Кругозор


В первый час 17 февраля определилось, что Беларусь на «Евровидении» в Лиссабоне представит украинский певец Alekseev. Зрители дали ему наибольшее количество баллов — 12, жюри поступило так же. Как публика в зале восприняла победу Alekseev’а, что он понимает под целью «достойно представить страну» на европейской сцене и зачем Руся из группы Shuma снялась обнаженной для обложки журнала — в репортаже TUT.BY.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Очереди перед турникетами Белтелерадиокомпании начали собираться за полтора часа до эфира. Приглашенные гости проходили через рамки-металлоискатели, которые иногда срывались на писк. Но то была ложная тревога.

— Берите флажки и начинайте махать, — дает поручение двум девушкам одна из сотрудниц. Девушки бегут в студию. До начала эфира 45 минут.

Влад Чижиков из группы «Радиоволна» стоит с друзьями перед гримерной, разговаривает. Выглядит спокойным, но, признаётся, это всего лишь внешняя защитная маска.

— Волнуюсь очень. Для вида держусь. Сегодня дома, когда лежал на кровати, часа четыре думал: «Зачем я в это ввязался?». Не люблю такую встряску. Предпочитаю спокойно заниматься музыкой, выступать. Отбор на «Евровидение» стоил мне удивительного количества нервов.

Потому что, говорит, не все в финальном номере зависит от артиста.

— «Евровидение» — это сумма: исполнение, песня и картинка. Причем картинка зависит не от нас — от того, как снимают, как выставлен свет. Все это нужно контролировать.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

К исходу вечера он настроен без огня.

— Не было обреченности, что результат уже давно известен? — интересуемся.

— А мне как-то плевать, — отвечает Влад Чижиков. — Я остался вне этих скандалов. Наша группа по опросам не лидирует. Поэтому сейчас моя цель — спеть для себя хорошо. Я верю, что когда-нибудь попаду на «Евровидение». Но уже свыкся с мыслью, что не в этом году.

Александр и Валерия пришли на отбор по приглашению. Ни за кого не болеют — сохраняют нейтралитет. Валерия даже не в курсе, кто именно будет выступать на сцене.

— Из всех конкурсантов знаю Alekseev’а, что уже неплохо, — рассказывает Валерия. — И Alen Hit тоже, видела в метро его клип.

Девушка хотела бы, чтобы победил «достойный».

— Тот, кто действительно умеет петь, а не тот, кто выступает с неудачной песней, но хорошо пропиарен.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

К достойному выступлению требований у Валерии мало: хороший вокал, попадание в ноты.

— «Евровидение» задумывалось как конкурс культуры страны, — добавляет Александр. — В прошлом году мы привезли немного белорусской культуры. NAVIBAND ее показали, продемонстрировали. И это было классно, стильно, лаконично.

«До эфира — 1 минута», — доносятся слова из студии.

«Все, не дышим!» — абсолютно серьезно говорит мама дочке, пришедшая посмотреть на ежегодный сакральный акт борьбы белорусского шоубиза.

Открывает эфир группа NAVIBAND песней, с которой они участвовали в прошлогоднем «Евровидении».

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

«Аплодисменты как будто для двоих», — намекая на беременность Ксении Жук, говорит ведущая Ольга Рыжикова. Ладони зала еще свежие, но дают удивительно мало звука.

Другое дело, когда ведущие напоминают, что сегодня, 16 февраля, Беларусь завоевала первое олимпийское золото. Зал радостно шумит.

Первой выступает группа Adagio. Пока квартет поет свою лирическую песню на мове, ассистенты Alekseev’а поправляют его костюм, чем отвлекают внимание зрителей от сцены. Во время прослушивания участники шутили, что артист забыл переодеться — пришел на выступление в пижаме. В этот раз, видимо, он отнесся более серьезно — пришел в «доспехах», которые светятся. Alekseev тестирует, всеми ли цветами он переливается, и выходит на сцену. Начинает петь и…

— Изменил мелодию, но как будто не попадает в ноты, — слышим возмущение зрителей у себя за спиной. И сбоку. Публика негодует.

Фото: Вадим Замировский

Следующей поднимается на сцену Shuma. Зрители и даже конкуренты начинают танцевать.

— Украшение на лице классное. Но выглядит оно, как терновый венок, — оценивают девушки внешний вид солистки Марины Шукюровой.

Сама Марина, она же Руся, она же солистка группы Shuma, говорит, что никаких страданий не испытывает — наоборот, получила тотальное удовольствие от выступления.

— Не было допущено никаких оплошностей. Все получилось максимально. Мы кайфанули.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Не удалось только, по ее признанию, реализовать номер, который они задумывали изначально.

