103 дня за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. «Пары начинались в 3 утра». Белорусы, которые учатся в Китае, не могут вернуться в вуз
  2. Какие курсы доллара и евро установили обменники 3 марта
  3. «Концерт для мам, а приходить нельзя?» Родители просят пустить их на утренники к 8 марта
  4. Как Беларусь зарабатывает на реэкспорте цветов в Россию
  5. Какой будет погода весной и стоит ли прятать теплые пуховики в марте
  6. Горбачев: Я не раз говорил, что Союз можно было сохранить
  7. «Радуюсь „мягкому“ приговору для невиновных людей». Известные белорусы — о приговоре врачу и журналисту
  8. «Единственным справедливым решением был бы оправдательный приговор». Заявление TUT.BY по делу «ноль промилле»
  9. Нет ни документов, ни авто. В правительстве объяснили, как снять с учета такую машину, чтобы не платить налог
  10. Беларусбанк вводит лимиты по некоторым операциям с банковскими карточками
  11. Силовики громили авто на Дзержинского, водитель хотел уехать и сбил гаишника. Суд огласил приговор
  12. Жуткое ДТП в Волковысском районе: погибли три человека, в том числе новорожденный ребенок
  13. «В детстве комплексовала и боялась, что нет будущего». Глухой автоинструктор — о жизни и работе
  14. «Деревня умирает! Здесь живут 4 человека — и все». История Анатолия, который работает в автолавке
  15. Минское «Динамо» проиграло СКА в первом матче Кубка Гагарина
  16. В новом КоАП изменилась формулировка «создание аварийной обстановки». Что это значит для водителей
  17. Кирилл Рудый — о жизни после госслужбы и проектах с Китаем. «Cперва кажется, ничего нельзя, а оказывается — все можно»
  18. Светлана Тихановская прокомментировала видео СК по ее делу
  19. Суды, приговоры и весна. Что происходит в Беларуси 3 марта
  20. Лукашенко рассказал о подробностях переговоров с Путиным
  21. Водители жаловались, что после поездки по М10 не могут отмыть машины. Вот что рассказали дорожники
  22. Минздрав сообщил, сколько новых случаев COVID-19 в стране за сутки
  23. Приговор по делу о «ноль промилле»: полгода колонии журналистке TUT.BY и два года с отсрочкой врачу
  24. Суды над журналистами, маникюр прокурора, морозы и снег. Февраль-2021 — в фотографиях TUT.BY
  25. Вот почему он стоит больше 100 тысяч евро. В Минск привезли первый Mercedes S-класса нового поколения
  26. В Витебске увольняют Владимира Мартова — реаниматолога, который первым в Беларуси честно говорил о ковиде
  27. Кризис и волны релокейта не помеха? Резидент ПВТ пошел развивать технологические проекты в регионах
  28. «Шахтер» впервые стал обладателем Суперкубка Беларуси, победный пенальти забил вратарь
  29. На продукты рванули цены. Где сейчас выгоднее закупаться — на рынках, в гипермаркетах, дискаунтерах?
  30. Был боссом Дудя, построил крутой бизнес в России, а сейчас помогает пострадавшим за позицию в Беларуси


Уже полтора года в Беларуси покупают и продают произведения искусства не только через комиссионку либо на  «черном» рынке, но и цивилизованно - на торгах. Их устраивает антикварно-аукционный дом «Парагис», единственный в своем роде на территории республики. В мае с торгов была продана картина без названия, которую по изображенной на ней птице окрестили «Петух». Стартовая цена лота для Беларуси небывалая - 450 тыс. долларов. А итоговая сумма и вовсе зашкаливает - 650 тысяч. На сентябрьский аукцион «Парагис» выставил литографию «Женщина-птица». Ее также купили, правда, гораздо дешевле - за 3 тыс. долларов. Обе картины заявлены как произведения Марка Шагала. Его внучка, вице-президент Комитета Шагала (Франция) мадам Мерет Мейер-Грабер категорически утверждает, что проданные «Парагисом» картины - фальшивка. Директор антикварно-аукционного дома Андрей Березин настаивает на обратном.
 
 
«БЧ» стало любопытно, что же в действительности было продано с белорусского аукциона. Да и было ли?..
 
