В Вену Леонид Брежнев прилетел летом 1979 года, чтобы подписать с президентом США Джимми Картером договор ОСВ-2 об ограничении с­тратегических вооружений. О закулисье встречи Брежнева и Картера в австрийской столице рассказал полковник службы внешней разведки в отставке писатель Игорь Дамаскин.

Леонид Брежнев. Фото: Википедия

Поскольку речь шла об охране самого генерального секретаря, Девятое управление КГБ, отвечавшее за безопасность руководителей СССР, приехало в Австрию чуть ли не в полном составе. Точно так же и ФБР.

На ноги были поставлены и австрийские спецслужбы, и даже спецслужбы сопредельных стран — Венгрии, Чехословакии. Все были заинтересованы в том, чтобы встреча на выс­шем уровне прошла без инцидентов.

Но инциденты все-таки случались. Правда, не по вине хозяев.

Вены Брежнев не увидел

Джеральд Форд и Леонид Брежнев. Фото: Википедия
Джеральд Форд, предшественник Картера, и Леонид Брежнев. Фото: Википедия

Маршрут движения кортежей обоих лидеров из аэропорта был, разумеется, заранее разработан и тщательно охранялся авст­рийцами. Вдоль трассы стояли тысячи людей, специально приехавших, чтобы приветствовать советского и американского руководителей. И когда приехал Брежнев, всё произошло в соответствии с заранее намеченным планом. Без всяких накладок он проследовал в советское посольство, где должен был остановиться на время визита.

Приехав из аэропорта и умывшись, он вызвал к себе посла и сказал ему: «Я здесь в первый и, может быть, в последний раз и хочу посмотреть город, про который столько слышал. Вы садитесь в первую машину, а мы поедем за вами».

Посол, как человек дисциплинированный, побежал садиться в первую машину, Брежнев сел в свою, а я наблюдал за тем, как они отправлялись.

Удивило меня то, что, как только Брежнев сел, его шофер тут же закурил. Все мы «местные» — сотрудники посольства — поразились этому. Но москвичи, приехавшие с генсеком, объяснили, что врачи запретили Леониду Ильичу курить, так он, чтобы хоть понюхать табачный дым, сам заставлял шофера курить.

С послом же получилась накладка. Только он собрался сесть в первую машину, охранники его останавливают и спрашивают: «Вы кто такой?» Тот говорит: «Я посол». — «Ах, вы посол… Так ваше место в машине № 23». — «Но мне же Брежнев приказал дорогу показывать!» — «Мы ничего не знаем, нам таких приказов не поступало, а дорогу и без вас найдут».

Посол пожал плечами, сел, куда приказано, и вся эта кавалькада тронулась. В первой машине ехали охранники, которые в Вене тоже были в первый раз, шофёры тоже были московские, сделали они круг по близлежащим улицам, никаких венских красот не увидели и вернулись в посольство.

Брежнев был страшно разозлен: «Какой ты, к лешему, посол, если не смог настоять на своем и сесть в машину, в которую тебе приказано было!» — и махнул рукой. Для посла, к счастью, эта история закончилась благополучно.

А Картер австрийцев обидел

Фото: Reuters
Джимми Картер. Фото: Reuters

Когда прилетел Картер, то прямо от трапа самолета его кортеж неожиданно для всех вдруг помчался в сторону, противоположную от намеченной, и, объехав город, въехал в Вену там, где его не ждали ни австрийские спецслужбы, ни встречавшие американского президента горожане.

Это сразу вызвало неприязненное отношение австрийцев и к Картеру, и к американским спецслужбам.

Президентская охрана и дальше вела себя неумно. Жена Картера в ходе визита поехала на представление в школу верховой езды, где ее должен был сопровождать австрий­ский министр сельского хозяйства и сидеть с ней в ложе во время представления. Но в ложу австрийскому минист­ру охрана супруги президента пройти не дала. А когда министр сказал, что он здесь хозяин и что именно он и пригласил сюда миссис Картер, ему ответили, что он не числится в списке сопровождающих.

На следующий день произошел еще один ляпсус. Г-жа Картер посетила школу, где дети преподнесли ей букет цветов. Тут же на глазах у всех охранники схватили его и растрепали, чтобы проверить, нет ли там бомбы.

Говорят, после этих случаев родились разные а­некдоты.

Анекдот вдогонку

Встретились как-то Брежнев с Картером и заспорили, чья охрана лучше. Спорили-спорили, так ни к чему и не пришли.

Картер зовёт своего охранника Джона, открывает окно (а дело происходило на 20-м этаже небоскрёба) и говорит:

— Джон, если ты мне по-настоящему предан, прыгай в окно.

Тот слезу пустил:

— Как же так, господин президент, у меня дома жена, дети!

Картер расчувствовался и смахнул слезу:

— Извини, — говорит, — Джон. Я не должен был подвергать твою верность такому испытанию.

На том и расстались.

Тогда Брежнев зовёт своего охранника и, когда тот вошёл, открывает окно и говорит:

— Иван, прыгай!

Тот разбегается, но в последний момент его перехватывает Картер:

— Ты что, с ума сошёл?

А охранник, вырываясь:

— Пусти, сволочь, у меня дома жена, дети!