— Мы планировали сделать номер на специальной оптической сетке и транслировать на нее 3D-мэпинг. Чтобы было ощущение, что в темноте из воздуха порождаются фигуры. Однако технически площадка не позволила это сделать. То есть на самой сцене смотрелось классно, но картинкой на телеэкране — нет. Так что номер изменился. Но содержание осталось тем же: мы обыгрывали тему традиционных орнаментов, генетических кодов по цепочке ДНК.

— Вы уникальные и самобытные. Зачем вам понадобилось «Евровидение»?

— Независимому артисту достаточно тяжело общаться с телевидением в наших культурных рамках и условиях, — отвечает Марина. — А «Евровидение» — это отличный канал коммуникации. Обычному артисту из клуба сложно появиться на телеэкране. Но участие в таких конкурсах помогает выйти на большую аудиторию.

Интересуемся, зачем накануне выступления в финале нацотбора Руся снялась для журнала в обнаженном виде.

— Это был не пиар, а послание женщинам, что каждая из них — это необязательно объект для сексуализации, не борщеварка и не инкубатор для детей. Женщина — это смело, круто и естественно. Так, как я выглядела на фотосессии, так, как это есть на самом деле.

Пока разговариваем, номер отрабатывает Анастасия Малашкевич. Перед выходом на сцену она активно демонстрировала свой роковой наряд: красное платье с глубоким декольте и вырезом до паха. То ли камерам, то ли операторам внешний вид певицы понравился: их взгляды жадно скользили вниз, а потом обратно вверх.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

После выступления Анастасия, как и после первого этапа отбора, идет не к поклонникам, а вместе с командой «прилипает» к мобильному телефону и разбирает каждый отрывок выступления. «Вот здесь тебя было много, но потом ты выровнялась».

В прошлый раз артистка чуть не сорвалась на слезы, когда услышала себя со стороны, в этот — вроде остается довольной.

— Да, была расстроена, что плохо спела. Сейчас мы сделали все, чтобы перекрыть впечатление от прослушивания и впечатлить зрителей еще больше. Придумали новые музыкальные ходы, вокальные находки. Надеюсь, слушатели это заметили.

— Вы к себе настолько требовательны?

— Да, особенно когда ем шоколадки, — шутит певица в красном платье. — Я всегда хочу спеть еще лучше. Сегодня должна сказать большое спасибо моим бэк-вокалистам, которые оказали огромную эмоциональную и вокальную поддержку. Поэтому у нас все сработало.

— Мы поедем, м-м-м, — озвучивает мечту вслух кто-то из команды.

Вслед за Анастасией из студии вылетает Гюнешь. Именно вылетает, потому что выглядит артистка счастливой. На финал она пришла в том же образе, что и на прослушивание: кроссовки, джинсы, пальто оверсайз. Только, кажется, цвет губ изменился на более выразительно фиолетовый.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

— Очень довольна выступлением. Спела, как в последний раз, — делится впечатлениями Гюнешь.

— То есть это последняя попытка? — уточняем.

— Нет, как в последний.

— Гюнешь, почему вы так упорно штурмуете «Евровидение»?

— Я девушка упрямая, девушка, которая выиграла очень много вокальных конкурсов. Единственный, который я не осилила до сих пор, — это еврофест. Но мне нужно это сделать. Мою страну, я думаю, могла бы достойно представить на сцене «Евровидения».

— Что вы вкладываете в это понятие — «достойно представить»?

— Во-первых, я трудоголик. Много работаю над собой, над вокалом. Это смешно, но я до сих пор занимаюсь вокалом. И в Стокгольме мы работали со специалистом, который занимался с Кристиной Агилерой, Шер. Он научил меня многому. В этом году я в отличной вокальной форме. После рождения моего сынишки прошло 2 с половиной года, я вернулась на большую сцену с прекрасной песней.

***

«Смотрите, пошел за жвачкой и нашел заначку — четыре сигареты». После выступления многие артисты уходят курить. Видимо, снимают нервное напряжение. Shuma и Кирилл Гуд фотографируются с поклонниками, Alekseev скрывается где-то в гримерных.

Открывают телефонное голосование. На то, чтобы отдать свой голос, у зрителей есть 10 минут.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

— Да уже все определено, — говорит пара, когда эфир погружается на 4 с половиной минуты в рекламу. Но, тем не менее, достает мобильный и набирает какой-то номер.

— Я уже 3 рубля потратил, хватит.

— У него второе место, — пускают слух в зале.

— Что? Что говорят? — включаются в обсуждение девушки строгого вида. — Почему все голосуют за популярность, а не за номер? Что за *****?

— Так всегда было, не парься.

Через десять минут голосование объявляется закрытым. Его результаты выводятся на экран через пару минут. Первым становится Alekseev (12 баллов), второй — Shuma (10 баллов), третьим — Кирилл Гуд (8 баллов). Интрига и надежда сохраняются.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

— Итак, телефоны на проверку. Кто сколько отправил? — шутит Alen Hit.

