1. Под Молодечно задержали компанию из 25 человек. МВД: «Они собирались сжечь чучело в цветах национального флага»
  2. Могилев лишился двух уникальных имиджевых объектов — башенных часов и горниста (и все из-за политики). Что дальше?
  3. Судьба ставки рефинансирования, обновленный КоАП, дедлайн по налогам, заморозка цен. Изменения марта
  4. Минское «Динамо» проиграло в гостях питерскому СКА
  5. «Ашчушчэнія не те». Все участники РСП вышли на свободу после 15 суток ареста
  6. «Будет готов за три-четыре месяца». Частные дома с «завода» — сколько они стоят и как выглядят
  7. «Бэушка» из США против «бэушки» из Европы: разобрали, какой вариант выгоднее, на конкретных примерах
  8. Год назад в Беларуси выявили первый случай COVID-19. Что сделано за год, а что — нет
  9. «Теряю 2500 рублей». Работники требуют, чтобы «плюшки» были не только членам провластного профсоюза
  10. Показываем, как выглядит часть зданий БПЦ на улице Освобождения, ради которых снесли объекты ИКЦ
  11. Пенсионерка из электрички рассказала подробности о задержании и Окрестина
  12. «Усе зразумелi: вірус існуе, ад яго можна памерці». Год, как в Беларусь пришел COVID: поговорили со вдовой первой жертвы
  13. Тихановская рассчитывает на уход Лукашенко весной
  14. «Первый водитель приехал в 5.20 утра». Слухи о «письмах счастья» за техосмотр привели к безумным очередям
  15. Акции солидарности и бойкот футбольных фанатов. Что происходило в Беларуси 28 февраля
  16. В Беларуси ввели очередные пенсионные изменения. Что это означает для трудящихся
  17. Рынок лекарств штормит. Посмотрели, как изменились цены на одни и те же препараты с конца 2020-го
  18. Фанаты белорусских футбольных клубов массово объявляют о бойкоте матчей
  19. 57-летняя белоруска выиграла международный конкурс красоты. Помогли уверенность и советы Хижинковой
  20. Секс-символ биатлона развелась и снялась для Playboy (но уже закрутила роман с близким другом)
  21. «Врачи нас готовили к смерти Саши». История Марии, у чьей дочери пищевод не соединялся с желудком
  22. Один из почетных консулов Беларуси в Италии подал в отставку из-за несогласия с происходящим после выборов
  23. Белоруска едет на престижнейший конкурс красоты. И покажет дорогое платье, аналогов которому нет
  24. Год назад в Беларусь пришел коронавирус. Рассказываем про эти 12 месяцев в цифрах и фактах
  25. Защитник Бабарико и Колесниковой подал жалобу в суд на лишение его лицензии, но ему отказали
  26. Автозадачка с подвохом. Нарушает ли водитель, выезжая из ворот своего дома на дорогу?
  27. Во всех районах Беларуси упали зарплаты, в некоторых — больше чем на 300 рублей
  28. Чиновники придумали, что сделать, чтобы белорусы покупали больше отечественных продуктов
  29. «Куплен новым в 1981 году в Германии». История 40-летнего Opel Rekord с пробегом 40 тысяч, который продается в Минске
  30. «Пышка не дороже жетона». Минчане делают бизнес на продукте, за которым в Питере стоят очереди


Знаменитый обольститель и авантюрист оставил после себя 12 томов мемуаров, назвав их «История моей жизни». Казанова рассказывает там и о своем пребывании в России.

Казанова. Фото: Wikipedia Commons
Казанова. Фото: Wikipedia Commons

Джакомо Казанова говорил о себе так: «Я — распутник по профессии». Но он, как показывает и посвященный ему музей, только что открывшийся в Венеции, был не только неотразимым обольстителем. Казанова обладал незаурядным умом и множеством талантов. Он был юристом и целителем, дипломатом и математиком, написал несколько романов и памфлетов, трехтомный исторический труд, работу об удвоении куба и энциклопедию сыров. Но самая замечательная его книга — мемуары под названием «История моей жизни», давно ставшие бестселлером. Из трех тысяч страниц этих мемуаров мы выбрали те, которые рассказывают о его путешествии в Россию.

Инициативников не берем

Казанова приехал в Россию в декабре 1764-го или, возможно, 1765 года (тут есть некоторая путаница) и пробыл здесь почти год. Его финансовое положение было катастрофичным для человека, который привык жить на широкую ногу. Но ни в Лондоне, ни в Берлине Казанове не удалось продать свою схему государственной лотереи, которая имела большой успех во Франции и принесла ему хорошие деньги. Тогда неутомимый венецианец решил попытать счастья в России.

