Поддержать TUT.BY
68 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Узнали, какая ситуация с краудфандинговыми площадками, основатель которых — Эдуард Бабарико
  2. Экс-студента БГУИР судят за частичный срыв занятий. Кажется, преподаватели не согласны с тем, что «срыв» был
  3. Тайна, которую хранили 30 лет. Белоруска узнала, что мать всю жизнь скрывала: она ей не родная
  4. «С мешком на голове привезли на границу, а милиционеры: «Добро пожаловать домой». Юрист ФБК о протестах
  5. Прокурор запросил пять лет за тяжкие телесные повреждения милиционера. Обвиняемый 12 дней был в реанимации
  6. «Как будто хотят сделать процедуру сложнее». Ковалкин — о грядущих изменениях по обращениям
  7. В мире уже больше 100 млн человек с коронавирусом. Какие страны лидируют по числу зараженных?
  8. Врач Никита Соловей больше не главный инфекционист Минска
  9. А протесты — врозь. Почему Путин не будет гулять с автоматом и в России не запретят синие трусы
  10. Предложения по Конституции: Утверждать результаты президентских выборов будет Всебелорусское собрание
  11. «Выживали — по-другому и не скажешь». Каково сейчас на Окрестина, где не принимают передачи
  12. Кадровый вторник, представители МВД в суде, Ян Солонович на свободе. Что происходило 26 января
  13. Британские СМИ о подробностях крупной аферы: подозреваемый бежал через Минск, за бизнес-джет платил наличными
  14. «Шатать и раскачивать нас будут». Лукашенко назначил нового госсекретаря Совбеза
  15. Четыре спальни, гостиная и терраса. Проект каркасного дома на 108 «квадратов» со сметой
  16. Сугробы, метель и монохром. Смотрите, как Брест и Гродно накрыло сильным снегопадом
  17. Активно протестовавший «Гродно Азот» доверили бывшему вице-премьеру Ляшенко
  18. У Комитета госконтроля новый «старый» руководитель
  19. «Силовики противостоят спонсируемой из-за рубежа революции». Эксперты о протестах у нас и в РФ
  20. И ездить не стыдно, и налог платить не надо. Подборка крутых автомобилей старше 1991 года выпуска
  21. Топ-баскетболистка Беларуси не верит, что в стране все останется как есть. И вот почему
  22. Задержанные на акциях в поддержку Навального — о нарушении прав, отношении полиции и своей мотивации
  23. «Людей лишают «плюшек». Официальные профсоюзы придумали, как удержать работников и «наказать» тех, кто вышел
  24. Экс-студента БГУИР, которому суд дал 114 суток ареста за марши, внезапно отпустили с Окрестина
  25. Видеофакт. В Минске замечена бронемашина — ранее ее не удавалось опознать
  26. «Скучно, девочки». Путин прокомментировал расследование ФБК о дворце в Геленджике
  27. «Службой был доволен, не жаловался». Что известно о погибшем в части в Островце 18-летнем срочнике
  28. У кого было больше шансов найти работу в кризисный 2020 год? Вы удивитесь, но это не «айтишники»
  29. Долги давят на баланс. БМЗ ждет новую порцию поддержки от государства
  30. Песков — о дворце в Геленджике: Кремль не имеет права разглашать


Марина Веселуха / /

Сегодня в Минске в преддверии Национального дня Швеции выступит Джей-Джей Йохансоном (Jay-Jay Johanson), один из самых известных и любимых шведских поп-артистов. В эксклюзивном интервью TUT.BY певец рассказал, как шведы относятся к мировым звездам, чем минский концерт будет отличаться от других его выступлений, а также какие песни сегодня прозвучат в центре города.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Концерт состоится на площади Свободы. Начало — в 14.00. Вход — бесплатный. Концерт пройдет при поддержке Шведского института и Мингорисполкома.

— Вы же не первый раз в Минске?

— Да, третий. Но я запомнил только одно из выступлений. Может, потому, что много выпил виски. (Смеется.) Я смеялся, когда мой пианист рассказал об этом. Мне очень нравится и город, и новое поколение слушателей, мы же выросли на одних интернет-каналах. Старшее поколение разъединено, а молодое связано с миром, синхронизировано. Я верю в будущее.

— Сложно быть звездой? Особенно когда вас узнают на улице.

— Меньше всего я популярен в Швеции, но после гастролей приятно возвращаться туда, где меня никто не трогает. Знаю, что большие звезды (такие как Элтон Джон, Пол Маккартни) любят приезжать в Швецию, потому что у нас никто никого не беспокоит.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

— Это характер людей?

— Я думаю, что люди в Швеции просто не вмешиваются в жизнь звезд. Им не важно чувствовать, что вот — звезда. Они позволяют чувствовать себя настолько естественно, насколько возможно.

— Что вы представите сегодня?

— Вообще на концертах мне нравится исполнять те песни, что я хочу спеть. Это может быть очень эклектично, лично — я хочу рассказать личную историю, выстроить отношения между мной и слушателем. В Минске мы представим песни, которые аудитория хочет услышать. Я точно спою She Does Not Live Here Anymore, On The Radio.

Видео: kara punk

— Сложно выбирать плей-лист для каждого концерта?

