Фото, текст: Дарья Сапранецкая /

В Минске живет около двух миллионов человек. Каждый день мы встречаем часть из них — на улицах, в метро, в магазинах, в торговых центрах и подземных переходах. Иногда мы на мгновение соприкасаемся взглядами, а потом идем дальше. Каждый по своим делам. Humans of Minsk — это проект о случайных прохожих. Их рассказы о себе, о своей жизни в нашем городе.

В 2010 году фотограф Брэндон Стэнтон создал проект Humans of New York, в котором собирал портреты жителей Нью-Йорка и их короткие монологи. Сегодня у Humans of New York почти 18 млн подписчиков на Facebook и более 7 млн в Instagram. Помимо Нью-Йорка, фотограф создал серии, посвященные другим странам и городам: Ирану, Ираку, Пакистану, Украине, Иордании, Индии, Иерусалиму. Проект и идея оказались настолько популярны и близки настроениям людей, что в интернете появились аналогичные проекты других авторов, посвященные Вильнюсу, Варшаве, Москве и т.д.

Белорусский фотограф Дарья Сапранецкая подготовила четвертый выпуск проекта о четырех жителях нашей столицы.

Сергей, 37 лет. Старший фельдшер выездной бригады скорой помощи

Фото: Дарья Сапранецкая, TUT.BY

— Я живу в Сеннице и на работу езжу на велосипеде. Смена длится 24 часа, потом — 3 дня выходных. Остается время на семью, подработки или хобби. На скорой у многих есть вторая работа: кто-то таксует, кто-то делает ремонты, девочки делают маникюры и наращивают ресницы. Просто жить на зарплату медика достаточно проблематично.

Текучка происходит в течение первых нескольких лет. Если ты задержался больше пяти, то, скорее всего, останешься на всю жизнь. Я на скорой работаю уже 18 лет. Это затягивает. Не скажу, что это адреналиномания. Через 10 лет я стал любую ситуацию воспринимать абсолютно спокойно.

Особенность работы на скорой заключается в том, что экстренная ситуация может возникнуть в любой момент. Ты едешь на безобидный вызов, где болит живот, а оказывается, что из этого живота торчит нож. Однажды мы везли тяжелого пациента, произошло ДТП, и машина перевернулась — я сломал ключицу, врач вылетел через лобовое, но отделался синяками. Пациент остался жив — у него от перенесенного стресса сам по себе купировался отек легких.

За такое большое время в профессии развиваются специфические навыки: я найду почти любой адрес без навигатора. Еще у меня очень развита наблюдательность. Мы с женой (Сергей познакомился с супругой на скорой помощи, сейчас она работает кардиологом. — Прим. авт.) иногда в шутку ставим диагнозы на улице просто на глаз. На скорой ограниченный объем диагностических исследований, поэтому, чтобы поставить предварительный диагноз, фельдшерам приходится обращать внимание на внешний вид пациента, обстановку в квартире, на мелочи.

У меня, как у всех медиков, присутствует здоровый врачебный цинизм. Потому что если пропускать все через себя, это очень травмирует психику. В моей работе, если никто не умер, уже хорошо. Мы не боги. Смерть — естественная часть жизни человека.

Алексей, 33 года. Лида, 21 год. Сейчас оба в поисках работы

Фото: Дарья Сапранецкая, TUT.BY

Алексей: «Мы сегодня поженились. Это заняло одну минуту и стоило 22 рубля 50 копеек. Мы уже отпраздновали дома свадьбу клубничным тортом, который испекла моя мама. Она была единственным гостем на нашей церемонии. У Лиды непростые отношения с родителями, и для меня взять ее замуж — это способ ее защитить».

Лида: «У меня с детства не сложились отношения с папой. У нас было много конфликтных и неприятных ситуаций. Я старалась их избегать: в 18 лет пошла работать и ушла из дома. Я отучилась в колледже и немножко в университете, но потом пришлось бросить учебу, потому что сложно было совмещать с работой. У меня были планы стать переводчиком, но пока приходится их отложить».

Алексей: «Мы познакомились полтора года назад. Я тогда работал бариста в одной известной кофейне, и Лида пришла работать туда стажером. Со временем у нас завязались отношения, и все было хорошо до тех пор, пока Лиду не уволили. Это было совершенно несправедливо, и я не мог не уволиться вслед за ней. На какое-то время мы уехали в Питер, потом были еще подработки у меня и у Лиды. Сейчас в ближайших планах — найти хорошую работу.

Вообще, я музыкант, но этим в нашей стране сложно заработать. Мы оба любим кофе и имеем опыт в кофейном деле. Сложность в том, что на прошлой работе задали высокий уровень качества, к которому мы привыкли. А в большинстве минских кофеен просто зарабатывают деньги и уровень квалификации работников часто неважен.

И все же мы верим в лучшее. В последние дни меня не отпускает уверенное ощущение, что все обязательно будет хорошо».

Федор Никифорович, 89 лет. Пенсионер, в прошлом монтажник-высотник

Фото: Дарья Сапранецкая, TUT.BY

— Я родился в Добруше, там и познакомился со своей женой. Она работала на бумажном комбинате медсестрой. Потом меня на три года призвали в армию, служил в Польше. Как вернулся, решил, что обязательно на ней женюсь. У нас с Ниной родилось двое сыновей, уже внуки переженились, и у них свои дети. Вот сколько времени прошло с тех пор.

Вы не бойтесь Мухтара. Он добрый. Но, если что, меня в обиду не даст. Это овчарка такая. Умный песик. В хате не гадит — аккуратный. Мне его девчата на Гурского посоветовали. Мухтара должны были усыпить, и девочки аж плакали, жалели. Маленький еще был, размером с котенка. Вот я его и забрал, восемь лет он живет у меня. Мы гуляем с ним до военкомата и дальше кругом-кругом идем — время у нас не ограничено. Что нам? Поели, да и пошли гулять. Тут посидим, там посидим, правда, мальчик мой?

Я уже доживаю свое и жду смерти. Надоело жить. Вот уже год, как моя Ниночка умерла. Место для меня рядом с ней в Михановичах есть, я заплатил. Обижать ее не обижал, хорошая она у меня была. Поеду к ней, ждет она там меня.

Проект Humans of Minsk в инстаграм и фейсбук.

Предыдущие выпуски смотрите тут.

{banner_819}{banner_825}
-20%
-20%
-20%
-30%
-20%
-46%
-35%
-11%