Кругозор

Русская служба Би-би-си


Артем Кречетников,

60 лет назад в Гаване произошло событие, ныне полузабытое, а тогда наделавшее шума. Сторонники Фиделя Кастро похитили пятикратного чемпиона «Формулы-1» аргентинца Хуана Мануэля Фанхио.

Фото с сайта amsrus.ru
Хуан Мануэль Фанхио пять раз завоевывал мировое первенство в гонках «Формула-1». Это достижение удалось превзойти лишь Михаэлю Шумахеру. Фото с сайта amsrus.ru

Начиналась эта история как теракт, а закончилась как латиноамериканская мелодрама: все обнялись и прослезились.

Назло буржуям

Диктатору Фульхенсио Батисте оставалось править 10 месяцев.

Он стремился сделать Кубу туристической Меккой. Помимо пляжного отдыха, власти страны делали ставку на игорный бизнес и разные шоу, в том числе на проведение чемпионатов «Формулы-1».

Накануне гонки, намеченной на понедельник, 24 февраля 1958 года, ее самый именитый участник пилот Mazerati Хуан Мануэль Фанхио вышел из номера люкс в гаванском отеле «Линкольн», собираясь поужинать с директором команды Нелло Уголини.

Журналист, сочувствовавший революционерам, снабдил их фотографией и распорядком дня гонщика, но зайти в холл и указать на жертву отказался: не хочу, мол, выглядеть как Иуда в Гефсиманском саду!

Возле лифта к Фанхио подошел человек в кожаной куртке, продемонстрировал из-под полы пистолет и велел молча следовать за ним.

Как впоследствии выяснилось, похитителя звали Оскар Лусеро. Через несколько недель он был арестован, осужден и расстрелян. Сейчас он считается на Кубе героем революции, его именем назван университет.

Всего в операции были задействованы девять человек во главе с руководителем гаванского подполья кастровского «Движения 26 июля» Фаустино Пересом. Сам Фидель находился в горах Сьерра-Маэстра.

Обмен любезностями

Никаких требований повстанцы не выдвигали и сами освободили пленника спустя 29 часов.

Их целью было вынудить Фанхио пропустить гонку, чтобы заставить мир говорить о себе и дискредитировать режим, неспособный обеспечить безопасность. «Формула-1» как атрибут буржуазного образа жизни и вообще наплыв на Кубу богатой праздной публики вызывали у революционеров классовую неприязнь.

Фанхио с первой минуты повел себя, как предписывается в пособии по выживанию при похищении: заявил Лусеро, что «вошел в этот опасный вираж и принимает правила».

Поэтому ему не стали ни связывать руки, ни надевать на голову мешок, ни тыкать в спину стволом, а спокойно отвезли на стареньком «плимуте» в частный дом, где находилась подпольная явка.

Там гонщику предложили хороший ужин вместо несъеденного им в ресторане и удобную постель. Явившийся на следующее утро Перес извинился за насилие и вручил спортсмену транзисторный приемник, чтобы слушать репортаж о гонке.

«Он оставался все время очень спокойным. Разговаривал со всеми, мы даже шутили. Естественно было предположить, что ситуация ему не нравилась, но он вел себя как настоящий джентльмен», — вспоминал участник похищения Арнольдо Родригес, с которым у Фанхио возник наиболее тесный психологический контакт.

Знаменитый гонщик дал автограф несовершеннолетнему сыну хозяйки конспиративной квартиры. Правда, его попросили не ставить компрометирующую дату.

Чудесное избавление?

В ночь на 25 февраля трое подпольщиков, в том числе Родригес, доставили Фанхио на находившуюся в пяти минутах езды от их убежища квартиру военного атташе Аргентины в Гаване.

Туда прибыл посол Рауль Линч, на которого похитители вышли через посредника, мексиканского журналиста. Дипломату передали целого и невредимого пленника и письмо с извинениями в адрес аргентинского народа.

Примечательно в этой истории то, что во время пропущенной Фанхио гонки произошла тяжелая авария: болид местного гонщика Армандо Гарсии Сифуэнтеса вылетел с круга и врезался в трибуну. Погибли пилот и шестеро зрителей, около сорока человек получили травмы. Соревнование остановили досрочно.

В результате Фанхио всегда говорил, что не только не в обиде на похитителей, но и благодарен за то, что они, не исключено, спасли ему жизнь.

Хеппи-энд

Вскоре 47-летний Фанхио ушел из автогонок. Он дожил до 84 лет, долго возглавлял аргентинское представительство Mercedes-Benz, за чью команду некогда выступал, пропагандировал спорт и считался на родине национальным героем.

Коллеги называли его «самым великим пилотом „Формулы“ тех дней, когда они носили кожаные шлемы», а новые кубинские власти — «почетным членом нашего революционного движения». Фанхио не возражал, хотя на торжества по случаю победы Кастро в 1959 году, куда его приглашали, не поехал.

В следующий раз он побывал в Гаване в 1981 году, заключил контракт на поставку партии грузовиков Mercedes, встретился с Фаустино Пересом, ставшим к тому времени министром, и с самим Фиделем.

Фото: Reuters
Фидель Кастро пришел к власти менее чем через год после захвата гонщика «Формулы-1». Фото: Reuters

С Арнольдо Родригесом они переписывались много лет. Тот несколько раз приезжал в гости к Фанхио в Буэнос-Айрес и однажды подарил ему копию кубка, который тот мог бы получить 24 февраля 1958 года.

Гонок «Формулы-1» на Кубе с тех пор больше не было.