— Только бы жюри сделало адекватный выбор, — молит кто-то из команды Гюнешь.

Пока жюри принимает решение, зрителей в студии развлекают приглашенные артисты. А мы пока интересуемся мнением зрителей.

Среди поклонников у сцены, которые пришли то ли поболеть, то ли создать массовку, встречаем участницу детского «Евровидения» Лидию Заблоцкую. Она раскладывает все по полкам. Иногда даже раскатывает артистов бульдозером. В метафорическом смысле, конечно.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Ведущие вечера — Ольга Рыжикова и Тео

— Мне понравились Shuma (она очень клевая), Кирилл Гуд и «Радиоволна». Это реально те, кто пел. Я против Alekseev’а, он не спел и смотрелся неубедительно. На него все делают ставки, но это был совершенно не победный, слабый номер. Все остальные — ни рыба ни мясо. Очень плохих номеров не было, но у каждого есть какое-то «но».

Зачем белорусским артистам участие в «Евровидении?» У Лидии есть свое мнение на этот счет.

— Во-первых, «Евровидение» — единственная площадка, где можно показать, что ты существуешь, — улыбается девушка. — Это дает какой-то престиж, эфирное время. Да и, тем более, потом весь год тебя приглашают на концерты, ротируют. Многие идут сюда не за победой, а затем, чтобы засветиться.

— Все говорят: «нужно достойно представить Беларусь». Что вы понимаете под этим загадочным словом «достойно»?

— Хорошо спеть, не устрашиться, когда выходишь на сцену, и быть полностью от и до в своем материале. Понимать, что я представляю страну, я классный и уверенный в себе. А не выйти и демонстрировать «мне страшно, ой, скандал, ой, еще один».

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

— Хочется, чтобы мурашки шли по коже от песен, а тут все лицемерно, абсолютно бессмысленно машут флажками. Почему у нас так? — спрашивает себя девушка из Солигорска. — Есть же у нас таланты. На детском «Евровидении» поют же, побеждают. Но потом, кажется, их обрезают под копирку и выпускают на взрослую сцену. Вот зачем участвуют эти артисты? Чтобы разместить у себя на сайте или в соцсетях видео с конкурса и повысить себе сумму гонорара на корпоративе? Не знаю. Вот если бы любого из этих участников привезли в Солигорск, вряд ли бы их кто-то узнал.

Подсчет голосов жюри затягивается. Похоже, в их решении нет согласия.

Зато у поклонников есть возможность найти своих любимых артистов. Парень лет 13 останавливает Влада Чижикова и просит его расписаться. На флаере Alexeev’а.

Другой парень — лет 14−15 по имени Ян — признаётся, что его фаворит — Shuma.

— Песня очень трогает, до мурашек. Я очень люблю такой жанр. Считаю, если бы Shuma выступила на «Евровидении», у нас был бы хороший результат. Она мой фаворит. И еще Кирилл Гуд. Хорошо бы, чтобы кто-нибудь из них победил.

— Только чтобы наши. Это самое главное, — вступает в разговор отец.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

— Это принципиально?

— Для меня — да. Нужно, чтобы от Беларуси участвовали представители нашей страны. Как будто у нас нет достойных исполнителей. Это позор. Для тебя позор, для меня, — обращается он к сыну.

— Я не согласен. Не скажу, что я за Alekseev’а, но он действительно считается самым перспективным. И правилами это не запрещено.

— Я не о правилах говорю, а о принципе. Отправлять от нашей страны человека из Украины, работающего на российский рынок? Он наверняка посчитал, что от Беларуси будет проще всего пробиться.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Тем временем приближается момент, когда интрига развяжется. На экраны выводятся результаты. Согласно им, высший балл от жюри получает Alekseev. Многие не сразу понимают, что произошло.

— Сейчас должна заиграть музыка из «Ералаша»: «Па-ра-пам-пам. Пум, бах!». Для чего было это все устраивать, если такой результат? — озвучивает мысли вслух девушка из Солигорска.

Когда Alekseev исполняет песню, с которой он победил, половина зала уходит из студии. Вместе с билетом в Лиссабон он получает стеклянную награду от завода «Неман» и 300 рублей от компании «Элема».

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

В кратком интервью журналистам Alekseev еще раз подчеркнул, что «по-прежнему считает себя и белорусским певцом тоже». Он рассказал, что перед каждым выступлением совершает ритуальный танец (но показывать его не будет) и что будет изменять номер для сцены «Евровидения».

— Сделаем все возможное, чтобы сделать номер красивым и представить Беларусь достойно.

— Что вы вкладываете в понятие «достойно»? Достойно представить — это как? — поинтересовался у него TUT.BY.

— Это когда человек в гармонии со своей музыкой, когда он понимает, о чем поет, когда он с уважением относится к своему зрителю.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
0060555