 
Караван идет…
 
Мы в предаукционном выставочном зале, расположенном в здании Республиканского театра белорусской драматургии. Вдоль стен - богато декорированная старинная мебель, скульптуры и шкафы с серебряной утварью, оставшейся после сентябрьского аукциона. Но нас интересуют картины. Взгляд останавливается на одной, неуловимо знакомой по сюжету. Надо же, Шишкин! Еще один круг по залу, теперь уже с пристальным изучением подписей к лотам. Очередной Шагал, Делакруа, Поль Сезанн… Впечатляет. Особенно когда узнаешь цену. Предварительная стоимость «Портрета художника Армана Гийомена», выполненного Сезанном, - 3-4 тыс. долларов. Приблизительно во столько же оценен «Зеленый скрипач» Марка Шагала. Возникает ощущение рождественской распродажи.
 
 
- В связи с чем такая дешевизна? - первым делом интересуюсь у директора антикварно-аукционного дома «Парагис» Андрея Березина.
 
— Картина Сезанна - это офорт, «Зеленый скрипач» - литография. Отсюда и такие цены.
 
 
- А уже проданные работы Шагала?
 
— «Петух» - живопись, «Женщина-птица» - цветная литография. Всего Шагалом сделано 375 литографий. Это 85-я.
 
 
- Между тем многие сомневаются, Шагал ли это… А Мерет Мейер-Грабер, внучка художника и вице-президент Комитета Шагала, и вовсе уверена, что «Петух» и  «Женщина-птица» - фальшивки. Как вы это прокомментируете?
 
— До аукциона эти работы висели в выставочном зале недели три, и никому до них не было дела. Как, впрочем, и до  «Зеленого скрипача», который сейчас входит в композицию. Любой мог прийти и сделать экспертизу. Заявления делаются уже после продаж, и это странно. Госпожа Мейер-Грабер хочет навязать свои правила игры всему миру. Но ведь помимо нее есть еще много экспертов по творчеству Шагала. Они также имеют право делать заключения. Просто у комитета поставлен бизнес. Он создает монополию во всем мире, чтобы иметь проценты с продаж. Мы же наступили на больную мозоль. Десятки лет комитет через дилерскую сеть «вымывал» картины Шагала из Беларуси. Художник плодовит, много работ создал. Покупая картины за бесценок и перепродавая их на зарубежных аукционах, комитет получал баснословные деньги. Но когда мы продали «Петуха» за 650 тыс. долларов, люди, которые еще не продали картины Шагала по смешной цене, поняли, что и на своем рынке могут иметь за них хорошие деньги, и при этом национальное достояние не уйдет из государства. Вот и получилось, что теперь госпожа Мейер-Грабер не может эти работы проконтролировать, а значит, и заработать на них.
 
 
- Какие экспертизы проходил «Петух»?
 
— Из Санкт-Петербурга приезжал Арсений Сагальчик - это помощник и советник господина Пиотровского, директора Эрмитажа. У нас в Беларуси нет дипломированных экспертов. Даже когда люди платят деньги за экспертизу, у них нет гарантии, что заключение юридически обосновано.
 
 
- Таким образом, «Петух» проходил экспертизу только у Сагальчика?
 
— Да. Но это не главное. Человек, купивший «Петуха», сказал следующее: «Меня совершенно не интересуют заключения авторитетных экспертов. Я доверяю только своему специалисту». Мы не знаем, кто его эксперт. Покупатель приезжал с пожилым мужчиной, который и сделал заключение. «Если это окажется не Шагал, ты ответишь деньгами», - приблизительно так ему было сказано. К слову, новый владелец «Петуха» хочет открыть единственный в республике музей частных коллекций и уже ведет переговоры с Мингорисполкомом.
 
 
- Правда ли, что рентгенография показала, что под слоем картины находится икона?
 
— Да, Сагальчик действительно обнаружил под слоем краски кисти Шагала икону. Госпожа Мейер-Грабер эту тему быстро свернула, потому что надругательство над христианскими ценностями - это верный скандал. В одном из интервью она подчеркнула, что иудей не имеет права брать православную икону в руки. Тем не менее факт остается фактом.
 
 
- Андрей, если до продажи «Петуха» о  «Парагисе» знали единицы, то теперь - десятки. Скандал определенно сыграл вам на руку.
 
— Не мы поднимали эту тему, а госпожа Мейер-Грабер. Есть такая хорошая поговорка: собака лает, караван идет. Мы не отвлекаемся. У нас много целей. Прежде всего надо создать арт-рынок в Беларуси. Мы не согласны, чтобы такие, как Мейер-Грабер, через дилеров-жучков «вымывали» творческие произведения наших авторов.
 
 
- Планировалось, что осенью вы выставите на аукцион 40 графических работ Шагала. Страна об этом еще услышит?
 
— Мы планировали выставить графику на сентябрьском аукционе. Но переговоры не были доведены до конца. Тем не менее у владельца есть желание выставиться. Речь идет об альбоме, состоящем из недорогих графических работ, средняя стоимость которых - 500-600 долларов. Но продаваться они будут не поштучно, а набором. Сейчас альбом в Нью-Йорке.
 
