Людмила Рублевская

На выставке, посвященной страшному юбилею — 80 лет со дня расстрела нескольких десятков белорусских литераторов, я увидела удивительный экспонат. Открытка, выпущенная в 1917 году, когда было объявлено об освобождении политзаключенных. На карточке с надписью «Товарищ, вы свободны» — радостный узник и его освободитель-революционер. И в верхнем левом углу кто-то от руки написал: «Вы?! Я?!», пишет писательница Людмила Рублевская на страницах «СБ. Беларусь сегодня».

Открытка эта обнаружилась в фонде Михася Чарота Белорусского государственного архива-музея литературы и искусства. Горькая ирония в том, что ее владелец сам стал политзаключенным и был расстрелян в ночь с 29 на 30 октября 1937 года.

Миф первый. О забитом крестьянском пареньке

Александр Куделько, брат поэта Михася Чарота. Фото: sb.by
Александр Куделько, брат поэта Михася Чарота. Фото: sb.by

Статьи про Михася Чарота было удобно начинать с факта, что в день, когда поэту исполнился 21 год, произошла Октябрьская революция. Биография тоже революционная: участник Гражданской войны, подпольщик… Естественно, несчастное голодное детство при царском режиме.

Як радзiўся, дык мне запiсалi
Жыць на вёсцы i быць пастухом.

Семья Куделько из Руденска Игуменского уезда действительно была небогата. Но отец сделал все, чтобы вывести детей в люди. Сын Павел стал инженером и учителем, Александр — агрономом, Анастасия — актрисой… Михаил Куделько, он же поэт Михась Чарот, после Титвянского училища поступил в учительскую семинарию.

В архиве хранится несколько открыток, которыми обменивались братья и сестры Куделько. Вот Михаил посылает сестре изображение своего учебного заведения:

«Настя! Так вот она, семинария Молодечненская! Вот то гнездо, откуда вылетают все те гордые и кроткие, как львы! Вот откуда развиваются математики на весь Виленский округ!»

Слог образованного, начитанного человека, написано очень грамотно. Как и вот на этой открытке с зимним пейзажем, отправленной 26 января 1915 г. мобилизованным в армию Александром Куделько брату Михаилу:

«Если подобные картинки понравятся и могут принести пользу в развитии твоих художественных способностей, то я буду присылать тебе таковых побольше».

А вот открытка от 28 июля 1915 г., в которой Александр пишет, что получил сообщение от еще одного брата, Павла, также находящегося в армии:

«Да поможет ему и сохранит его Бог. Будем верить и надеяться на помощь Божию, что все тяжелые минуты испытаний пройдут, и мы, воины и мирные граждане, заодно с ними отдающие свой труд на пользу дорогого Отечества для грозной силы против жестокого врага, — соберемся для мирного труда и семейных радостей и все, ныне совершающееся, назовем сном».

Оцените слог! Взгляните и на фото Александра в военной форме: интеллигентное лицо, залихватские усы… И сам Михаил был отнюдь не солдатом, но офицером. Сильно отличается от образа босоногого пастушка, правда?

Миф второй. О том, что поэт занимался только поэзией

Слева направо: поэты Алесь Дудар, Владимир Дубовка, Михась Чарот. Фото: фонды БДАМЛМ
Слева направо: поэты Алесь Дудар, Владимир Дубовка, Михась Чарот. Фото: фонды БДАМЛМ

Мы с завистью киваем на двадцатые годы прошлого века: взлет белорусской поэзии! Сотни молодых талантов, поэтические вечера, на которых яблоку негде упасть, портреты литераторов на школьных тетрадках, в том числе Михася Чарота. Однако новая идеология каждого превращала в послушный инструмент.

В фонде Чарота хранятся газетные вырезки статей журналиста Сергея Свиридова о необычной встрече с Михасем Чаротом, главным редактором газеты «Советская Белоруссия». Поэта посылали на льнозаготовки. Нет, лен он не собирал — его задачей было на пару с местным партийцем Барташем вести духоподъемные беседы и выявлять уклонистов.

«Другi прадстаўнiк з цэнтру меў прыгожы, з тонкiмi абрысамi, хударлявы стомлены твар…» Свиридов работал учителем и узнал гостя по портрету. Увы, радости Михасю Чароту этот визит не доставил. Он слышал, как Барташ без суда и следствия убивал кулаков. И теперь крестьянина, припрятавшего немного льна, отправили на расправу. Чарот пытался заступиться за беднягу — напрасно. Во время ночевки у учителя удрученный поэт признался:

«— Не хацеў гаварыць, але бачу, ты свой хлопец, i рашыў сказаць: i ў нас, у Мiнску, ёсць такiя Барташы. Яны таксама здзекуюцца з людзей, без суда i следства пiхаюць у турму… I нашага брата, пiсьменнiка, не шкадуюць.

— I пiсьменнiкаў? — здзiвiўся я.

