Алла Верстова,

Брестчанин Александр Ляшук — военный пенсионер, четверть века отслужил на границе. В деревне Броневичи Каменецкого района находится дом его деда. К журналистам он обратился после того, как обнаружил, что буквально в паре метров от бескурганных могильников Ратайчицы и Тростяница, которые находятся в Каменецком районе, распахиваются поля. Он уточнил, что земли в ведении ОАО «Беловежский», пишет «Брестская газета».

Фото: Александр Ляшук
Фото: Александр Ляшук

«Стоит табличка с надписью, что это древний бескурганный могильник — историко-культурная ценность, причинение вреда которой карается государством. А буквально в двух шагах от нее трактор пашет, удобрения рассыпают, — возмутился он. — Ну, как это можно назвать? Могильники — это же наша история, историко-культурное наследие. Но, видимо, сейчас история такая, что конспект написал — и на этом все. Обязательно нужно пахать там, другого места нет? Ведь так историю запахивают».

Вспаханное поле вплотную подступает к табличке, которая указывает, что здесь находится историко-культурная ценность
Брестчанин рассказал, что в той же местности на Каменеччине немало исторических захоронений, отношение к которым безобразное.

«К примеру, на повороте у деревни Млыны рекой до сих пор вымываются человеческие кости, наверное, там тоже было кладбище, — продолжил Александр. — В Курганке было захоронение, которое разграбили, не осталось ни одного камня. Все давным-давно местные жители растащили на фундаменты. С таким отношением у нас истории скоро вообще не будет».

«Все труды археологов сводятся на нет»

В Каменецком районе по соседству с деревнями Ратайчицы и Тростяница множество как курганных, так и бескурганных могильников, рассказал брестский краевед Иван Чайчиц. Одни из них известны с конца XIX века, другие — с начала прошлого. Могильник Ратайчицы — это захоронения XI—XII веков, а Тростяница — IV—I веков до нашей эры.

Раскопками в них занимались ведущие белорусские археологи. Материалы раскопок хранятся в областном краеведческом музее, в Институте истории Академии наук и Государственном музее Республики Беларусь. Сохранилось восемь насыпей высотой 0,3 и 0,7 метра и диаметром 4,8 метра. Когда-то их основания были задернованы и обложены валунами.

«Могильник Ратайчицы находится в 800 метрах к юго-востоку от деревни, справа от дороги на д. Млыны, — пояснил краевед. — Обнаружен он в 1929 году при проведении земляных работ. Принадлежал могильник дреговичам. Захоронения там в основном одиночные, но встречаются и двойные — женщина и ребенок».

Дреговичи — крупный союз славянских племен. В ходе Великого переселения народов они пришли на Полесье с юго-запада и расселились на северном берегу Припяти практически до Днепра. Ученые считают, что название «дреговичи» имеет балтский корень «дрегува» (белорусское «дрыгва» — трясина) и славянский суффикс «ичи». У дреговичей главным городом был Туров — столица Турово-Пинского княжества.

При раскопках там были найдены гончарные горшки, обломки керамики, ножи, кресала, обручи и еще множество артефактов, по которым можно определить, как жили люди, чем занимались, их уровень развития.

В таких захоронениях, к примеру, были найдены остатки кремации вместе с каменными красными цилиндрическими бусами. Все это находилось в глиняном горшке и захоронено в яме глубиной 0,6−0,7 метра. Было там обнаружено бронзовое трехбусенное височное кольцо, которое в отличие от аналогичных колец киевского типа не ажурное, а гладкое.

«Плуги, судя по всему, приблизились очень близко, культурный слой поврежден, и все, что возможно, уже нарушили, — считает Чайчиц. — Обычно как минимум в радиусе 5−10 метров от такой таблички ничего нельзя делать. Получается, что в начале прошлого века люди, которые занимались земляными работами и обнаружили могильники, вызвали кого положено. А вот другие сейчас ведут на месте могильников сельхозработы и засыпают их химикатами. По сути, все труды археологов сводятся на нет».

Брестский краевед выразил опасения, что при таком отношении таблички-указатели скоро вообще исчезнут с лица земли: «Трактористу все равно, что там за палка торчит из земли. Допустим, первый раз он разворачивался и слишком близко прошел от указателя. Но стоило хотя бы раз плугом пройти, спустя сезон это снова повторится. В конце концов он заденет колесом или плугами эту табличку и она упадет. На этом все и закончится».

«Земля распахивается еще со времен коллективизации»

Согласно законодательству, с собственником каждой историко-культурной ценности в обязательном порядке заключается охранное обязательство. В нем отражаются основные требования по обеспечению сохранения объекта и ограничению деятельности владельцев при проведении земляных и строительных работ. Эти охранные обязательства оформляются в отделах идеологической работы, культуры и по делам молодежи горрайисполкомов.

Из памятки о требованиях законодательства по охране историко-культурного наследия РБ: несоблюдение требований действующего законодательства об охране историко-культурного наследия может повлечь за собой привлечение к ответственности в соответствии с главой 19 Кодекса РБ об административных правонарушениях, а также статьями 230, 344−347 УК РБ.

Начальник этого отдела Каменецкого райисполкома Николай Громик заявил: «Земля распахивается еще со времен коллективизации. И что, сейчас не распахивать поле, потому что там где-то курган есть? Захоронение находится глубоко в земле, и то, что идет распашка, ему не повредит. Возможно, его в свое время не узаконили, как положено, не ввели в свод».

Мы поинтересовались конкретно, есть ли у райисполкома охранные обязательства на бескурганные могильники Ратайчицы и Тростяница.

«У нас есть охранные обязательства на все памятники и места, включенные в свод, — заверил чиновник. — Ну, вот начинают карьер разрабатывать, нашли человеческие кости, неизвестно, что это за могильник, потому что он нигде не описывается. Да и точных его координат нет. Что же всю эту площадь делать запрещенной зоной, где будут лишь трава да бурьян расти?»

Корреспондент «БГ» еще раз уточнила, что речь идет не о каких-то безвестных могильниках, а о тех, что признаны историко-культурной ценностью и находятся под охраной государства. Однако при этом на расстоянии метра или чуть больше от указывающей на это таблички — распаханное поле. Это нормально?

«Конечно, не нормально», — согласился Николай Громик и пообещал «со своим специалистом» выехать на место. Однако и после этого рациональных предложений от него, как исправить сложившуюся ситуацию, не поступило.

Заместитель генерального директора по растениеводству ОАО «Беловежский» Андрей Босак также в недоумении, где здесь проблема. Дескать, поля, рядом с которыми стоят указатели, распахивались постоянно, но ранее никто такие вопросы даже не поднимал. «Какие там должны быть границы, мы же ничего не знаем», — признался он.

По его словам, на место выедут председатель сельсовета вместе «с представителем по культуре из райисполкома». «Пусть определят и покажут, на какое расстояние нужно отступить, а мы будем делать, как нужно, — заверил Андрей Босак. — Мы отступим от указателей, вопросов нет».

{banner_819}{banner_825}
-50%
-50%
-18%
-30%
-15%
-20%
-50%
-12%
-20%
0063385