Кругозор


После победы на «Евровидении» в 2009 году Александр Рыбак пообещал себе: больше никогда. Но прошло девять лет, и он снова едет на конкурс. Снова от Норвегии. Зачем ему это нужно, как норвежцы относятся к его белорусским корням, при каких условиях он стал бы участником от Беларуси и сделал бы себе «пасведчанне суайчынніка», Александр рассказал в интервью TUT.BY.

Если верить информации в Instagram, еще месяц назад Александр набирался сил в Калифорнии. Сейчас в графике Рыбака концерты и переезды. Впереди — много работы, ведь в амбициозных планах опять значится пункт «еще раз победить на „Евровидение“».

— Для чего артисту нужно «Евровидение» во второй раз? С первым понятно — заявить о себе на европейской сцене. Но зачем второй, если вы уже известный артист? Либо этой известности недостаточно?

— Когда я говорил: «Больше никогда», не думал, что у меня появится такой важный месседж моим фанатам и я захочу поделиться им на сцене «Евровидения». В прошлый раз моя песня была обо мне, в этот раз она обо всех остальных.

В песне «That's How You Write A Song» есть важный посыл. Он заключается в том, что необязательно следовать «современным трендам» в написании песен, если это не совсем ваше. То есть, конечно, было бы здорово создать радиохит, идеальный для ротации в 2018-м, но нельзя наказывать молодежь за нестандартное мышление, и мой проект может быть для них необходимым толчком в развитии. Нужно верить в себя и развивать свой талант, стоит идти к своей цели, несмотря ни на что, — таков мой посыл.

— У вас есть уверенность, что эта песня подходит сцене «Евровидения»? Все-таки аудитория больше любит слушать про любовь и т.д. А ваша композиция, если понимать ее буквально, адресована музыкантам.

— Если бы этой уверенности не было, разве я бы все это начинал?! Поверьте, кроме буквального текста, в этой песне есть еще много чего. Например, энергетика.

— В прошлый раз на сцене были вы, песня и скрипка. Этого оказалось достаточно для победы. В этот раз скрипка и вы остались, но в номере появилась виртуальная реальность. Кто вам подсказал эту идею и почему вы решили за нее взяться?

— Это была моя идея. Артистам нужно развиваться, а не стоять на одной точке. Если это душевно, а не «пиар и фишки», публика почувствует. Анимацию я создал, чтобы подчеркнуть смысл песни: все начинается с маленьких шагов!

— Сравним Александра Рыбака, победившего на «Евровидении» в 2009 году, и Александра Рыбака сегодняшнего. Как различаются эти два человека и эти два артиста? Какие ошибки, промахи не хотелось бы повторить?

— В этот раз я поставил себе цель: какой бы результат ни получил на национальном отборе, самое главное — быть добрым человеком, улыбаться окружающим. Неважно кому — продюсеру, стилисту или уборщику. С этой мыслью я победил на отборе. С этой же целью я еду в Португалию.

Мы поинтересовались, как норвежцы относятся к «Евровидению». Ответил Александр абстрактно. Даже метафорично.

— Кто-то сказал, что «относиться к „Евровидению“ серьезно — это глупость». Скажите, надо ли серьезно относиться к школьному выпускному? Это все индивидуально! Для кого-то это очередной повод подшутить над учителями, для других — самый романтический вечер в жизни. Кто-то терпеть не может танцы, другие пришли бороться за корону. В то же время для тех, кто серьезно болен, это может стать последним праздником в жизни. Людям просто нужно дышать и давать другим дышать тоже!

— Вы к «Евровидению» относитесь серьезно?

— Я отношусь серьезно ко всему, что делаю, к чему прикасаюсь. «Евровидение» дало мне возможность делиться своей музыкой со всем миром. Как к этому можно относиться несерьезно?

Фото: Karlsen Foto, alexanderrybak.com
Фото: Karlsen Foto, alexanderrybak.com

— В Беларуси представителей на «Евровидении» часто и очень сильно критикуют. Как к выступлению своих исполнителей относятся в Норвегии? Спокойно, или критика своих — это наднациональная черта?

— В Норвегии, как и у всех стран, есть те, кто поддерживают артиста, и те, кто активно критикуют. Когда в январе я официально подал заявку, везде видел неодобрение своей песни. Говорили, что я окажусь на последнем месте национального отбора и т.д. Читать это было обидно, конечно, но я не сдавался и просто работал над номером.

В итоге я победил на отборе. За меня проголосовали 330 тысяч раз — это в три раза больше, чем за певицу Ребеку, занявшую второе место. С того дня я понял, что негативных людей и хейтеров не так уж много, они просто кричат громче остальных.

— Вы переживали из-за этой критики?

— Эта критика сделала меня сильнее.

— В принципе, как вы относитесь к критике? Бывали ли ситуации, когда вы меняли что-то под ее напором?

— Когда я написал «Fairytale» и отнес ее на несколько радиостанций в Германии, мне говорили, что эта песня — неформат, нужно «поменять бит и убрать дурацкую скрипку». Конечно же, я ничего не менял. Позже я победил на «Евровидении»…

Не можем не спросить, думал ли когда-нибудь Александр Рыбак над тем, чтобы поехать на «Евровидение» от Беларуси. Говорит, думал. Но сперва решил разобраться, что такое белорусский национальный отбор. Разбирался на примере группы Milki, для которой написал песню.

