Кругозор


Текст и фото: Дарья Сапранецкая

В Минске живет около двух миллионов человек. Каждый день мы встречаем часть из них — на улицах, в метро, в магазинах. В торговых центрах и подземных переходах. Иногда мы на мгновение соприкасаемся взглядами, а потом идем дальше. Каждый по своим делам. Humans of Minsk — это проект о случайных прохожих. Их рассказы о себе, о своей жизни в нашем городе.

В 2010 году фотограф Брэндон Стэнтон создал проект Humans of New York, в котором собирал портреты жителей Нью-Йорка и их короткие монологи. Сегодня у Humans of New York почти 18 млн подписчиков на Facebook и более 7 млн в Instagram. Помимо Нью-Йорка фотограф создал серии, посвященные другим странам и городам: Ирану, Ираку, Пакистану, Украине, Иордании, Индии, Иерусалиму. Проект и идея оказались настолько популярны и близки настроениям людей, что в интернете появились аналогичные проекты других авторов, посвященные Вильнюсу, Варшаве, Москве и т.д.

Белорусский фотограф Дарья Сапранецкая год назад завела на Facebook страничку Humans of Minsk, а сегодня она объявляет о перезапуске проекта на портале TUT.BY. 

— Около года назад я увидела в Сети потрясающий проект про незнакомцев из Нью-Йорка. Увидела и жила себе дальше, пока не встретила на улице внешне интересного человека с мопсом. Я поймала себя на мысли, что мне хочется узнать его историю и поговорить. Но я тогда не понимала, для чего мне это нужно. Просто попросила разрешения сделать фото. Мы перекинулись парой слов, но я побоялась даже узнать его имя. Я выложила в соцсети это фото, и мой друг посоветовал начать собирать истории таких людей в отдельном паблике. Так и родилась минская «франшиза» известного проекта. Пока у меня была возможность, я выходила на фотоохоту, но потом по личным причинам заморозила проект. Прошло некоторое время, и я решила перезапустить проект, выведя его из фэйсбука во взрослую медийную жизнь. У меня теперь больше ответственности, потому что каждую неделю нужно будет находить интересных героев с их личными историями.

Федор, 17 лет, разнорабочий

Фото: Дарья Сапранецкая, TUT.BY

«Я закончил воскресную школу. И стал панком в 13 лет. Меня подтолкнула моя консервативно-религиозная семья. Из-за их жесткого контроля я не мог социализироваться в школе. Изначально это был слепой протест против общества, а уже потом меня затянула тема анархизма.

Татуировки на лице я сделал полтора года назад. После сильного конфликта родители поняли, что не могут меня контролировать и смирились с тем, что у меня свой путь. Поэтому татуировки их уже не шокировали. Сейчас я продолжаю жить с родителями.
Я разнорабочий — могу что-то погрузить, как курьер отвезти, что-то починить, посидеть-посторожить или пообщаться с клиентами.

Когда иду в метро с рюкзаком, меня 100% обыскивают. Иногда я устаю быть постоянной мишенью для осуждающих взглядов общества. С другой стороны, я понимаю, что своей внешностью разрушаю стереотипы. Раньше людей били за рваные джинсы. Сейчас не бьют благодаря людям, которые осмеливались их носить. Я хочу, чтобы общество прекратило осуждать людей за внешность.

Однажды в метро абсолютно цивильно выглядящая пара начала совать мне под нос молитвенники. Я ехал с другом, и они решили, что мы геи. Когда у людей простое любопытство, я им нормально отвечаю. Но когда идет какой-то негатив, я просто стебусь».

Екатерина, 32 года, предпринимательница, а также Лева, Федор, Тимур и Тихон

Фото: Дарья Сапранецкая, TUT.BY

«Мы жили в Каменной Горке, где один ребенок в семье — это редкость. В нашем окружении у всех много детей, и нам это кажется уже нормой. Но когда мы выезжаем в город, то для окружающих выглядим необычно. Реакция почти всегда положительная, а детям нравится внимание.

С одним ребенком было очень тяжело, честно признаюсь. Я считала минуты до его сна, чтобы заняться своей жизнью. Со вторым они начали постоянно конкурировать и драться. Я прочитала у психолога, что для мира в семье нужно завести третьего. И это действительно помогло. Когда их много, они заняты друг другом и с ними легче. Мальчики все время конкурируют, и это нужно принять как факт и не раздражаться. Мне это очень помогло. В целом дети изменили меня в лучшую сторону.

Я восьмой год в декрете. Мои дети не ходят в детский сад. Я организовала для них домашнюю группу и работаю воспитателем на полставки. Еще пишу сценарии для детских праздников, иногда работаю аниматором, а сейчас придумала и развиваю свой маленький бизнес по прокату детских товаров.

У меня золотой муж. Он постоянно старается меня разгрузить. Может на выходные взять всех в поход и отправить меня в аквапарк посидеть в джакузи. Нет такого, что пришел с работы и устал, не трогайте его. С другим человеком я бы не стала заводить столько детей. Это все от большой любви. Хотя с самого начала мы жутко друг другу не понравились, потом все же начали встречаться, расставались на год, все время ссорились и все же втихаря поженились. Я сшила себе платье, Юра нарвал мне васильков в поле, мы расписались и на „сотке“ поехали кататься на аттракционах в парк Горького. Сейчас мы укладываем детей и можем позволить себе романтику только в пределах квартиры — принять вместе ванну при свечах с шампанским».

Кирилл, 28 лет, фрилансер

Фото: Дарья Сапранецкая, TUT.BY

«Это моя любимая семейная машина. Я хочу оставить ее в таком виде. У нее внутри свой запах, который я помню с детства. Это был автомобиль мужа папиной тети. Когда хозяина не стало, машину с гаражом подарили отцу. Она 1975 года и сделана в стиле RatLook, чтобы радовать людей и кататься по выставкам. На ней ржавого только бочка, остальное специальная краска, мох натуральный, каждый сезон его обновляю. Машина, кстати, на ходу, могу покатать. Я собирался ехать на ней в Австрию, но не выпустили на советских номерах, пришлось развернуться на границе с Литвой.

Я творческая личность. Если бы я родился в другой стране, я бы делал кастомные автомобили на заказ. Мне это приносит колоссальное удовольствие. У меня есть свой гараж на Ангарской, там делаю еще один интересный автомобиль. Я родился и вырос в этом районе. Там остались кое-какие друзья.

Я не ощущаю себя в Минске, я четко ощущаю себя в США. А пока я тут, живу в своем микроклимате. Хотел бы уехать, но мистер Трамп визу не открывает. Пятый год подаюсь на грин-карту, но пока безрезультатно.

Если бы сейчас можно было заново выбрать место учебы, я бы все равно поступал в иняз. Мальчикам там очень хорошо учиться. Для меня стало привычным женское внимание, и после университета я по нему очень скучал. Даже думал вернуться туда и попреподавать».

Проект Humans of Minsk в инстаграм.

Нужные услуги в нужный момент
0060872