Его готовили для того, чтобы войти в элиту Третьего рейха. Но судьба имела на него совсем другие планы. Знаменитому немецкому актеру Харди Крюгеру исполнилось 90 лет.

Фото с сайта kino-teatr.ru
В фильме «Пока ты со мной», 1953 год. Фото с сайта kino-teatr.ru

На пианино его матери стоял бюстик Гитлера. Он сам был пламенным активистом «гитлерюгенда» и поначалу страшно гордился тем, что его приняли в элитный интернат, где национал-социалисты готовили кадры для руководящей элиты Третьего рейха.

Фотогеничная внешность привела берлинского подростка на киностудию UFA, где снимался пропагандистский фильм «Орлёнок». И тут в жизни родившегося в 1928 году Франца Эберхарда Августа Крюгера (Eberhard August Franz Ewald Krüger) произошло первое маленькое чудо. На съемках он познакомился с человеком, который раскрыл ему глаза на инфернальную сущность нацистского режима. От актера Ханса Зёнкера (Hans Söhnker), с которым он подружился, мальчик узнал о депортации евреев, о концлагерях, о том, что война уже почти проиграна, и о том, что Гитлер лжет. Уже тогда он стал активным антифашистом — доставлял зашифрованные сообщения, за которыми стояли спасенные жизни.

Весной 1945 года произошло еще одно чудо. Агонизирующий «рейх» погнал на фронт даже подростков, и Крюгер оказался в войсках СС. Но он отказался стрелять в американцев и был приговорен к расстрелу. Офицер, однако, пожалел мальчишку и сделал его своим курьером, переложив на снаряды и пули снайперов ответственность за исполнение смертного приговора. Но война пощадила юного солдата, тот сумел дезертировать и сдался в плен американцам. На этом чудеса не закончились: из лагеря военнопленных он вышел очень скоро.

Надо было на что-то жить, и 17-летний юноша, помня о своем первом актерском опыте, устроился статистом в драмтеатр Гамбурга. Его также взяли диктором на молодежное радио, находившееся в ведении британских оккупационных властей. В то время невероятно было получить такую работу, имея за плечами нацистскую элитную школу. Но Крюгеру опять повезло: редактор закрыл на это глаза. Тогда он и имя поменял: стал из Эберхарда Крюгера, который вызывал подозрение у оккупационных властей, Харди Крюгером. Кинематограф его тоже не забыл: в 1949 году вышли сразу три фильма с его участием, и уже довольно скоро он — звезда киноэкрана в Германии.

Международную известность принесла Харди Крюгеру главная роль в британском фильме «Тот, кто сбежал». Фильм рассказывает о реальной судьбе немецкого аса Франца фон Верра (Franz von Werra), сумевшего совершить побег из британского плена. Преступления нацизма в этой военной драме о бесстрашии и любви к свободе были оставлены за кадром, что навлекло на нее суровую критику. Спорный фильм, однако, имел большой успех у зрителей и катапультировал Харди Крюгера в интернациональный кинобизнес.

Заинтересовались им даже французы, которые еще недавно отвечали презрительными отказами на робкие попытки Крюгера получить роли у режиссеров «новой волны». Один из французских фильмов с участием Харди Крюгера получил «Оскара» в категории «иностранный фильм». Позже его даже наградили орденом Почетного легиона.

Покорение Голливуда

В 1961 году Крюгер покорил Голливуд. Говард Хоукс взял его в экранную команду Джона Уэйна, которая в африканской саванне ловит зверей для зоопарков в романтической комедии «Хатари!». Кстати говоря, на съемках Харди Крюгер сумел перепить самого Джона Уэйна. Помогла хитрость: пять ложек растительного масла внутрь до попойки — и не страшны никакие количества виски и бренди. Впоследствии усадьба в предгорьях Килиманджаро, где проходили съемки фильма «Хатари!», станет на несколько лет домом Харди Крюгера и его семьи.

В 1965 году Харди Крюгер уже на пару с Джеймсом Стюартом в фильме «Полет Феникса» спасал экипаж самолета, потерпевшего крушение в Сахаре. В других голливудских фильмах экранными партнерами немецкого актера были Юл Бриннер и Орсон Уэллс, Энтони Куин и Шон Коннери.

Крюгер котировался как звезда второй или третьей величины, но ему доставались интересные роли. Так, в последней режиссерской работе Михаила Калатозова «Красная палатка» немецкий актер сыграл шведского летчика Лундборга. Его партнерами были Шон Коннери и Клаудиа Кардинале.

«Хороших немцев» Крюгер играл всегда с удовольствием. Труднее было противостоять понятному стремлению задействовать его как стереотипного «фрица» в униформе со свастикой. Это было одной из причин того, почему с середины 1980-х годов Крюгер перестал сниматься в кино.

Фото с сайта kino-teatr.ru
В фильме «Красная палатка», 1969 год. Фото с сайта kino-teatr.ru

Против правого экстремизма

Вторая его карьера оказалась также успешной. Еще подростком он увлекся литературой. А став взрослым, Харди Крюгер опубликовал множество романов, рассказов и очерков, в которых использует свой богатейший опыт путешествий по всему миру. Он действительно объехал весь мир. Еще будучи актером, и потом, когда он вел на немецком телевидении передачу о странах и путешествиях Weltenbummler. В настоящее время он живет на два дома — в Гамбурге и Лос-Анджелесе. И продолжает писать книги.

С конца 1950-х годов Харди Крюгер стал активно выступать против возрождения националистических тенденций и правого экстремизма в Германии. Он написал для одной британской газеты статью, в которой возмущался по поводу бывших нацистов на ключевых должностях в ФРГ, о милитаризации Германии. Статья вызвала большой резонанс, даже канцлер ФРГ Конрад Аденауэр (Konrad Adenauer) публично ругал, не называя, правда, имен, немцев, которые из Англии поучают Германию. Крюгер, однако, никогда не считал, что политикой должны заниматься только профессиональные политики. Кампании против правого насилия, инициативные группы, фонды и публичные выступления — его политический ангажемент продиктован личным опытом. Он слишком хорошо знает, что такое нацизм.

Отличная физическая форма в столь почтенном возрасте — еще один чудесный факт из жизни Харди Крюгера. Как это ему удается? По его словам, все очень просто: здоровое питание, каждое утро — зарядка, плавание, прогулки быстрым шагом. Регулярно — бокс, которым он увлекся еще в элитном интернате. И ментальная установка. Харди Крюгер не боится смерти, которой еще подростком столько раз смотрел в лицо — на фронте, на военном трибунале. «Я привык к смерти, — говорит он. — Теперь вот буду привыкать к тому, что мне 90 лет».

0062760