— Нет! Но когда я был в туре со своим последним альбомом — он вышел в сентябре, а тур длился до апреля, — то каждый раз исполнял одно и то же. Мы каждый раз делали одинаковые концерты. Но сейчас у меня будет короткое выступление для аудитории, которая, возможно, даже не знакома с моей музыкой. На следующей неделе мы едем в Испанию, где будем играть для слушателей, которые меня знают. В каждом из этих двух случаев я должен думать по-разному.

— Это сложно для вас?

— Это весело! Это как испытание для меня. На сцене я уже 22 года. За это время вышло 11 альбомов. Из множества песен (как старых, так и новых) я хочу выбрать те, которые будут сочетаться между собой. Но больше всего мне нравится, что на каждом из концертов будет публика, которая будет открывать меня для себя и, возможно, будет меня слушать следующие 5−10 лет.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

— А тот исполнитель, которым вы были в начале карьеры, отличается от теперешнего?

— Вначале я воспринимал музыку как хобби, которое умрет очень быстро. Все мои любимые музыканты, которые меня вдохновляли, записали только несколько альбомов. Потом или группа распалась, или кто-то покончил жизнь самоубийством. Мне нравится Ник Дрейк, Nirvana, Joy Division. Их судьбы были очень трагичны! Жизнь музыкантов была очень коротка. Я думал, что запишу 1−2, максимум 3 альбома. А сейчас у меня их 11, и я работаю над новым. После стольких альбомов возникает вопрос: что я могу сказать новое? Поэтому я не могу делать то же, что я делал раньше. Мне надо сделать что-то новое, что мне покажется крутым и что почувствует аудитория. Поэтому мы и работаем по-новому, пробуем новые пути.

— Перед встречей с вами мне говорили, что вы не любите разговаривать с новыми людьми. Это так?

— Я думаю, что я не очень хорош в разговорах.

— О себе?

— Да, но я думаю, что я хорошо разговариваю именно о себе. Это единственное, что я хорошо знаю. Мое творчество — это то, что близко мне, и то, что я могу обсуждать. Я буду молчать, если вы начнете меня спрашивать о политике или социальных проблемах. Но если мы говорим о творчестве, свободе художника, моде, искусстве, я могу говорить об этом часами. Мне кажется, что у меня самая лучшая работа в мире! Это как мечта сбылась и хобби стало работой.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

— Это же круто — как дышать.

— Да, но я все время оставался на другой стороне музыкального бизнеса. У меня никогда не было огромного успеха. Потому что это обычно разрушает и человека, и его творчество. Просто вдруг возникает так много людей вокруг, и они хотят заработать деньги на тебе. И я всегда оставался за границами внешней славы, но это позволяло мне работать в моем темпе, чтобы никто не вмешивался в мою работу. Хочу делать то, что не убьет меня, мое творчество. Я встречал слишком много людей, которые умерли в творческом плане после того, как сделали хит.

— Звездная болезнь вам не грозит?

— Нет, мне это не интересно. Думаю, мне никогда не было интересно даже думать о звездах, о звездности. О музыке как о варианте моего будущего я впервые подумал в 1984 году, когда пошел на концерт в своем маленьком 7-тысячном городке. Это был маленький джаз-клуб. На концерте было 35 человек. Когда музыкант вышел на сцену, то первое, что он сделал, — передвинул стул от того места, где был свет прожектора. Он сидел в тени и пел свои песни. Не громко, не гордо, просто спокойно, почти шепотом. До этого момента я думал, что быть музыкантом — это значит быть экстравертом. Громким. Но я был скромным ребенком и подумал, увидев музыканта: я тоже так могу — отодвинуть стул от света прожектора. Не стремлюсь к славе, просто хочу рассказать слушателям историю. Показать себя, что я хрупкий, чувствительный, не такой, как громкие звезды, которых показывают по телевидению. Да, стараюсь быть больше экстравертом, но в то же время круто видеть, что есть альтернатива музыкальному бизнесу.

Видео: JayJayJohansonVEVO

— Вы умеете переключать себя с интроверта на экстраверта на некоторое время?

— Не думаю. Я никогда не был экстравертом. Иногда делал то, что слушатели могли воспринять как мою экстравертность. Это был мой четвертый альбом с песней «On The Radio». Два продюсера сделали ремиксы на демо моей песни, и я решил разрешить фотографу, стилисту, визажисту изменить мою внешность на обложке альбома. Это выглядело очень футуристично, стало ремиксовой версией человека. Думаю, весело, когда видишь ремиксы своих песен, а ремикс себя — это тоже часть свободы художника. Но не могу сделать это сам, нужны люди, чтобы они сделали это вместе со мной.

— А как вы находите таких людей?

— Это мои друзья, близкие. Например, визажист — профессиональный скейтбордер, но в то же время художник по гриму. Это фантастика! Два мира соединены в одном человеке, и именно таких людей я всегда ищу. Множество миров, которые приносишь в комнату, чтобы веселиться вместе. А так я обычно все делаю сам: продюсирую, решаю, какие мои фотографии выбирать для обложек альбома.

— Боитесь контакта с минской публикой?

— Я никогда не боялся. Тут нечего бояться. Я просто делаю то, что мне больше всего нравится. Я не знаю, что может пойти не так, если только дождь пойдет и электричество отключат, и поэтому никто меня не услышит. (Смеется.) Нервничать — это не обо мне, я отдал это право другим людям.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

-10%
-7%
-20%
-40%
-15%
-30%
-30%
-25%