 
- В последнее время обнаружилось слишком уж много работ Шагала…
 
— Я объясню. В Беларуси действительно сохранилось много картин. Умные люди просто придерживали их, не продавали через дилеров, зная, что придет время и картину можно будет продать дороже. Вот после продажи «Петуха» работы и начали всплывать. Хотя, если признаться, я не встречал ни одного человека, которому бы нравилось творчество Шагала. Его картины покупают, чтобы выгодно вложить деньги.
 
 
- Сейчас место проданных картин занимает «Зеленый скрипач». Андрей, у вас не возникало желания во избежание дальнейших недоразумений с мадам Мерет Мейер-Грабер предложить Комитету Шагала сделать экспертизу картины, которая еще будет выставлена на аукцион?
 
— А для чего? Если она сама не хочет приезжать, зачем мне ей предлагать? Если комитету неинтересно, зачем навязываться?
 
 
- Разве вам не хочется иметь оценку экспертов такого уровня?
 
— Абсолютно. У нас есть эксперты на несколько порядков выше, чем в Комитете Шагала… А насчет госпожи Мейер-Грабер… Знаете, при встрече я бы задал ей вопрос: а докажите, что вы действительно внучка Шагала. Этот человек делает бизнес на имени дедушки. Если Мерет Мейер-Грабер благородная женщина, почему же она не подарит хотя бы одну живописную работу Шагала Витебску? В местном музее висят графические работы стоимостью 500-600 долларов. А ведь это Родина. Так кто же вы, госпожа Мейер-Грабер?!
 


 
«Monsieur LE COQ» - подделка?
 
Пожалуй, в свете последних событий музей Марка Шагала в Витебске больше всего нуждается в средствах на капитальный ремонт деревянной части музейного комплекса. К счастью, вспыхнувший утром 17 октября пожар не коснулся картин. Экспозиция находится в другом, кирпичном, здании.
 
Гладкая и ровная на первый взгляд беседа с директором антикварно-аукционного дома «Парагис» Андреем Березиным навела нас на размышления. Получается, что экспертов-шагаловедов у нас пруд пруди, причем таких, с которыми и Комитету Шагала тягаться не под силу. В то же время в Беларуси не находится ни одного, способного дать заключение по  «Петуху». Приходится звать на помощь российского специалиста. Андрей Березин уверен в компетентности Арсения Сагальчика. Но оказывается, имя искусствоведа не знакомо белорусским шагаловедам, в частности, директору музея Шагала в Витебске Людмиле Хмельницкой.
 
Странно, что искусствоведы, специализирующиеся на узкой тематике и живущие в соседних государствах, не знают друг друга. Проверки ради редакция связалась с пресс-службой Государственного Эрмитажа. На днях мы получили официальный ответ от директора музея Михаила Пиотровского. У него нет советника либо помощника, которого зовут Арсений Сагальчик. Это не значит, что такого человека не существует в природе. Арсений Осипович в петербургском мире искусства личность известная, но он театральный режиссер. Постановка Сагальчика «Борис Годунов» идет в Александринке. Теоретически театральная карьера не мешает ему съездить в Минск и взглянуть на картину. Но насколько можно верить такой экспертизе?
 
Налицо и еще одна странность: аукционный дом заявляет, что Комитет Шагала не заинтересован в контактах с  «Парагисом», но мадам Мерет Мейер-Грабер в многочисленных беседах с журналистами постоянно подчеркивает, что это «Парагис» игнорирует комитет.
 
Где же правда? Чтобы прояснить ситуацию, мы решили связаться с мадам Мерет Мейер-Грабер, дочерью Иды Шагал и Франца Мейера, вице-президентом Комитета Шагала. Телефонный разговор с Парижем состоялся 6 октября.
 
Длинный 14-значный номер… гудки… и наконец долгожданное «allo». После обоюдных «bonjour» и представления переходим к разговору по существу.
 
 
- В мае с аукциона в Минске была продана картина Шагала…
 
— …Нет, эта картина не принадлежит кисти Шагала! Ее приписывают Шагалу. Это подделка!
 
 
- Могли бы вы ее описать?
 
— Это «Monsieur le coq». Единственный петух, проданный в мае. Мы еще до продажи опровергли авторство Шагала. Комитет направил в антикварно-аукционный дом «Парагис» письмо, в котором свидетельствовал, что картина - подделка, и тем не менее «Парагис» выставил картину на аукцион. Поэтому теперь только он несет ответственность за эту продажу.
 
