Кругозор


На встрече с творческой молодежью Александр Лукашенко рассказал о сотне или полутора сотнях «анонимок», которыми некоторые участники национального отбора на «Евровидение» якобы «забросали» Европейский вещательный союз. Мы связались со шведским композитором Тимом Нореллом — продюсером Гюнешь, которого, вероятно, имел в виду президент Беларуси. Он рассказал, сколько на самом деле было писем и участвовала ли в этом сама Гюнешь.

Тим Норелл (слева) и Гюнешь (справа). Фото: show-biz.by
Тим Норелл (слева) и Гюнешь (справа). Фото: show-biz.by

Напомним, в эфире телеканала ОНТ Александр Лукашенко сказал, что некоторые участники «начали звонить по своим связям» и «пакостить стране. Вы, мол, шведы или немцы, позвоните на „Евровидение“». В результате Европейский вещательный союз «забросали анонимками». «Там сотня или полторы сотни анонимок, — рассказал президент. — Мы быстренько разобрались: эти анонимки от одного источника, только с разных телефонов <…>. И мы знаем, кто это сделал. И кто это сделал, он уже завтра может собирать шмотки и ехать за пределы страны».

— Я очень расстроен из-за того, что произошло с Гюнешь. Это абсолютное безумие, которое не должно было случиться. Я очень сожалею обо всем, что сейчас происходит, — начинает разговор шведский композитор Тим Норелл. Для участия Гюнешь в нынешнем национальном отборе на «Евровидение» он написал музыку к песне I won’t cry.

По словам Тима Норелла, в Европейский вещательный союз он обращался четыре раза — трижды к исполнительному директору ЕВС Джону Ола Санду (Jon Ola Sand) и однажды к другому человеку из ЕВС, имя которого Тим не называет. Все письма были не анонимными — каждое из них он подписывал собственным именем.

— Я послал два письма Джону Ола Санду. Второе отправил дважды, потому что не получил никакого ответа на первое, — говорит Тим Норелл. — Слал еще третье письмо другому человеку. Но точно не сотню и не полторы сотни писем.

Первое письмо Тим Норелл отправил еще перед финалом национального конкурса, когда был вместе с Гюнешь в Минске.

—  Я спрашивал, есть ли у Джона время для встречи со мной касательно конкурса. Он сказал, что узнает прямо сейчас и предложил описать то, о чем я хотел у него спросить, в письме. В нем я указывал, что один из артистов, который участвует в конкурсе, жульничает. Его песня была исполнена на концерте в мае, что противоречит правилам ЕВС. Он ответил: «Я не знаю, как с этим обстоят дела на локальном уровне в стране. Позже, если вдруг песня победит, я проверю это».

После того как песня Никиты Алексеева выиграла национальный отбор на «Евровидение», Тим Норелл написал новое письмо.

— Он выиграл конкурс. Что происходит? О каких правилах идет речь? — спрашивал в письме шведский музыкант. — Джон не ответил. Я отослал копию еще раз. И получил очень странный ответ.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Никита Алексеев. Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

После этого, говорит Тим Норелл, он обратился к адвокату из Ассоциации композиторов в Швеции.

— Это все, что я написал. Не сто писем. И везде стояло мое имя, — еще раз подчеркивает Тим Норелл.

Мог ли кто-то из коллег Тима писать анонимные обращения или жалобы в ЕВС? Музыкант отвечает: это исключено.

— Никто не мог. Александр Бард, автор слов песни, написал два или три твита на эту тему. Газеты в Швеции тоже были возмущены ситуацией с нарушением правил, написали несколько статей об этом. Ничего больше.

Тим Норелл подчеркивает: Гюнешь не участвовала в написании писем. Это была его личная инициатива, о которой певица узнала постфактум.

—  Я думаю, сейчас она испугана тем, что происходит, и разочарована, конечно. Но она в этом не участвовала, слать письма было моей личной инициативой. Я просто хотел знать правила. Они были непонятными. Разрешено иметь концерт в мае или нет?

До сих пор эти правила остались неясными, говорит музыкант. Сейчас он очень «зол и расстроен». В том числе потому, что представлять Беларусь будет Alekseev.

— И этот парень, который выиграл, Алексеев, не умеет даже петь. Он поет неправильно. Думаю, не один я так считаю. Это еще одна причина, по которой я разозлился и отправил письмо Джону Ола Санду.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Гюнешь. Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Белорусы, считает шведский музыкант, должны гордиться, что у них есть певица такого уровня, как Гюнешь.

— Я хочу подчеркнуть это еще раз: Гюнешь — самая фантастическая певица, с которой я сотрудничал. А я работал с АВВА, Secret Service и другими. Поработать с такой исполнительницей, как Гюнешь, — редкая удача. Она похожа на Селин Дион и очень представительна для Беларуси. И я также уверен, что президент не слышал мою песню, судя по его словам. Но я бы рекомендовал послушать ее, потому что песня очень мелодичная. Гюнешь спела ее прекрасно.

— Что вы собираетесь делать дальше?

— Прямо сейчас не знаю. Я очень сожалею о ситуации с Гюнешь и желаю, чтобы ситуация разрешилась без ущерба для артистки. Уверен, что Гюнешь с ее талантом будет востребована в любой стране мира.

Также я бы хотел, чтобы песня Гюнешь была услышана в Европе. Но пока не знаю. Я шокирован вещами, которые озвучил президент. Возможно, в следующем году еще вернусь с ней на «Евровидение». Таких исполнителей в мире не так много, серьезно. Вы должны гордиться ею.

{banner_819}{banner_825}
-20%
-90%
-10%
-20%
-50%
-15%
-35%
-20%