— Мне было интересно во всем разобраться, понять, как происходит процесс отбора, голосование, понять отношение людей ко мне и моему творчеству, к моим идеям и опыту. В тот момент голосование жюри показало, что, наверное, я предложил не то, что было нужно. На этом все мысли закончились. Я благодарен за тот опыт.

— Если бы вы представляли Беларусь, о чем была бы песня и номер?

— Вы знаете, песня для Беларуси уже рождалась. И написал я ее для группы Milki. В ней девушки поют парням о том, что они всегда будут их любить и будут верными, но их славянский акцент навсегда останется с ними. Посыл той песни был такой: я не забуду свои корни. Так я хотел показать на сцене «Евровидения» современную и красивую Беларусь с собственным национальным колоритом, но вы, наверное, знаете, что из этого получилось. (Группа Milki не поехала на Евровидение. Позже Александр записал видео, в котором высказывал разочарование решением жюри. — Прим. TUT.BY.)

— Как думаете, почему эту идею не поняло и не приняло жюри? Зрителям ведь номер понравился.

— Наверное, этот вопрос лучше задать тому жюри.

Видео: AlexanderRybakVideo

— В 2014-м группа Milki не победила. Вас это сильно задело, учитывая, какое видео вы записали после отбора?

— Сегодня я стараюсь не вспоминать об этом. Спасибо всем, кто тогда поддержал и верил в нас.

— При каких обстоятельствах либо условиях вы бы согласились представить Беларусь на «Евровидении»?

— Нет никаких условий. Для меня было бы честью это сделать. Но сначала мне нужно найти песню и новую концепцию, достойную Беларуси. Я очень уважаю белорусскую культуру, все это знают.

— Вероятно, вы знаете, что Беларусь на «Евровидении» в Лиссабоне будет представлять певец украинского происхождения Никита Алексеев. Тот факт, что он из Украины, многих белорусов смущает: по их мнению, представлять страну должен белорусский артист. Как вы к этому относитесь?

— Насколько я знаю, правила национального отбора этого не запрещают. Я надеюсь, что белорусы поддержат Никиту, без этой поддержки артисту может быть сложно. В то же время я рад, что люди в Норвегии не против, что их страну будет представлять артист с белорусскими корнями. Это большое счастье.

— То есть в ваш адрес мнений в духе «Норвегию должен представлять норвежец» не поступало? Как думаете, почему?

— Наверное, потому, что артистов нужно оценивать по таланту.

— После победы на «Евровидении» на вас буквально свалилась лавина внимания из стран Восточной Европы — Беларуси, Украины, России. Как вы сами оцениваете — где у вас больше всего поклонников: в странах Западной или Восточной Европы?

— Если посмотреть в Instagram и Facebook, у меня больше всего поклонников в Турции, Америке и Германии. Но в Норвегии и Беларуси мне легче работать, потому что в этих двух странах публика знакома со всеми моими музыкальными сторонами.

Фото: Karlsen Foto, alexanderrybak.com
Фото: Karlsen Foto, alexanderrybak.com

— А с какими вашими музыкальными сторонами знакома публика в Америке и Германии? Там вас знают как кого?

— Это будет очень нескромно — нахваливать себя.

— Вы сам чьим артистом себя считаете?

— Мировым, конечно. И я рад, что белорусы стали так хорошо понимать английский, ведь у меня соцсети на английском. Российских фанатов тоже становится больше и больше. Вообще, я рад, что социальные сети моих фанатов соединяют. Для меня это большой успех.

— Вопрос не в тему. В начале года белорусский парламент заговорил об инициативе ввести «пасведчанні суайчыннікаў» для белорусов за рубежом и тех, кто имеет белорусские корни. Якобы для того, чтобы поддерживать духовную связь с Беларусью. Вы бы себе такое удостоверение сделали?

— Вы знаете, я ничего не слышал об этом и никто мне такого предложения не делал. Я никогда не переставал поддерживать духовную связь с Родиной. В Беларуси у меня живут две бабушки, двоюродная сестра и племяшки. В Беларуси у меня есть продюсер со своей командой, мы стараемся принимать участие во всех проектах, куда нас приглашают. Мы провели несколько семинаров и мастер-класс в Гомеле с талантливыми детьми, сделали большой совместный концерт. Принимаем участие в «Славянском базаре», я часто приезжаю. Я горжусь тем, что родился в Беларуси.

— Если вы опять победите на «Евровидении», как это изменит вашу жизнь?

— Загадывать наперед ничего нельзя. Я смогу приблизиться к победе, только если Беларусь будет болеть за меня и проживать этот момент вместе со мной. Для меня это очень важно, поверьте!

— А если не победите, будете переживать?

— Поживем — увидим. Обнимаю вас!

{banner_819}{banner_825}
-11%
-10%
-10%
-13%
-20%
-10%
-15%
-30%
-20%