей с Антониной Стебур выставке «Имена». Она делала сильный проект, который назывался «Переход» и был связан с темой как социального, так и экзистенциального сиротства. Тема одиночества, которое все мы так или иначе ощущаем, — сквозная в ее работах. Они по-детски трогательные и очень глубокие, когда ты начинаешь разбирать их на отдельные составляющие.

Следить за творчеством художницы можно на ее странице в инстаграме.

Кто? Анастасия Гончарова

Автор головы Ленина из свиного холодца, сделанной к 100-летию революции 1917 года. Работает с традиционными материалами в непредсказуемом контексте. Делает социально-критические проекты.

Почему? Настя — художница из Витебска. Она работает с тканью, нитями, различными традиционными материалами, которые всегда были связаны с декоративно-прикладным искусством. Зачастую те же гобелены не считались значимыми арт-объектами и автоматически исключались из контекста великого искусства.

Фото: Фейсбук Анастасии Ганчаровой
Фото: фейсбук Анастасии Гончаровой

Фото со страницы Анастасии Гончаровой в Facebook
Фото со страницы Анастасии Гончаровой в Facebook
Фото со страницы Анастасии Гончаровой в Facebook
Фото со страницы Анастасии Гончаровой в Facebook
Фото со страницы Анастасии Гончаровой в Facebook
Фото со страницы Анастасии Гончаровой в Facebook

Настя продолжает работать с этими материалами и делает социально-критические проекты. Она была одной из немногих художниц (кроме нее темой занялся только Сергей Шабохин), которая в 2017 году сделала проект, связанный со столетием Октябрьской революции. Ее обсуждали и анализировали все кураторы и художники во всех музеях мира. К этой заварушке мы имели непосредственное отношение, но это прошло по касательной в Беларуси.

Настя сделала голову Ленина из холодца — в этом заключался ее проект. К сожалению, последствия для художницы были предсказуемы. Теперь она не может выставляться в Витебске — ей отказывают в помещениях.

Кто? Ольга Сосновская

Не ищет легких путей и форм для художественного высказывания.

Почему? Ольга — художница и хореограф, исследователь теории танца. Мне нравятся ее проекты, поскольку она выбирает такую сложную форму художественного высказывания, как перформанс. Это редкий для белорусского контекста формат. Художница совмещает философские тексты с художественным высказыванием и видеоартом.

Фото со страницы "DOTYK. Адукацыя і мастацтва" в Facebook
Фото со страницы «DOTYK. Адукацыя і мастацтва» в Facebook

Ольга берет танцевальные схемы и пытается спроецировать их на социальный контекст. В каждой танцевальной схеме прописан некий сложившийся шаблон поведения, выход за границы которого исключает тебя из танца: ты теряешь танцевальный рисунок. Точно так же, если ты выходишь из схем, принятых в обществе, ты автоматически попадаешь в исключенную группу.

Кто? Михаил Булич, Константин Ладошкин, Геннадий Гришель

Художники, которые живут (один из них жил) в психоневрологическом интернате на Выготского в Минске и удивительно смотрят на мир.

Почему? Мы до сих пор дискутируем, как правильно назвать этих мастеров: художники инклюзивные, особые, с инвалидностью? Я не люблю ни одно из этих определений.

Если кратко, Михаил Булич, Константин Ладошкин, Геннадий Гришель — это художники из психоневрологического интерната на Выготского. Их работы были представлены на последнем Осеннем салоне в Минске.

Диптих «Зебра» — работа Михаила Булича
Работы Михаила Булича
Работы Геннадия Гришеля
Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Геннадий Гришель и его работы. Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Работы Геннадия Гришеля. Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Фото: Юлия Кучко, binkl.by
Работы Константина Ладошкина. Фото: Юлия Кучко, binkl.by

Их невероятно талантливые работы заслуживают того, чтобы висеть в лучших минских галереях. В Беларуси полно второсортного вернисажного искусства, покрытого мхом и концептуально застрявшего в 70-х годах прошлого века, чего не скажешь о Геннадии Гришеле, Михаиле Буличе или Константине Ладошкине.

Эти художники специально не обучались искусству. Но они чувствуют и говорят нам о вещах, о которых не рассказывают другие. И учитывая, в какой стагнации находится белорусская система образования в целом и художественного в частности, хорошо, что они там не учились.

К сожалению, Михаила Булича в прошлом году не стало. Он умер от рака. И это тоже очень трагичная история, потому что, как оказалось, больных с ментальными расстройствами лечат чуть ли не в самую последнюю очередь.

{banner_819}{banner_825}
-20%
-25%
-22%
-10%
-30%
-10%
-25%
-10%
-20%