— I пiсьменнiкаў, i вучоных. Я паспрабаваў абаранiць аднаго. Даўно ведаю яго. Надта сумленны чалавек. Дык мяне, ведаеце, запрасiлi ў Камiтэт дзяржаўнай бяспекi, i сам начальнiк Берман павадзiў пальцам вакол майго носу, пагразiў, каб маўчаў i не рыпаўся… А хiба я магу маўчаць?..»

Миф третий. О том, что успешный поэт разбивает сердца

Михась Чарот с сыном Владиславом. Фото: sb.by
Михась Чарот с сыном Вячеславом. Фото: sb.by

В 1923 году в Москве открылась первая в Советском Союзе сельскохозяйственная выставка. Участвовали в ней и белорусы. Гвоздем культурной программы стала постановка музыкальной драмы Михася Чарота «На Купалле» с музыкой Теравского. Автора и труппу пригласили в Кремль.

Среди актрис находилась Алеся, сестра поэта Андрея Александровича, в которую был влюблен Чарот. Даже пьесу хотел посвятить ей… Но смущенная девушка пригрозила, что уйдет из театра. Все же главная роль ей, обычной хористке, досталась и была с удовольствием принята.

И что же? На московском балу Алеся все время танцевала с белорусским постпредом в Москве товарищем Моразом. Друзья потихоньку предупредили Чарота, что Алеся и Мораз давно знакомы и собираются в ближайшее время пожениться. Что оставалось поэту? Пить и плакать. «Як ашукала, як ашукала… — бясконца паўтараў Чарот. — А я спадзяваўся…»

Женой Чарота стала тоже актриса, красавица Анна Савич. Она играла в фильме «Лясная быль», снятом по повести Чарота «Свiнапас». Нашла в Сети любопытный образчик сочинения современного школьника:

«Захавалася легенда, перададзеная даследчыкам стрыечнымi сёстрамi паэта, пра тое, што калi Чарот прыйшоў у Мiнск з чырвонаармейцамi, то вызвалiў зачыненую ў склепе бацькам-банкiрам дзяўчыну Аню, якая стала яго першай жонкай».

Почитаем, как описывает семейную жизнь Куделько художник Евгений Тиханович, живший по соседству:

«Вельмi часта маладыя паэты збiралiся на кватэры ў Чарота, вядома, чыталi свае вершы, пiлi гарэлку i позна ўначы шумна разыходзiлiся. Валеры Маракоў i Анатоль Вольны — зусiм розныя i па знешнасцi, i па творчасцi людзi. Зараз цяжка зразумець, хто болей цiкавiў iх: сам Чарот цi яго жонка? Хутчэй, апошняя, бо назаўтра Чароцiха прыносiла маёй матцы дэталi тае швейнае машыны, якую Чарот выкiдваў праз акно пасля выбуху рэўнасцi…»

Вот Анатоль Вольный был известным ловеласом. У него закрутился роман со знаменитой подпольщицей Верой Хоружей. А пока та сидела в тюрьме, он очень некрасиво обошелся с одной девушкой, так что история попала в газету под заголовком «Мерзавец».

В 1929 г. начались съемки фильма «Хвоi гамоняць» по сценарию Вольного. Роль дочки графа, влюбленной в молодого повстанца, играла Анна Савич.

После съемок Анна ушла от Чарота к Вольному.

Ситуацию даже описал Михась Зарецкий в рассказе «Смерць Андрэя Беразоўскага». Главный герой рассуждает:

«…У нас з ёй было зусiм мала супольных перажыванняў. Ёй было нудна, i яна шукала ўвесь час чаго-небудзь экстравагантнага. Яна казала, што здраджвае мне з другiмi мужчынамi проста з нуды, што тут няма нiчога глыбокага… Я мяркую, што можна будзе знайсцi другую жонку, хоць мо i не такую прыгожую».

Фотография второй жены Михася Чарота с ее детьми. Фото: sb.by
Фотография второй жены Михася Чарота с ее детьми. Фото: sb.by

И жена нашлась. Домашняя хозяйка Дадыко Ефросинья Тарасовна 1903 г. р. В архиве есть папка «Фатаграфiя другой жонкi М. Чарота з яе дзецьмi». Женщина милая, но действительно не красавица — следует понимать, Михась Чарот стал отчимом ее детям. Но есть в архиве и фотографии Чарота с милым мальчиком в бескозырке, его родным сыном Вячеславом. Тот родился в 1927 году, то есть его мать, вероятно, Анна Савич.

Михася Чарота арестовали 24 января 1937 года как «агента польской разведки» и участника «падрыхтоўкi тэрарыстычнага акта супраць М. Ф. Гiкалы» (руководитель БССР. — Прим. TUT.BY). В протоколе значится, что на его иждивении четверо детей — «Слава, Светлана, Зина, Елена в возрасте от 11 до 6 лет».

5 ноября того же года была арестована Ефросинья Тарасовна Дадыко. Отправлена в лагеря как жена «врага народа», где и погибла.

Михася Чарота расстреляли в один день с разбившим его счастье Анатолем Вольным.