Реконструкция Старого замка долгое время вызывает споры в академических кругах. Проект, по которому сейчас ведутся работы, оставляет у группы белорусских историков вопросы. Эскиз реконструкции разработал минский архитектор Владимир Бачков, который в 80−90-е годы прошлого века занимался предпроектными исследованиями. Сейчас именно его проект принят в работу. Директор Гродненского историко-археологического музея Юрий Китурко рассказал TUT.BY, что сейчас происходит в стенах памятника архитектуры и почему именно проект Бачкова — обоснованный вариант реконструкции.

Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY

Что, по мнению некоторых, не так с проектом Бачкова?

Оппоненты проекта, который сейчас в работе, говорят о том, что предлагается не сохранение Старого замка как исторического объекта, а реализация придуманного «дворца Батория». А поскольку сегодня точно не известно, каким он был, бюджетные деньги, мол, потратятся на красивую картинку современного художника. При этом безвозвратно утратятся более поздние, но не менее ценные части Старого замка. Юрий Китурко возражает: замок изначально был построен при Стефане Батории архитектором Санти Гуччи в ренессансном стиле. К этому периоду надо и возвращаться. Все более поздние изменения — «текущие ремонты для приспособления дворца под хозяйственные нужды».

Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY
Юрий Китурко

Не так давно вопрос реконструкции замка затронули даже в польском сейме. Юрий Китурко знает об этом и говорит, что Консультативная комиссия, куда входят специалисты двух стран, давно в курсе строительных работ на историческом объекте.

 — Еще в 2016 г. мы представляли комиссии проект первой очереди. Сначала он вызвал споры и вопросы, но потом специалисты пришли к выводу, что не бывает точной реставрации. Здесь есть хотя бы на что опереться. И сейчас мы можем предоставить всю информацию и обоснования, — говорит директор музея и проводит небольшую экскурсию по стройке.

Первая очередь реконструкции и раскопки

На территории замка сейчас идет первая очередь реконструкции. Сначала реконструируют ворота, галерею между ними и дворцом, а также башню. Вторая очередь — реставрация дворца, третья — стены над Неманом и внутренний двор. В итоге замок должен выглядеть так, как во времена Стефана Батория.

Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY

Юрий Китурко говорит, что параллельно с этими работами проводились и будут далее вестись раскопки на территории замка — и уже есть много интересного. Например, шахматная фигурка, найденная в пласте конца XIV — начала XV века, или средневековое золотое кольцо. Специалистам предстоит еще исследовать большую часть внутризамковой территории и углубиться до основания фундамента средневековых строений.

В здании Старого замка рабочие разбирают свод галереи около входной группы. Позже она будет воссоздана в уровнях и очертаниях XVI века. Историки же, не согласные с действующим проектом реконструкции, настаивают, что галерею надо оставить в таком виде, в каком она есть сейчас. Юрий Китурко не согласен: галерея, мол, в аварийном состоянии и на ее разборку есть все разрешения.

Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY

Более того, говорит директор, и в нынешнем виде оставлять нет никакого исторического смысла: галерея была выше на целый этаж — и этому есть доказательства. Во-первых, наверху был найден дверной проем, который, скорее всего, вел на верхний этаж галереи. Во-вторых, есть изобразительные источники — гравюра города 1600 года, на которую опирался в своем проекте Бачков. Он, изучая работы Санти Гуччи, пришел к выводу, что архитектор в строительстве брал за основу правило золотого сечения. То есть теперь, зная ширину замка, можно вычислить его высоту — и, согласно Бачкову, галерея была выше.

Идем дальше. По другую сторону от брамы есть пристроенное здание. По мнению научного сотрудника Института истории Национальной академии наук, кандидата исторических наук Николая Волкова, пристройке более четырех веков и что-то делать с ней — кощунство. После долгих споров ее решили все-таки оставить и даже внесли изменения в проект Бачкова, но Юрий Китурко говорит о том, что стена более поздней пристройки находится не в самом лучшем состоянии.

—  Строители, конечно, постараются ее укрепить, однако она вся в трещинах. При Гуччи въездная башня была именно башней и выглядела соответственно. В XVII веке сделали к ней пристройку: скорее всего, башня стала немного «съезжать», и так ее укрепили. Однако второй этаж здания визуально сюда не вписывается, Бачков считал, что она не соответствует варианту замка времен Батория, поэтому и хотел ее разобрать.

«Любая реставрация подобного плана будет иметь какие-то допущения и неточности»

— Реконструкция Старого замка — это отнюдь не фантазии одного минского архитектора, а работа целого института с огромным количеством отсылок к различным монументальным работам и справочникам. Владимир Бачков придерживается такого постулата: реставрировать Старый замок надо в ренессансном стиле и сделать его таким, каким он был при Гуччи. Конечно, без точных обмеров любая реставрация подобного плана будет иметь какие-то допущения и неточности. Но у Бачкова есть хорошая база: во-первых, система координат Гуччи, во-вторых, — гравюра 1600 года, где, пусть и схематично, но виден замок, — говорит Юрий Китурко.

Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY

До строительства на замковой горе ренессансного двора здесь находился замок Витовта, который был построен на рубеже XIV—XV веков. К тому времени, когда в Гродно приехал король Стефан Баторий, он значительно обветшал. Планировка того, старого замка была несколько другой, нежели мы привыкли видеть. Входные ворота находились в стене на склоне, выходящем к Неману, а мост шел дугой. На линии крепостной стены, где сейчас ворота, стояла большая башня (кроме нее было еще три небольших), а сам замок имел оборонительное значение. Итальянский же архитектор возвел здесь полуоткрытую королевскую резиденцию, поместив дворец на противоположный от Немана склон.

В новой резиденции Стефан Баторий пожить успел недолго: он умер в 1586 году, почти сразу же, как переехал в новый дворец.

Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY

Какое-то время Старый замок использовался как резиденция королей, здесь проходили сеймики шляхты Гродненского повета. Во время различных войн дворец сильно пострадал. Королевскую резиденцию часто, но очень быстро ремонтировали.

 — Конечно, тогдашние строители вряд ли обращали внимание на то, как они восстанавливали королевское имущество. Все последующие ремонты дворца — это приспособление его под те или иные нужды. После постройки Нового замка Старый был отдан челяди и военным, — говорит Юрий Китурко. —  Взявшись за реконструкцию дворца, архитектор Бачков логично предположил, что восстанавливать Старый замок надо как образец ренессансной архитектуры, не учитывая последующие ремонты. Вот, например, кровля. Она, скорее всего, была переложена в XVII веке. Тогда ее сделали как могли, нарушив изначальные пропорции. Или вот, смотрите, окна. Когда начали снимать штукатурку, выяснилось, что их форма изначально была другой. Что делать? Оставлять маленькие, измененные в более поздние времена, или все-таки вернуться к тому моменту, когда они были большими? При этом мы имеем представление, какими они точно были.

Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY

Еще один спорный элемент реконструкции замка — это внешний вид въездной башни. Согласно проекту Бачкова, на ней появится купол определенной формы, которую можно разглядеть на гравюре 1600 года. Юрий Китурко уверен: купол полностью соответствует стандартам тогдашней европейской архитектуры.

Да и весь замок после реконструкции будет очень похожим на тот, который изображали на старинных гравюрах.

Фото: Катерина Гордеева, TUT.BY

Перепечатка материала без письменного разрешения редакции TUT.BY запрещена. За разрешением обращайтесь на nn@tutby.com.