 
- Каким образом вы видели эту картину?
 
— Я ее не видела. Я видела только фотографию. По электронной почте. Это живопись, и у комитета есть информация, что картина писана на иконе. Это также исключает вероятность подлинности картины. Шагал не мог использовать икону.
 
 
- Не допускаете ли вы, что существуют 2 картины?
 
— Кто говорит о двух картинах? Фотография, которую я видела, полностью соответствует описанию произведения. И это подделка. Существуют три версии этой подделки. Одну мы поймали и описали, но есть и другие, они зарегистрированы в архивах комитета. Нет оригинального произведения с таким сюжетом. Нет такого сюжета, написанного в ту эпоху. Надо остановить этот цирк!
 
 
- На основании чего вы сделали заключение, что «Петух» - подделка?
 
— И фактура, и сюжет далеки от того, что делал Шагал. Конечно, в его творчестве петухов хватает, но они написаны не таким образом, не в такой манере. За тысячу километров увидишь, что речь идет о подделке.
 
 
- Тем не менее картина была продана…
 
— Этого мы не знаем. Сначала нам сообщили, что картину продали, потом - что нет. Мы не получили ответа на этот вопрос из аукционного дома «Парагис» и поэтому не можем высказаться по этому поводу. Будучи экспертами и знатоками, мы предупредили «Парагис», что картина - подделка и наша ответственность на этом закончилась. Теперь, когда картина продана, это их проблемы. Не наше дело отыскивать директора аукционного дома, если он не хочет с нами разговаривать. Мы не полицейское бюро.
 
 
- Когда вы последний раз предпринимали попытку связаться с аукционным домом?
 
— 2-3 дня тому назад мы послали электронное письмо в  «Парагис». Нам хотелось бы иметь больше информации о произведениях, проданных 25 сентября. Это так называемые литографии. Впрочем, даже не совсем литографии. У нас есть лишь их описание и изображение детали одной из литографий. Поэтому мы попросили дать более подробную информацию по этим лотам. Не знаю, ответят нам или нет… Вообще, это не наше дело проверять, не отвечают они, потому что нет печатной машинки, не работает секретариат или еще почему-то. Недоразумения случаются везде. Если у аукционного дома возникают сомнения насчет картины Шагала, он, как правило, обращается к нам. Если обнаруживается подделка, аукционные дома извиняются, а тут - молчок. Это непорядочно. И если господин директор, фамилию которого я уже не помню, не реагирует так, как все аукционные дома мира, то я этим шокирована.
 
 
Неискусствоведческая экспертиза
 
По интонациям чувствовалось, что при всей французской деликатности мадам Мерет Мейер-Грабер глубоко возмущена. Видимо, никогда еще вице-президента Комитета Шагала не игнорировали в столь грубой форме. Однако и эта беседа принесла больше вопросов, чем ответов. Можно ли утверждать, что «Петух» - фальшивка, видев лишь фотографию картины на экране монитора? И тем более можно ли констатировать, что литография «Женщина-птица» - также подделка (об этом мадам Мерет Мейер-Грабер заявила на сентябрьской пресс-конференции), располагая только описанием картины и фрагментом изображения? В поисках ответов на эти вопросы «БЧ» решил провести собственную, неисскуствоведческую экспертизу.
 
В белорусских музеях нет ни одной живописной картины Марка Шагала, поэтому нам пришлось довольствоваться репродукциями из фондов Национальной библиотеки. Это все-таки лучше, чем фото на мониторе. Довольно быстро мы убедились, что мадам Мейер-Грабер права: до эмиграции петухи в творчестве Шагала крайне редки и центральными персонажами не бывают. Петухи «французского происхождения» писаны в другой манере - это тоже правда. Но добавим: всегда в разной. Сама по себе техника написания «Петуха» очень близка к той, в которой выполнена чешуя рыбы на картине «Время не знает берегов» (1930-1939 гг.) И еще один любопытный штрих: оказывается, «наш» петух не одинок. В левом углу картины есть еще одно изображение. Это нечто абстрактное, но определенно с женским лицом. Чуть выше - перья павлина. Если петухи для Шагала - норма, то павлин - исключение. На сколько мы можем судить, к этой теме художник обращался единожды, да и то мельком, когда в 1926 году иллюстрировал «Басни» Лафонтена. Одна из них называется «Юнона и павлин». Мы нашли иллюстрацию к этой басне. Пожалуй, из всех птиц Шагала именно этот павлин да еще оседланный петух с картины 1929 года наиболее близки к  «нашему» «Monsieur le coq».
 