Скажем сразу, что его идея и там не имела успеха. Оказалось, что нечто подобное еще до него пытались организовать в России, но императрице Екатерине затея эта не понравилась. Поэтому Казанова, встретившийся с императрицей как будто случайно в Летнем саду (встреча была специально подстроена с помощью графа Панина), даже не стал предлагать ей свою схему лотереи. Зато подробно изложил, как можно было бы провести в России реформу календаря, чтобы он стал единым с Европой. Екатерина благосклонно выслушала заезжего светского льва, но реформу календаря проводить не стала.

Кроме того, как рассказывает в своих мемуарах Казанова, он отправлял императрице свои труды «на многие темы», пытаясь поступить в России на гражданскую службу, но все его старания оказались напрасны. «В России идут в гору только те люди, которых специально приглашают туда приехать, — замечает он в «Истории моей жизни», — и не ценятся те, кто приезжает по собственной воле». В общем, уже тогда, говоря современным языком, «инициативников» не брали.

Прекрасная Заира

Казанова. Фото: Wikipedia Commons
Предположительный портрет Джакомо Казановы, приписываемый кисти Франческо Наричи. Фото: Wikipedia Commons

Куда больше Казанове везло в России в делах любовных. Главной, хотя и не единственной его пассией была юная крестьянка, которую он купил у ее родителей за сто рублей и которую называет в своих мемуарах Заирой (так звали героиню драмы Вольтера, невольницу султана). Русской Заире было всего тринадцать лет. Казанова с нежностью пишет о ее белой коже и черных волосах и с сожалением, даже с раздражением — о ее ревности, которой она «изводила» его каждый день, и о «слепой вере» в то, что говорили Заире карты, с которыми она советовалась. После одной особенно бурной их ссоры Казанова даже взял с нее клятву, что она больше не будет гадать на картах — во всяком случае, пока живет с ним.

Несмотря на горячую любовь, наш герой время от времени «поколачивал», как он выражается, свою рабыню. «Три или четыре раза», — уточняет Казанова в своих мемуарах и оправдывает это тем, что, мол, в России женщины видят в «колотушках» доказательство любви мужчин.

Надо сказать, что знаменитый венецианец, побывавший в Санкт-Петербурге и Москве, оставил немало точных и уж, во всяком случае, любопытных наблюдений. Так, например, целый пассаж он посвящает русским печам, о которых с восхищением замечает, что их, несмотря на холодную погоду, достаточно топить всего раз в день. «Только в России, — пишет Казанова, — кладут печи с таким мастерством, с каким в Венеции строят цистерны и колодцы».

Русских дворян Казанова считал не только «энергичными», но и «щепетильными» — в том смысле, что никто из тех, кто видел его в обществе юной Заиры (якобы служанки), не задавал ему неудобных вопросов. Его поразило то, как хлебосольны и гостеприимны русские («Не было случая, — подчеркивает Казанова, — чтобы русский сказал: „Мы уже отобедали, вы пришли слишком поздно“»), но и то, как сильно они суеверны.

Москва понравилась автору «Истории моей жизни» больше, чем Петербург. Петербург поразил Казанову контрастом между громадой домов, улиц и площадей — и общей неопрятностью, воплощением «великого замысла» (его слова) — и тем, что все было построено как будто наскоро, небрежно. «Улицы мостились с уверенностью, что их придется перестилать еще раз через шесть месяцев», — писал Казанова.

Московские красавицы

Казанова. Фото: Wikipedia Commons
Казанова в марте 1788 года в возрасте 62 лет. Медальон, использованный в качестве фронтисписа к изданию «Икозамерона» в том же году, гравер — Йоганн Берка. Фото: Wikipedia Commons

Зато Москва оставила у Джакомо Казановы гораздо более приятные воспоминания. «Кто не видел Москвы, — подчеркивал он, — тот не может сказать, что видел Россию, и тот, кто знает русских только по Петербургу, на самом деле не знает их». Жители Москвы более свободны, раскованы, толерантны, чем те, кто вращается при дворе в северной столице, подчеркивал он. И даже женщины здесь более красивы, заметил Казанова, которого можно считать экспертом в этой области.

«Свою дорогую Заиру» он, несмотря на ее юную красоту, не взял с собой, когда уезжал из России, хотя мог бы. Но уже начинался новый роман, и Казанова оставил Заиру — с ее согласия — придворному архитектору Екатерины Второй итальянцу Ринальди. Тот около сорока лет прожил в России, много строил в Петербурге, Ораниенбауме, Гатчине… Казанова пишет, что Ринальди было семьдесят лет, но он ошибается или привирает: архитектору в то время не было и шестидесяти. Как бы там ни было, но Антонио Ринальди действительно влюбился в юную красавицу Заиру, много хорошего сделал для нее, и она жила с ним до самой его смерти.

-20%
-20%
-20%
-5%
-10%
-35%
-70%
-20%
-15%
0072356