И еще одна деталь. Мы сравнили автографы на репродукциях известных картин Шагала раннего периода и автографы, поставленные на проданных «Парагисом» картинах. Не надо быть графологом, чтобы понять: они разные. Марк Шагал всегда выписывал имя и фамилию полностью, незатейливо и отрывисто. А теперь обратите внимание на снимок. Буква «g» в слове «Chagall» - продолжение незаконченной «a». Да и характер подписи иной - мягкий, размашистый. Так - да и то не совсем - Шагал подписывался гораздо позже, в 50-60 гг., причем на иллюстрациях и литографиях, а не на самостоятельных живописных произведениях.
 
 
А птичка-то - вот она!
 
Итак, остался лишь один свидетель, правда, молчаливый - сама картина. «БЧ» задался целью разыскать «Петуха». Как вы помните, директор антикварно-аукционного дома «Парагис» Андрей Березин обмолвился, что новый владелец «Петуха» хочет открыть частный музей и уже ведет переговоры с Мингорисполкомом. Редакция не поленились проверить, так ли это. Заместитель начальника отдела искусств Анатолий Фабитов заверил нас, что никаких переговоров такого рода Мингорисполком не ведет. «По крайней мере, я точно не в курсе», - таков был ответ. Это уже вторая ложная нить, тянущаяся от Андрея Березина.
 
Казалось бы, след упущен. Но все-таки, несмотря ни на что, «БЧ» разыскал сына первого владельца картины. По понятным соображениям его имени мы не называем. Мистер Z (для удобства будем его звать именно так) рассказал «БЧ» историю картины.
 


 
Мистер Z: В 50-е годы «Петуха» подарил моему деду его друг, искусствовед, долгое время проработавший в Эрмитаже. В Беларуси картина только лет 7. До этого она была за границей, но на территории бывшего СССР. В то время к Шагалу не было нынешнего внимания, поэтому картина хранилась не особо бережно. В результате она треснула и выгнулась. Реставрировали картину сами - я и отец. Где-то месяцев 4-5 делали. Вообще-то «Петух» состоит из четырех горизонтальных частей, но верхняя отсутствует. На последнем кусочке краски почти не оставалось, поэтому приклеивать его было бессмысленно. Если присмотреться, видно, что сверху доска кривая. Сзади приклеены и прикручены черными шурупами новые «ребра» - покрытые морилкой дубового цвета сосновые доски. Кроме владельцев и работников аукциона, об этом никто не знает, ведь на аукционе картину никто не видел «со спины». Между вторым и третьим куском снизу - маленькая щепка, закрывающая рассохшуюся трещину. По этим приметам легко определить, видел ли картину предполагаемый эксперт или нет. Мне обидно, что внучка Шагала отрицает подлинность картины, не видев самого «Петуха». А все почему? Потому, что к ней в руки эта работа не попала. Если эту картину выставить на аукционе за границей, миллиона полтора-два получить можно. От Комитета Шагала эти деньги ушли. Вот мадам Грабер и начала утверждать, что картина - фальшивка.
 
 
«БЧ»: Какие экспертизы проходила картина?
 
 
Мистер Z: Не знаю. Этим вопросом занимался директор «Парагиса».
 
 
«БЧ»: Имели ли вы какие-либо контакты с тем, кто приобрел картину?
 
Наш собеседник замялся, отвел глаза… Несмотря на то что следующие слова прозвучали крайне тихо, эффект сравним со взрывом бомбы:
 
 
Мистер Z: Дело в том, что на самом деле КАРТИНУ ВЕСНОЙ НЕ ПРОДАЛИ. Сейчас она у меня дома. На днях отец забрал «Петуха» со склада аукционного дома «Парагис», где он и хранился с мая. Смешно сказать, Шагала везли домой в автобусе, в обычном пакете…
 
 

«БЧ»: Думаете ли вы теперь продать «Петуха»?
 
 
Мистер Z: После всего этого шухера?.. Получается, что картина у меня есть, но ее как бы нет. Все знакомые смотрят косо. Я сейчас катаюсь на полуразваленных «Жигулях», и люди недоумевают. Продал картину за 650 тыс. долларов - и где деньги?! Если бы продажа совершилась, я бы получил «чистыми» около 450 тыс. долларов.
 
Автор благодарит всех, кто помог «БЧ» распутать эту историю. Во избежание неприятностей мы не называем вас поименно, но это ничуть не уменьшает нашей признательности.
 
Статья предоставлена еженедельником "Беларускі час". Свежий номер в продаже с пятницы.
-25%
-5%
-20%
-20%
-10%
-30%
-20%
-20%
-20%